чт 17 октября 09:12
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Кто против Отечества

Кто против Отечества

В гостях у Владимира Познера — мэр Москвы Юрий Лужков

[i]«Вечерняя Москва» печатала запись беседы П. П. Бородина в эфире радиостанции «На семи холмах», сегодня публикуем газетную версию программы «Давайте обсудим», прозвучавшую в эфире радио «На семи холмах» 13 декабря.В гостях у Владимира Познера — мэр Москвы [b]Юрий Лужков[/b].[/i] [b]В. Познер: Юрий Михайлович, ваше отношение к происходящему в Чечне истолковывают по-разному. Вы несколько раз высказывались в том смысле, что следует все-таки предоставить Чечне независимость, отрезав, может быть, от нее надтеречную часть. Здесь возникают аналогии с тем, что вы говорили о Севастополе, Крыме в целом...[/b] [b]Ю. Лужков: [/b]Давайте не будем смешивать с чеченской проблемой Крым. Я всегда говорил, что Севастополь вообще никогда не передавался Украине. Никакими юридическими документами это не оформлялось, поэтому я заявлял и заявляю, что Севастополь — это город российский, и он должен быть рано или поздно передан России. Но разговор надо вести легитимно, в рамках международного права. Никакого экстремизма, насилия, давления мы допускать не должны, но вопрос этот ставить и решать нужно. Что касается Крыма, то его передача Украине осуществлялась в ознаменование 300-летия ее воссоединения с Россией. Но когда развод состоялся, то, наверное, нужно и вещички поделить. В Крыму около 80 процентов населения — русские люди, русскоязычные. Эта тема никогда не потеряет своей актуальности в сердцах и в мыслях россиян. То, что произошло с Крымом и Севастополем, наши граждане считают необъективным, неправильным, несправедливым. Вопрос рано или поздно должен решаться в пользу того, кто в 1783 году основал город Севастополь, а это была Екатерина, и кто отстаивал Крым. Крым никогда не принадлежал Украине. Но под сурдинку этого беловежского развала его забыли отдать обратно России. Теперь давайте мы поговорим с вами о Чечне. [b]В. Познер: Давайте! Ю. Лужков: [/b]Проблема Чечни — это жгучая проблема. Начиная с 1992 года. Первая чеченская война, поражение, Хасавюрт. Вспомните, Владимир Владимирович, когда были подписаны хасавюртские соглашения, кто квалифицировал их как полнейшую безрассудную капитуляцию России перед Чечней, кто заявлял, что эти соглашения не принесут мира, что они принесут трагедию? Я вам могу сказать, что на государственном уровне всего два человека выступили с такими заявлениями. Но эти заявления были не поняты. [b] В. Познер: Кто второй? Ю. Лужков: [/b]А кто первый? [b]В. Познер: Вы. Ю. Лужков: [/b]Это правда, а второй — Куликов Анатолий Сергеевич, который участвовал в этих боевых действиях как командующий внутренними войсками, он хорошо знает ситуацию в Чечне. Хасавюртские соглашения, которые якобы принесли мир, на самом деле не решали ни одного вопроса — ни мира, ни наших военнопленных, заложников, ни гражданского населения, русскоязычного. Ни одного вопроса, абсолютно. Тогда всем казалось, что вот пришел миротворец Лебедь, и все станет на свои места, но мы видим уже все последствия Хасавюрта. Конечно, у нас всех ненависть к чеченским террористам. Конечно, есть в обществе раздражение против Чечни как таковой. И когда речь шла об освобождении захваченной чеченскими террористами территории Дагестана, когда речь шла о реакции на взрывы домов, которые имеют совершенно очевидное чеченское происхождение, ни у кого никаких сомнений не было в том, что нужно этих террористов уничтожить. Ни у кого и сейчас таких сомнений нет. И после этого началась полномасштабная операция против Чечни. Были разные предложения, были разные схемы решения этой проблемы. Могу вам сказать, а сейчас уже можно, наверное, из этого не делать секрета, что меня пригласили выступить на закрытом заседании Государственной думы — обсуждался вопрос о борьбе с терроризмом. Я предложил освободить территорию по левому берегу реки Терек, создать там мощный санитарный кордон. То же самое сделать по административным границам между Чечней и Дагестаном и Чечней и Ингушетией. Взять под свой эффективный контроль границу России с Грузией, проходящую по территории Чечни. Подчеркиваю, это граница Российской Федерации, а не граница Чечни с Грузией. И дальше, не вступая на территорию Чечни, поставить ультиматум о выдаче террористов. Решение было принято другое. Федеральному центру нужна была быстрая победа. Эта победа обернулась практически катастрофой. 200 тысяч человек, среди которых большинство так же ненавидят террористов, как и мы с вами, оказались беженцами. Остальные 200 тысяч ждут своей участи. Мы в данном случае по существу развернули операцию не против террористов, а против Чечни, чеченского народа. Мы этими действиями сплотили очень разрозненное чеченское общество опять вокруг террористов. [b]В. Познер: Юрий Михайлович, мы эту тему продолжим, несомненно, но сейчас — звонки наших слушателей. Денис: [/b][i]По поводу экономической программы ОВР. Меня всегда умиляют заявления о поддержке отечественных товаропроизводителей. Неужели вы забыли, Юрий Михайлович, какую продукцию выпускает наша промышленность? И непонятно, почему никто и никогда не упоминает об отечественном потребителе. Лично я как потребитель выбираю ту продукцию, которая устраивает меня по качеству и другим параметрам. Тем более что во времена так называемого ельцинского режима у меня появилась такая возможность. К сожалению, в большинстве случаев обладание отечественными товарами является не предметом гордости, а наказанием, особенно если речь идет об отечественных автомобилях, продукции АО «Москвич» или ЗИЛ. Я говорю так потому, что являюсь владельцем подержанного немецкого автомобиля и могу сказать, что продукцию «Москвича» не возьму даже бесплатно, если мне предложат еще шампанское в придачу. У меня комментарий по поводу экономической программы. Если, Юрий Михайлович, вы действительно хотите, чтобы за российские товары не было стыдно, то нужно не поддерживать товаропроизводителей, а создать для всех предприятий равные условия конкуренции, особенно — равные налоги. А то получается, что предприятия, у которых существуют квалифицированные менеджеры, которые умеют работать, должны платить полностью все налоги, а предприятия-импотенты вроде «Москвича» или ЗИЛа вообще ничего не платят и сосут при этом деньги из городского бюджета, в том числе и мои деньги.[/i] [b]Ю. Лужков: [/b]Я с удовольствием вступаю в дискуссию с Денисом и могу сказать, Денис, вы все-таки совершенно односторонне оцениваете ситуацию. Во-первых, не надо обижать АЗЛК и не надо обижать ЗИЛ. Они выпускают нормальную продукцию. Продукцию, которая пользуется спросом. 65 тысяч грузовиков, около 50 тысяч автомобилей «Москвич». Они имеют своего покупателя, расходятся по стране. И, конечно, здесь дело вкуса. Вам нравится 10-летней давности немецкая машина — пожалуйста, вы ее покупайте, рынок открыт для этого, но все-таки вопрос не в том, кто платит, кто не платит налоги, а в том, что мы должны поддерживать отечественного производителя. Давайте мы эту задачку будем решать от обратного. Предположим, мы не поддерживаем отечественных производителей. Они перестали производить автомобили, электронику, вообще товары для народа. Мы все должны покупать. Но на какие деньги? Мы должны все это покупать на предложенные нам кредиты. Кредиты, которые мы должны отрабатывать. Отрабатывать, став страной, которая добывает только нефть и газ. А все остальное у нас останавливается, и мы с вами вместе сначала превращаемся в сырьевой придаток, а потом в безнадежного должника, живущего на кредиты, которые мы через наши сырьевые поставки не можем оплатить. Если вы нам предлагаете такую экономику, то я с ней абсолютно не согласен. Я за то, чтобы и дальше отечественного производителя поддерживать, для того чтобы мы в конце концов смогли выпускать конкурентоспособную продукцию и для того чтобы мы были той самой цивилизованной страной, которая может на равных работать с западным миром. [b]В. Познер: Прав ли Денис, когда говорит, что производители находятся не в равном положении в отношении налогового бремени? Ю. Лужков: [/b]Нет, не прав. По антимонопольному законодательству мы не можем создавать какие-то преимущества отдельным предприятиям, но имеем право решать проблемы по льготам для отраслей, чтобы в пределах этих отраслей были равные конкурентные возможности у разных предприятий. [b]Виктор: [/b][i]Юрий Михайлович, вы говорили в начале года, что будут более дешевые магазины для инвалидов и пенсионеров. Что-то не видно. У меня такая мысль появляется: у нас рынков-то много, а конкуренции практически нет никакой. И мне нравится в этом отношении инициатива Евросоюза. Теперь в Европе можно увидеть два ценника: на одном — цена товаропроизводителя, на другом — так сказать, магазинная. А у нас никакого контроля за коммерческой прибылью, за наваром, попросту говоря. Не пора ли нам вводить такой порядок, чтобы наши товаропроизводители информировали о своей продукции — отпускную цену указывали бы и ту, по которой мы покупаем в розницу? [/i] [b]Ю. Лужков: [/b]Виктор, я солидарен с тем, что вы сейчас сказали. Но по порядочку. Мы обещали нашим ветеранам, в том числе ветеранам Великой Отечественной войны, открыть 100 магазинов к 55-летию Победы. Сейчас очень активно эту задачу решаем. 37 магазинов мы уже открыли и, я думаю, не дожидаясь никакой даты, откроем для наших ветеранов, инвалидов сотню магазинов, где бы продавались товары по сниженным ценам. Но ваш вопрос, конечно, имеет под собой основу. Проблема заключается в том, что по сегодняшним законам Российской Федерации мы не имеем права ограничивать оптовые наценки на стоимость товара. Их устанавливают в режиме рыночном, либеральном сами оптовики, сами магазины и так далее, и, конечно, часто получается большая накрутка на исходную цену. В сложнейшей ситуации после 17 августа мы установили на время — и это было сделано не без конфликтов с Антимонопольным комитетом Российской Федерации — предельную торговую надбавку к заводской цене: 20 процентов. Потом мы под давлением наших рыночников вынуждены были ее отменить, но я думаю, что проблема эта осталась. Придется все равно решать задачу уменьшения числа этих оптовых прилипал, которые, проводя только бумажным способом товар к прилавку, добавляют и добавляют к заводской цене свои проценты. Я думаю, что новая Государственная дума этот вопрос должна отработать, не в ущерб, разумеется, рыночным принципам организации экономики. [b]Максим: [/b][i]Юрий Михайлович, вы говорите, что всем москвичам зарплата выдается без задержек. Но я могу вам совершенно точно сказать, что на АЗЛК с сентября задерживается зарплата.[/i] [b]В. Познер: Что скажете, Юрий Михайлович? Ю. Лужков: [/b]Максим, во-первых, не надо меня ловить на том, чего я не говорил и не мог сказать. Когда мы докладываем москвичам, что мы ни на один день не опоздали с выплатой пенсий, когда мы говорим москвичам, что мы ни на один день не опоздали с выплатами зарплаты учителям, врачам, работникам социальной сферы, то есть так называемым бюджетникам, то имеем полные основания это утверждать. Но не надо забывать, что в городе есть несколько экономических систем. Есть системы городские, есть системы, абсолютно независимые от города, и есть системы, которые находятся в сфере действий или в подчинении правительства Российской Федерации. Вот о последних — независимых и федеральных — я никогда подобных слов не говорил и хорошо знаю, сколько у нас в Москве должников по выплате зарплаты из акционерных обществ, из числа государственных российских предприятий и организаций. Что касается задержек выплаты зарплаты на АЗЛК с сентября, то я немедленно этот вопрос должен проверить, ибо мы несем моральную ответственность за состояние дел на АЗЛК. Я сейчас, может быть, даже в рамках радиоэфира, попробую получить точную информацию о ситуации. Пока идет наша с вами передача, я это смогу проверить. [b]В. Познер: Юрий Михайлович, а может, вам докладывают то, что вы хотите услышать, а не всегда то, что есть? Это в России было всегда. Вы же не бываете на том же АЗЛК каждый день, чтобы проверить информацию чиновников! Ю. Лужков: [/b]Вы знаете, Владимир Владимирович, ответ на этот вопрос совершенно очевиден. В жизни ведь всякое бывает. Вот по своей натуре я человек доверчивый. Можно ли меня обмануть? Ведь речь идет об обмане, да? [b]В. Познер: Безусловно. Ю. Лужков: [/b]Можно. Если меня кто-то из моих помощников или чиновник обманывает, то он может это сделать один раз, потому что я от такого деятеля, который боится принести плохую весть и пытается навешать лапшу на уши, незамедлительно отказываюсь, и мои помощники это знают. [b]В. Познер: Вы знаете, Юрий Михайлович, я ведь задаю вам этот вопрос вот почему. Я являюсь одним из зрителей канала ТВЦ, и мне кажется, что когда вы появляетесь в студии, то люди, которые работают на этом канале, разговаривают с вами в таком полупоклоне. Такое впечатление, что они боятся задавать вам трудные вопросы. Они угодливые, необычайно угодливые. И отсюда вопрос мой: не окружаете ли вы себя такими людьми, которые хотят вам угодить и потому не то что вас обманывают, но пытаются сделать вам приятное? Ю. Лужков: [/b]ТВЦ — это канал городской, канал мэрии и правительства Москвы, Московской городской думы. Я на ТВЦ очень редко бываю, через вторник. И там идет разговор о проблемах города, и, кстати, в последнее время мы стали практиковать общение с населением в прямом эфире. Тон в этих обсуждениях задают в режиме реального времени сами москвичи — как тут можно что-то регулировать! Идет нормальный разговор. Почему вы считаете, что здесь есть какая-то комплиментарность? Если идет спокойный, уважительный, не скандальный разговор, то это не означает, что он не носит острого характера. Павел Горелов — человек со взвешенным, можно сказать, спокойным характером, но это не означает, что он не задает острых вопросов. Вы вслушайтесь. [b]В. Познер: Хорошо. Звонок от радиослушателя. Илья: [/b][i]Что происходит с Ельциным? Он недавно никак не мог понять, закончил он читать текст или нет...[/i] [b]В. Познер: [/b][b]Юрий Михайлович, этот эпизод был показан по НТВ много раз, а на ОРТ мало раз, что понятно. Но все, кто видел эти кадры, конечно, содрогнулись. Мне лично стало просто жалко и президента, и себя. И странно, потому что я увидел человека, который напомнил мне, к сожалению, Брежнева, не понимающего текст и плохо стоящего на ногах. Мне не было смешно, хотя многие зрители смеялись. А вы-то что думаете по этому поводу? Как вообще надо реагировать в этой ситуации? Ю. Лужков: [/b]Вы знаете, пару лет назад на вопрос, как вы относитесь вот к таким устойчивым проявлениям нездоровья Бориса Николаевича, я ответил, что Борису Николаевичу нужно найти в себе мужество и определиться: если это нездоровье, по мнению врачей, является устойчивым, нужно не мучить себя, не мучить свой пост, высочайший пост в государстве, и принимать решение. Тогда, после этого моего высказывания, отношение ко мне радикально поменялось. Но я был прав, и, к сожалению, сейчас это становится все более очевидным. Конечно, ассоциации после упомянутого вами сюжета возникли очень и очень тягостные, и я еще раз убедился в том, что президент сегодня если и может что, то только прочитать. Он не в теме, он не в теме проблем государства. Многое сегодня делается просто от его имени. Делается якобы по его решениям. Я не убежден в этом. Думаю, что сегодня все разруливает околопрезидентское окружение, администрация, которую мы не выбирали, администрация, которая действует по своему усмотрению и стремится к тому, чтобы сохранить за собой рычаги управления, властные функции. Вот изобрели они «Медведя». Вроде бы считают его самостоятельной политической структурой, а на самом деле у этого медведя-то кольцо в носу. Его водит за кольцо все то же окружение. [b]В. Познер: Два года тому назад я к вам, Юрий Михайлович, пришел на Тверскую и задал вопрос: как вы можете поддерживать идею воссоединения или союза с Белоруссией при том, что там президент явно антидемократический по своим взглядам, явно тяготеющий к советскому прошлому, причем в худшем варианте? Человек с диктаторскими наклонностями — это видно сразу, по тому, что он говорит и что он делает. Вообще, человек, который мечтает въехать в Кремль на белом коне. Я помню, вы посмеялись тогда и сказали, что у меня, видимо, очень буйная фантазия в отношении белого коня. Тем не менее союз этот состоялся, хотя бы на бумаге, и я хочу еще раз вас спросить: неужели вы сторонник всего этого? Ю. Лужков: [/b]Сторонник. И активный сторонник, Владимир Владимирович. По одной такой простенькой причине. Мы говорим о союзе не с президентом и не между президентами, мы говорим о союзе между народами — России и Белоруссии. Это естественное развитие истории. Снова быть вместе и снова вместе решать наши проблемы, общие проблемы двух наиболее близких по родству народов. И никто и никогда никаким способом, никакими ссылками на те или иные характеристики того или иного руководителя не заставит нас отказаться от желания этот союз сделать реальностью. Вот что главное. У меня впечатление о Лукашенко другое. Его очень любят разукрашивать в самые мрачные, такие антидемократические, диктаторские цвета. Вы всмотритесь — и можете увидеть, что Лукашенко практически в одиночку ведет борьбу с теми силами, которые хотят не допустить союза России с Белоруссией. Я тоже имею свое мнение по поводу демократизации и многих других проблем, которые сегодня есть в Белоруссии, но могу сказать, что мы в лице Лукашенко Александра Григорьевича видим человека, который искренне стремится к союзу. Теперь второе, и очень важное. Фактически то, что подписали два президента, это договор о намерениях, а не о союзе. И вот об этом я очень сожалею. Придется, Владимир Владимирович, отвлечься немножко от темы. У меня вот сейчас есть ответ Максиму по зарплате на АЗЛК. Радиослушатель оказался прав. [b]В. Познер: Он прав?! Ю. Лужков: [/b]Да, он прав. Вот информация от генерального директора АЗЛК. Задержка за эти месяцы, о которых говорил Максим, связана с тем, что завод выплачивал рабочим долг 1996 года, когда он испытывал «радости приватизации» по нашим российским законам. Выплачено 80 миллионов рублей, то есть очень и очень солидная сумма. И дальше директор говорит — это заявление ответственное, — что все долги, включая октябрьские, будут погашены в ближайшие дни. То есть завод работает и не только решает текущие проблемы, но еще и расплачивается за долги прошлых лет, когда он находился совсем в другом положении, чем сегодня. В 1996 году завод выпустил всего 242 машины. А он должен был за день столько машин выпускать. Но завод стоял. [b]В. Познер: Видите, какая замечательная вещь прямой эфир, как быстро все узнается. А так — как бы до вас дозвонился этот самый Максим? Да никак, никогда. А тут дозвонился. Ваш помощник — сразу заводскому начальнику. Тот встал по стойке «смирно», сообщил вам данные, правильные наверняка... Ю. Лужков: [/b]Я думаю, эти данные абсолютно ответственные. [b]В. Познер: Я очень рад этому обстоятельству. Андрей, добрый вечер, вы на «Семи холмах», вы можете говорить с Юрием Михайловичем. Андрей: [/b][i]Юрий Михайлович, вам не кажется, что то, что мы сейчас видим и по ОРТ, и по РТР, уже однажды было? А конкретно это было в 1996 году во время президентских выборов. И тогда приблизительно то же самое было, но против коммунистов. Вам не кажется, что сегодняшней власти абсолютно все равно, с кем бороться? Будь то коммунисты, будь то ОВР. Главное — сохранить власть в своих руках. И второй вопрос, если можно. Уже надоела вся эта грязь, которая выливается на нас с государственных каналов — ОРТ и РТР. Вы как государственный человек не можете на это каким-то образом повлиять? Это же государство должно гарантировать правдивую информацию, которую мы получаем от государственных каналов? [/i] [b]Ю. Лужков: [/b]Андрей, я согласен с твоей оценкой, что сегодня главным врагом Кремль назначил «Отечество — Всю Россию». Но с тем, что ему, как вы сказали, все равно, с кем бороться, я бы, пожалуй, не согласился. «Отечество — Всю Россию» Кремль выбрал не случайно. Потому не случайно, что ОВР стал новой мощной политической силой в нашем государстве. Силой, которая заявила о своих созидательных целях и одновременно твердо пообещала пересмотреть те решения, которые были приняты, скажем, по приватизации, и реализованы на незаконном — я подчеркиваю, на незаконном! — основании. Мы уважительно относимся к собственности, принципы рынка приветствуем, но все, что было приватизировано незаконно, мы должны вернуть стране, народу. Это сразу же насторожило Кремль. Там почувствовали опасность. Мы также говорим, что наша новая политическая сила будет настаивать на решении вопроса возврата денег, которые уведены из страны и сегодня гуляют по всему миру или лежат в оффшорах, — они должны работать на государство. Далее мы говорим, что остались безнаказанными практически все строители пирамид. Никто, кроме народа, не пострадал. Все организаторы этих пирамид спокойно гуляют и смеются над народом, который они обманули. Мы говорим: они должны быть также привлечены к ответственности за обман, причем обман ошеломительный, масштабный обман. Одновременно мы говорим о том, что ГКО — это такая же пирамида, которая обманула народ. И авторы ГКО как уже государственной пирамидальной системы тоже должны нести ответственность. Все это вместе уже вызывает не просто беспокойство у олигархов, а животный страх, и поэтому они сосредоточили все свои усилия на войне с «Отечеством — Всей Россией». Вспомним, сколько было приемов. Попытки нас развести со «Всей Россией». Потом были попытки исключить из списка кого-то из первой тройки — Примакова, Лужкова или Яковлева. Они, кстати, продолжаются. Далее последовали попытки вывести из блока 25 процентов списочного состава. Тоже не получилось. Давайте мы теперь посмотрим, как сложился бы политический баланс, если бы не было «Отечества — Всей России»? Это была бы та же самая Дума: коммунисты, «Яблоко», Жириновский, немножечко правые, немножечко крайне левые. С такой же эффективностью работы Государственной думы. Еще четырех таких лет государство бы не выдержало. И можно было бы говорить о развале страны. Таким образом, я утверждаю, что Кремлю далеко не безразлично, с кем бороться. Там точно определили, кто является для них наиболее опасным. Но с другой стороны, мы получаем мощнейшую поддержку от тех, кто считает, что должны произойти в нашем государстве, во власти изменения, должны прийти лидеры, которые ставят перед собой созидательные цели. В отношении грязи с государственных каналов. Мы пытаемся влиять на государственные каналы. Мы обращаемся в суд, в ЦИК, в Минпечати. Все глухо. Я лично защищаю свои честь и достоинство в суде. Мне удалось защитить по всем сюжетам, которые Доренко привел в качестве таких страшных претензий ко мне. И суд все без исключения сюжеты признал клеветой, наказал Доренко, но с него как с гуся вода. То есть плевать ему на наш, как говорил Вицин, самый гуманный суд в мире. [b]Наталья Николаевна: [/b][i]Спасибо, что детям в школах дают бесплатные завтраки. У меня мальчик, в частности, учится в 603-й школе в третьем классе, там бесплатные завтраки, бесплатные учебники, бесплатные обеды для детей из малоимущих семей. Но у меня вопрос о другом. Раньше было очень много спортивных секций бесплатных, а сейчас с этими секциями большой напряг. Что-нибудь в будущем предполагается сделать, чтобы были хоть одна-две секции в каждом микрорайоне? [/i] [b]Ю. Лужков: [/b]Наталья Николаевна, мы начали, пожалуй, впервые масштабное строительство спортивных сооружений для детей. 