ср 16 октября 13:22
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

«Трансвааль» как синоним горя

«Трансвааль» как синоним горя

[i]Два года тому назад – 14 февраля 2004 года – под рассыпавшейся крышей аквапарка «Трансвааль-парк» погибли 28 человек, 193 получили травмы. Эти два года идет следствие – обвинения предъявлены архитектору Нодару Канчели и начальнику Мосгоcэкспертизы Анатолию Воронину. 14 исков от пострадавших до сих пор находятся в судах – ни одна семья компенсации еще не получила. Вчера, накануне годовщины трагедии, еще один иск подала семья Смирновых – у них погибла в «Трансваале» 27-летняя дочь Ирина. Корреспондент «ВМ» побывала дома у некогда счастливой и удачливой семьи.[/i] [b]«Я помню только, как потолок стал валиться»[/b] Александр Алексеевич Смирнов, его жена, дочь Алена, внучка Вика и зять Александр живут все вместе в большой квартире в Чертанове. Два года назад все было счастливо и благополучно в этом доме – 27-летняя дочь Ирина ждала второго ребенка. Для ее мужа Александра малыш должен был стать первенцем. Билеты в злополучный аквапарк распространяли у Иры на работе, и она купила их на всю семью. Впервые решили попробовать что-то подобное – окунуться в лето, среди зимы. Собрались после обеда. Только Александр Алексеевич в этот день работал. Компания получилась большая: Ирина с мужем Александром, ее дочь от первого брака Вика, сестра Алена и мать Татьяна Васильевна. – Никаких дурных предчувствий у меня не было, – утирая слезы вспоминает Татьяна Васильевна, – только когда из сауны вышли, хотели пойти в самый центр бассейна – там фонтаны, кажется, были. Но я отговорила. Потом именно туда упала основная масса этого купола. Собственно, я помню только то, как потолок стал валиться. Стекла на нас посыпались. И больше ничего. Меня что-то сильно ударило по голове, после даже операцию пришлось делать, но тогда я была в сознании. Дочка Алена потом говорила, что даже спрашивала меня о чем-то в тот момент, а я отвечала. Ничего не помню. После травмы головы Татьяна Васильевна получила инвалидность 2-й группы. – Тогда повезло только тем, кто был в бассейне, – продолжает зять Александр, – плиты упали на каменный бортик и не придавили людей. А Ира как раз стояла на полу и свысока смотрела на нас. Когда мы пришли в себя от грохота, то полезли вверх. В крыше была дыра. Паники, кстати, совсем не было. Мы сидели наверху, пока не прибыли пожарные и не сняли нас оттуда с помощью лестниц. Алена в одном купальнике поехала с матерью в больницу. Внучка Вика была госпитализирована с переохлаждением, Александр – с многочисленным порезами от стекол. Где была Ира, куда она попала, когда приехали пожарные, никто из семьи не знал. Пять дней каждый надеялся, что молодая женщина жива. А потом их пригласили на опознание тела. – Я не верил, что она погибла, пока не нашли ее тело, – признался Александр Алексеевич, – а потом от правды уже было не отмахнуться. – А вот Ирочка сама, может, и предчувствовала что-то, – припомнила мать погибшей, – тогда ведь взрыв в метро был. И после него она боялась в подземку входить и вообще старалась меньше выходить куда-то. Избегала мест большого скопления людей. И часто повторяла, что если вдруг что, Вика одна останется. Вика, которой два года назад было семь лет, довольно стойко пережила смерть матери. Но даже спустя два года она не любит ходить на любые увеселительные мероприятия. Даже на новогоднюю елку идти не захотела. – Она у нас вообще была девочкой не слишком общительной, – сказал Александр Алексеевич, – а сейчас совсем в себе замкнулась. Ничего не говорит, что чувствует. Но недавно, например, мы Алену с электрички встречали. Когда поезд приблизился, железнодорожный мост, на котором мы стояли, задрожал. У Вики едва истерика не случилась – ей все время кажется, что что-то сейчас на нее обрушится. Почему только сейчас, накануне второй годовщины трагедии, семья решила обратиться в суд с иском, Александр Алексеевич объяснил просто: – Сейчас вроде обозначились виновники трагедии, поэтому мы решили попытаться получить какую-то компенсацию. Ведь внучку Вику нужно растить, а я скоро выйду на пенсию. Моя жена после того дня инвалид и не может работать. Так что нам жить будет сложно. [b]Владелец многомиллионного бизнеса до сих пор неизвестен[/b] Следствие, длившееся более 20 месяцев, пришло к выводу, что аквапарк рухнул по причине грубых просчетов при разработке проекта сооружения, из-за которых оно не отвечало требованиям безопасности и надежности. Не были учтены так называемые радиальные и сдвиговые деформации, которые могли повлечь за собой такие уровни сдвигов, при которых определяющая колонна (а именно ее разрушение предшествовало падению купола) просто выскочила из своего ложемента. Кроме того, специалисты отметили, что материал, фиксировавший колонну, был сделан из хрупкой стали. В апреле прошлого года обвинение в причинении смерти и тяжкого вреда здоровью по неосторожности было предъявлено архитектору Нодару Канчели, проектировавшему купол. В июне обвинение в халатности было выдвинуто против начальника Московской государственной вневедомственной экспертизы Анатолия Воронина. Вина последнего, по мнению прокуратуры, состоит в том, что он ничего не сделал для того, чтобы устранить проектные ошибки, допущенные главным архитектором. Громкое дело дошло до суда, но точки над «i» так и не были расставлены. Буквально неделю назад Черемушкинский суд Москвы вернул уголовное дело на доследование – судьи сочли, что обвинения, выдвинутые против Канчели и Воронина, изложены неконкретно, а само обвинительное заключение составлено с нарушениями Уголовно-процессуального кодекса. Установления причин трагедии ждут пострадавшие. От этого зависит, выплатят ли им материальную компенсацию. Пока семьи, потерявшие своих близких, получили по 100 тыс. рублей за одного погибшего (расходы по похоронам московские власти также взяли на себя). За раненого, находившегося на лечении в больнице, было выплачено по 50 тыс. рублей. Те, кто отделался легкими травмами, получили по 3 тыс. рублей. Однако эти суммы пострадавшие считают явно недостаточными. Вот что сообщил «ВМ» адвокат пострадавших Игорь Трунов: – На сегодняшний день мы выиграли два иска от троих потерпевших. Суд постановил выплатить компенсации. А что толку? Фирма-владелец «Трансвааля» признана банкротом, у нее ничего нет, и судебным приставам нечего с нее взыскать. И, не поверите, но хозяин этой самой фирмы, хозяин многомиллионного бизнеса, до сих пор неизвестен. Сейчас на разной стадии рассмотрения находятся иски еще 12 человек. Но даже если они выиграют процессы, то деньги им никто не выплатит. Единственный шанс что-то получить – это привлечь гражданского ответчика. На решение Черемушкинского суда мы уже подали кассационную жалобу в Мосгорсуд, и пока окончательного вердикта нет. Надеемся, что дело все-таки не отправят обратно в прокуратуру. Кроме того, пострадавшие предложили написать обращение к президенту РФ, этим я сейчас и занят. Может, удастся чего-то добиться. [b]Из спортивно-развлекательного «Трансвааль» превратится в реабилитационный[/b] В марте прошлого года Общественный градостроительный совет правительства Москвы утвердил концепцию реконструкции и развития «Трансвааль-парка». Решено, что из спортивно-развлекательного он превратится в реабилитационный. Концепция, в частности, предусматривает строительство водно-оздоровительного и спортивного комплексов с зимним садом, часовни на пересечении Голубинской и Ясногорской улиц, обустройства парка и зоны отдыха. В оздоровительном комплексе будут применены самые современные достижения в области термальной терапии, бальнеологии, пелоидетерапии, талассотерапии, косметологии и т. п. Кроме того, там будет располагаться фитнес-центр с тренажерными залами и бассейнами, а также детский спортивно-оздоровительный и развивающий центр. Вскоре после трагедии владельцы «Трансвааль-парка» намеревались открыть для посещений его уцелевшую часть. Главное здание парка, в котором находятся дискотека, боулинг, рестораны, фитнес-центр и сауны, в результате катастрофы пострадали не слишком значительно. Коммерсанты убеждали тогда журналистов, что все необходимые восстановительные работы уже проведены и здание готово к эксплуатации, поэтому оно вполне может возобновить работу уже к майским праздникам. Однако на той же самой пресс-конференции, на которой коммерсанты поведали о своих планах, прокурор столицы Анатолий Зуев заявил, что очень удивлен ими. Он сказал тогда, что пока не установлены истинные причины трагедии, невозможно быть полностью уверенным в безопасности новых посетителей аквапарка. Потом против возобновления работы высказались мэр Москвы Юрий Лужков и префект Юго-Западного округа столицы Валерий Виноградов, так что «Трансваальпарк» так и не был открыт. Сегодня на Голубинской улице закладывают храм-часовню «Всех святых» (на рисунке), который станет памятником трагедии. В основание храма заложена капсула с памятным текстом, здесь в 14 часов прошла панихида по всем погибшим. [b]На илл.: [i]Ирина Смирнова с дочерью за несколько недель до трагедии.[/i][/b] [i]ФОТО ИЗ СЕМЕЙНОГО АРХИВА[/i]

Новости СМИ2

Виктория Федотова

Контроль не спасет детей от беды

Анна Кудрявцева, диетолог

Чем меньше добавок, тем лучше

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше