пн 14 октября 00:02
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Нехорошая квартира

Нехорошая квартира

Коренная москвичка, отдавшая 40 лет своей жизни воспитанию детей, на склоне лет оказалась бомжем. Прокуратура считает, что она лишилась крыши над голо

[i]«Каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен права на жилище. Малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных и других жилищных фондов в соответствии с установленным законом нормами» [b]Конституция РФ, ст. 40[/b] «Квартирный вопрос вот только испортил их» [b]М. Булгаков[/b] [/i] Мы говорим — прокуратура, подразумеваем — Скуратов. Или, если быть точным, «лицо, похожее на Скуратова». При этом забываем, что у прокуратуры Российской Федерации есть еще и другие задачи, помимо выяснения того, насколько виртуальный персонаж, запечатленный на известной порнокассете, идентичен материальному Генеральному прокурору, данному нам в ощущениях. Как говаривал известный персонаж из «Военных афоризмов» Козьмы Пруткова, «странно все-таки так ограничивать цель стремлений»... Дурновкусная «мыльная опера», затопившая экраны телевизоров и страницы газет, кажется, заставила наших «правоохранителей» из прокуратуры начисто забыть, что «объекты» приложения их усилий — живые люди, пострадавшие от беззакония, что прокуратура существует для российских граждан, а не только для перерывания грязного белья, интриг и крючкотворства. История, которую я собираюсь здесь рассказать, настолько не укладывается ни в какие правовые и этические рамки, что в нее поначалу мне было даже трудно поверить. В самом деле, можно ли представить, чтобы в России, чей суд до революции считался самым объективным и гуманным в мире, в демократической России, лидеры которой не устают рассуждать о правовом государстве, по решению суда в соответствии с ходатайством прокурора выбрасывают на улицу пожилую женщину, лишив ее заодно пенсии и регистрации, при отсутствии малейших признаков какой-либо вины с ее стороны? Валентине Павловне Новиковой недавно исполнилось 65 лет. Из них около 40 лет она проработала воспитателем в детском саду. А вот своих детей у нее не было, и на склоне лет Валентина Павловна осталась одна. Жила она в центре Москвы, в Девяткинском переулке в коммуналке из восьми комнат. Как и многие старые москвичи, она не роптала на свою судьбу. В свое время, когда по указанию Никиты Хрущева в Москве началось интенсивное жилищное строительство, находились люди, которые отказывались переезжать из коммуналок в отдельные квартиры, говоря: «Как же так, без соседей? Нам там скучно будет». Так и Валентина Павловна. Свою комнату она любила, отношения с соседями у нее были прекрасные. Но вот грянули реформы. По мере сворачивания реального производства буйным цветом расцветал разного рода посреднический бизнес, в том числе и в сфере недвижимости. Не хочу сказать о нем ничего дурного — дело нужное. Но лишь при одном условии — наличии строжайшего контроля со стороны государства, в том числе — органов прокуратуры. А без него, как это всегда у нас случается, множатся всевозможные аферы. Да что там аферы — страшные преступления. Каждый день мы слышим о «загадочных исчезновениях» пожилых людей, завещавших свою жилплощадь в обмен на «пожизненное содержание». Время от времени нам сообщают о поимке очередного квартирного махинатора, отправлявшего доверившихся ему стариков и старушек на тот свет. С каждым днем на улицах наших городов множится число бродяг и попрошаек, не по своей воле лишившихся крыши над головой. Все это нередко непосредственно связано с незаконным риэлторским бизнесом. Здесь цена ошибки или преступного умысла как нигде велика. Бывает, человек приобрел машину, а она, как впоследствии выясняется, числится в угоне. Начинаются бесконечные мытарства. Плохо, но ведь и на метро можно в конце концов ездить. А вот потеря квартиры в результате недобросовестно оформленной сделки — это всегда жизненная катастрофа. Люди, в одночасье лишившиеся жилья по вине риэлторов или собственной халатности, бывало, кончали жизнь самоубийством, становились бомжами, втягивались в преступную среду. Но возвращаюсь к судьбе Валентины Павловны. В один из дней в коммуналке, где она проживала, появились вежливые, изящно одетые люди, которые представились сотрудниками риэлторского агентства «Элита». Посетовав на тяготы коммунального житья-бытья, повздыхав и посочувствовав, они сделали одно из тех предложений, от которых люди, как правило, не в силах отказаться, а именно: расселить коммуналку. Обычная, впрочем, история, коих в Москве — тысячи. Жильцы с радостью согласились, заупрямилась лишь Валентина Павловна. Бывает так, что человек словно предчувствует надвигающуюся на него беду. Но что она могла сделать? Риэлторы угрожали, что Валентина Павловна останется в квартире одна, что ей отключат свет и газ. В конце концов так и случилось. В начале 1994 года все соседи переехали в новое жилье, и Валентина Павловна проводила тревожные ночи в многокомнатной опустевшей мрачной квартире. У нее началась тяжелая депрессия. Делать было нечего: противостоять дальнейшему нажиму риэлторов она была уже не в силах. В конце концов, подчиняясь указаниям сотрудников фирмы «Элита», она выписала на имя одного из них доверенность на осуществление сделок со своим жильем, а также подписала 8 апреля 1994 года договор о покупке отдельной однокомнатной квартиры по адресу: Уральская улица, дом 13, у некоего гражданина Милушкина. Как явствовало из документов, квартира принадлежала гражданину Милушкину по праву собственности на основании договора купли-продажи, заверенного нотариусом по всей форме и зарегистрированного в Департаменте муниципального жилья г. Москвы. Никаких оснований сомневаться в том, что гражданин Милушкин владел жильем на законных основаниях, у Валентины Павловны и не могло возникнуть, будь она хоть юристом высочайшей квалификации. Кроме того, по роду своей деятельности она была очень далека от юридических нюансов, да к тому же, будучи человеком пожилым и не очень здоровым, не имела никакой возможности заняться проведением самостоятельного расследования. Тогда она и представить не могла, какие страшные испытания выпадут на ее долю. Прошло около года. Хотя агентство «Элита» не выполнило условия договора и не произвело в предоставленной Валентине Павловне квартире косметический ремонт, пожилая женщина мало-помалу обустраивалась на новом месте. И вот в один прекрасный день в квартире Валентины Павловны раздался телефонный звонок. Сначала она подумала, что ее с кем-то перепутали. Какой-то мужчина, очевидно, психически ненормальный, требовал от нее немедленно освободить квартиру, угрожая в противном случае физической расправой. Как оказалось впоследствии, это были не пустые слова. Бывший собственник квартиры гражданин Крылов в свое время находился на излечении в психиатрической больнице № 5 города Троицкое, куда он был направлен после того, как совершил убийство и был признан судом невменяемым. Каким-то образом выйдя оттуда, он уговорил свою сестру, гражданку Быкову, продать по доверенности принадлежавшую ему однокомнатную квартиру, а сам уехал жить в деревню. Быкова, которой в то время было уже 70 лет, опасаясь быть обманутой, обратилась за помощью к супругам Милушкиным. Те в свою очередь обратились в агентство «Элита», сведения о котором они нашли по газете. Таким образом, при посредничестве «Элиты» квартира вначале была продана гражданину Милушкину, который в свою очередь продал ее Валентине Павловне Новиковой. Между тем душевнобольной Крылов, вернувшись в Москву, стал требовать свою квартиру назад, угрожать своей сестре Быковой, семье Милушкиных, а также Валентине Павловне, а затем подал заявление в Преображенскую прокуратуру о признании сделки купли-продажи принадлежавшей ему квартиры недействительной. Угрозы и оскорбления со стороны Крылова в адрес Валентины Павловны продолжались более двух лет. Ее жизнь превратилась в настоящий ад. Оставалась надежда на защиту со стороны государственных органов. И что же? В июне 1998 года это дело поступило в Преображенский межмуниципальный суд. Прокурор потребовал расторгнуть все сделки по купле-продаже «нехорошей квартиры» на Уральской улице на том основании, что гражданин Крылов в силу психического заболевания на момент подписания на имя своей сестры Быковой генеральной доверенности на оформление приватизации принадлежавшей ему квартиры и ее продажу не мог понимать значения своих действий и руководить ими. Суд согласился с требованием прокурора. А дальше происходит совершенно невероятное. На основании решения суда Валентину Павловну выселяют из квартиры. Но, может быть, скажет читатель, суд возвратил все «на круги своя», предоставив Валентине Павловне ее прежнюю жилплощадь в Девяткином переулке? Как бы не так! Ее просто выкинули на улицу, заодно лишив московской регистрации и пенсии. Вот уже более года Валентина Павловна живет на вокзале, сторонясь проходящих милиционеров, которые в любой момент могут потребовать у нее паспорт. Все обращения Валентины Павловны в Преображенскую межрайонную прокуратуру, а также к многочисленным московским чиновникам ни к чему не привели. Впрочем, и. о. Преображенского межрайонного прокурора г. Москвы некто Омелянчук направил Валентине Павловне обширное письмо, которое иначе как глумлением над человеческой личностью не назовешь. Оказывается, агентство «Элита» (цитирую) «выполнило обязательства, данные Новиковой», и потому «проведенной прокурорской проверкой оснований для предъявления искового заявления в суд в интересах Новиковой В. П. к агентству «Элита» не установлено». Получается, что во всем, что с ней случилось, виновата сама Валентина Павловна Новикова! Вот только в чем? Откровенного говоря, более отвратительного образчика формальной, безликой отписки, чем это прокурорское письмо, мне за свою адвокатскую практику видеть не доводилось. Не надо быть юристом, чтобы установить очевидную истину: в то время как интересы одного человека восстановлены будто бы в полном соответствии с законом, права другого человека, в данном случае гражданки Новиковой В. П., оказались грубейшим образом нарушенными. Грубо попрана Конституция Российской Федерации, нарушен закон. Валентина Павловна доверилась агентству «Элита», которое фактически ввело ее в заблуждение. Быть может, и не по злому умыслу, а просто в силу юридической безграмотности своих сотрудников. Кстати, непонятно, что именно сегодня мешает «Элите» исправить допущенную ошибку и предоставить Валентине Павловне жилье, не дожидаясь решения каких-либо судебных инстанций? Или понятие деловой репутации для руководства «Элиты» — пустой звук? Прокурор Омельянчук почему-то полагает, что никаких претензий к этому агентству быть не может. Тогда к кому же обращаться Валентине Павловне? Пробовала она обращаться и в прокуратуру г. Москвы, и в Генеральную прокуратуру РФ. Оттуда пришла очередная отписка за подписью заместителя Генерального прокурора РФ Давыдова о том, что «оснований для опротестования решения Преображенского межмуниципального суда г. Москвы не имеется». Короче, живите и дальше на вокзале, гражданка Новикова! Вся эта катавасия оживляет в памяти пародийное описание российского правосудия в романе Льва Толстого «Воскресение». Там также ни одна судебная инстанция не решалась рассмотреть дело по существу, а в результате практически невиновный человек оказался на каторге. Да что же с вами происходит такое, граждане прокуроры! Ваше высшее и единственное призвание — следить за соблюдением Закона. Цель, смысл и оправдание Закона — в обеспечении прав и свобод человека. И если на одной чаше весов лежит юридическая казуистика (иначе этот случай не назовешь), связанная с несовершенством действующего законодательства, а на другой — судьба живого человека, отдавшего своему государству 40 лет честного труда, вопрос должен решаться в пользу человека — неужели это еще надо доказывать? Да, Валентина Павловна не юрист, возможно, при подписании договоров, доверившись агентству «Элита», она допустила какие-то ошибки. Но разве не очевидно, что в ее действиях нет никакого преступного умысла? Так за что же она была лишена своего жилища, право на которое ей гарантирует Конституция? И почему вы, господа прокуроры, вместо того чтобы вникнуть в это дело по существу, в порыве какого-то «административного восторга» (как называл это душевное состояние Федор Михайлович Достоевский) растаптываете человеческое достоинство, фактически обрекая ни в чем не повинного человека на гибель? Чем вы в данном случае лучше Ульриха, Вышинского и иных сталинских «правоохранителей»? Разве лишь тем, что вместо зловещей аббревиатуры В.М.Н. (высшая мера наказания) вы одним росчерком пера обрекаете человека на голодную смерть без крыши над головой? В каком-то смысле Валентине Павловне все-таки повезло. Ее судьбой озаботился довольно известный адвокат (простите за нескромность), а также популярная телепрограмма «Человек и закон». В конце концов не поможете вы, господа прокуроры, обратимся к состоятельным гражданам, и они скинутся на квартиру Валентине Павловне. Но все же хочется верить, что в нашей стране еще существует Закон. А потому прошу рассматривать мою статью как обращение в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, прокуратуру города Москвы, а также к работникам прокуратуры всех уровней. Господа прокуроры! Хватит играть в политические игры и рыться в чужом постельном белье! Хватит сидеть в «башне из слоновой кости» и заниматься псевдоюридическим крючкотворством! Повернитесь наконец к простым людям, которые гибнут под обрушившейся на них лавиной беззакония! Помогите хотя бы одному конкретному человеку, чья судьба вам стала известна не в силу вашего служебного рвения, а из газетной статьи! [b]Анатолий КУЧЕРЕНА, директор адвокатского бюро «Аргумент» Московской городской коллегии адвокатов, кандидат юридических наук [/b]

Новости СМИ2

Оксана Крученко

А караван идет…

Лера Бокашева

Я уеду жить «Влондон». А в деревне Гадюкино дожди

Александр Никонов

Чему нам действительно нужно учиться у Запада

Ольга Кузьмина  

Уже не просто «спальники»

Сергей Лесков

Как ботинок Хрущева попал в историю

Ольга Кузьмина  

Алексей Леонов. Улыбка Вселенной

Виктория Федотова

Смертная казнь в России не нужна