10 ледовых дворцов. Сейчас мы запроектировали 20 плавательных бассейнов. В субботу я открыл один из таких бассейнов в микрорайоне, и будем продолжать эту работу уже в режиме бюджетного целевого финансирования спортивных объектов. [b]В. Познер: Надежда Михайловна, добрый вечер! Вы на «Семи холмах». Надежда Михайловна: [/b][i]Я впервые в эфире, и у меня несколько слов к Юрию Михайловичу. Я счастлива, что могу сейчас лично выразить вам от имени не только себя, но и моей семьи и, я думаю, тысяч москвичей, которые не имеют такой возможности, свою огромную благодарность и просто любовь. Юрий Михайлович, дорогой, мы вас любим, любим искренне, всей душой. Здоровья вам, удачи, держитесь, Юрий Михайлович! Простите, пожалуйста.[/i] [b]Ю. Лужков: [/b]Спасибо, Надежда Михайловна, за такую удивительно эмоциональную поддержку. Конечно, ваши слова меня взволновали. Я могу сказать только вот о чем. Хотели они с помощью мощной атаки, клеветы, лжи, пакостей всяких против меня, против правительства города добиться, чтобы москвичи отказали в поддержке мэру, а у них не получилось. Не получилось, потому что люди не поверили. Спасибо. [b] В. Познер: Последний звонок. Олег: [/b][i]Я считаю, что лучшего мэра у нас не будет в ближайшее время, но вопрос весь в том, что союз с Примаковым как с работником старой партноменклатуры дискредитирует вас и дает почву для людей типа Доренко обвинять вас в сговоре с коммунистами.[/i] [b]Ю. Лужков: [/b]Олег, спасибо за поддержку. Особенно это важно, знаете, когда при последнем звонке звучит такая мощная мужская поддержка. В отношении нашего такого союза с Примаковым. [b]В. Познер: И с коммунистами. Ю. Лужков: [/b]Начнем с коммунистов. «Отечество» как политическая организация является самостоятельной и ни в какие союзы, ни в какие объединения не будет ни с кем входить, кроме организаций, исповедующих те же принципы, что и «Отечество». Коммунисты не являются той политической силой, которая может быть партнером для объединения. Мы самостоятельны и не будем ни с кем объединяться. Это очень и очень важно, особенно на фоне яростного навала на «Отечество» и всяких разговоров о том, что вот, смотрите, они сейчас будут объединяться, создадут какую-то общую силу с коммунистами и так далее. Что касается Евгения Максимовича Примакова, то я, пожалуй, здесь, Олег, не могу с вами согласиться, ибо Примаков — это, конечно же, не старая партноменклатура, это человек, который современно мыслит, это человек, который может принимать единственно верные решения даже в самых катастрофических ситуациях. В сентябре прошлого года он пришел, когда у нас уже разразилась катастрофа, и он смог своим спокойствием, мудростью, какими-то точно выверенными действиями отодвинуть нас от края катастрофы. [b]В. Познер: Юрий Михайлович, спасибо большое. Я надеюсь, что мы с вами еще поговорим после 19 декабря. Ю. Лужков: [/b]Я благодарю москвичей, которые нас слушали, я благодарю и тех, кто поддержал меня, и тех, кто с не очень большим энтузиазмом воспринимает результаты моей работы. Я, конечно, всегда делаю выводы из любой беседы и любой встречи, очной или заочной. Спасибо вам. Кто против Отечества P.S. Как нам сообщил генеральный директор АЗЛК Р. Асатрян, в четверг, 16 декабря, рабочим завода выплачена задолженность по зарплате за сентябрь и октябрь. Заработная плата за ноябрь будет выдана в ближайшие дни. Что касается состоявшегося в среду у проходной митинга, то, по информации гендиректора, он был организован так называемой независимой организацией «Соцпроф» и носил явно провокационный характер. Рабочие завода в митинге не участвовали, поскольку были проинформированы о днях выдачи зарплаты.

Новости СМИ2

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Никита Миронов  

За фейки начали штрафовать. Этому нужно радоваться

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше