втр 22 октября 17:47
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Миллион долларов за один МиГ

Мосгорсуд выпустил из СИЗО виновника ДТП у «Славянского бульвара»

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Каховскую линию закроют на реконструкцию 26 октября

Появилось видео с места убийства двух человек в Новой Москве

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

Синоптики предупредили о снижении температуры в столице

Названа доля семей, которым хватает средств на еду и одежду

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Трамп объяснил, почему начали процедуру импичмента

Путешественники назвали способы борьбы с джетлагом

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Миллион долларов за один МиГ

Во всех войнах и военных конфликтах текущего столетия новейшее вооружение являлось предметом зависти противоборствующей стороны

[b]Какие только ни предпринимались попытки, чтобы добыть образец. Так в годы Второй мировой войны было с российской легендарной «катюшей», немецким Ме-109, английским «Спитфайром»… Эту «традицию» не забыли и после Второй мировой войны… [/b] [i]Старший лейтенант Сергей Родионов принес из штаба полка (176-й истребительный авиационный полк базировался на китайском аэродроме Аньдун) потрясающую весть. — Представляешь, тезка, — говорил он коллеге и ведущему капитану Сергею Крамаренко. — Из Москвы испытатели прибыли, «Сейбра» в плен будут брать. — Пленить «Сейбра»? Они в своем уме? — никак не мог поверить сказанному Крамаренко. — Может, «утка»? Говорят одно, а прибыли за другим, москвичи умеют пудрить мозги… Но Сергей Родионов принес не «утку». Действительно, на китайский аэродром Аньдун из Москвы прибыла группа опытных летчиков — для посадки американского истребителя F-86 «Сейбр», для его пленения.[/i] …Начало пятидесятых, корейская война. Первая серьезная схватка между армиями СССР и США. И первая попытка раздобыть друг у друга образцы новейших истребителей — МиГ-15 и F-86 «Сейбр». Причем советские летчики, прибывшие с такой задачей, участвовали только в противовоздушной обороне ряда районов КНДР и Китая, примыкающих к реке Ялуцзян. В конце 1950 года летчики США, безраздельно хозяйничавшие в небе Кореи, встретились с серебристыми стрелообразными самолетами. На высоте 10 000 метров они пикирующим полетом нападали на бомбардировщики и истребители. Командующий американскими войсками Макартур доложил комитету начальников штабов: наши пилоты впервые за все время столкнулись с боевой техникой, значительно превосходящей американскую, их боевой дух падает. Так, 9 апреля 1951 года американцы предпринимают мощную атаку на железнодорожный мост через реку Ялуцзян, по которому шло основное снабжение корейской армии из Советского Союза через Китай. 48 бомбардировщиков В-29 и свыше ста истребителей F-84 «Тандерджет» участвовали в ней. Итог: с американской стороны сбито 12 бомбардировщиков и 4 истребителя, с советской — 0. Командованию США ничего не оставалось, как в следующий раз на прикрытие бросить новейшие истребители F-86. И опять неудача. Американцы поняли: им противостоит современнейшая советская воздушная машина. Они решили добыть ее любой ценой. Обе стороны прямо-таки распирало любопытство к основным боевым машинам друг друга. По основным летно-техническим данным истребители МиГ-15 и F-86 «Сейбр» были равны. Но МиГ превосходил своего конкурента в скороподъемности, удельной тяговооруженности. А «Сейбр», в свою очередь, быстрее набирал скорость на пикировании и обладал большей маневренностью, дальностью полета. Однако у МиГа было сильное вооружение: две пушки 23-мм калибра и одна 37-мм отличались высокой скорострельностью, а снаряды пробивали любую броню. Шесть крупнокалиберных «сейбровских» пулеметов «кольт браунинг» не давали такого эффекта. Вот из-за этих истребителей и сошлись в схватке охотники за секретами. Боевой опыт американцев был больше, и они первыми приняли решение посадить МиГ-15. Задача — для сильнейших звеньев. Тактику избрали следующую: повредить самолет и, уже плохо управляемый, вывести на свой аэродром. По-другому справиться с МиГом было просто нельзя. Интересная история произошла с капитаном [b]Сергеем Крамаренко[/b], сильным летчиком, на счету которого — 13 сбитых самолетов, 149 боевых вылетов. Его пыталась взять «в клещи» тройка «Сейбров», во главе которой летал ас — командир американского авиакрыла. [i]«Тогда я в такой переплет попал, — поделился в беседе со мной Герой Советского Союза генерал-майор в отставке Сергей Крамаренко. — В разгоревшейся схватке нашим четырем МиГам пришлось пойти против восьмерки «Сейбров». Передал команду: «Атакуем». Сам резко разворачиваюсь и захожу в хвост машины противника. Машинально оглянулся назад — снизу меня в прицел взял другой «Сейбр». Увидел даже вспышки, американец уже стрелял. Ручку управления от себя, пошел на переворот. Американский самолет проделал то же самое. За мной устремились еще два самолета. На счастье — внизу облако. Ныряю в него с мыслью обмануть преследователей. Короткий горизонтальный рывок, и набираю высоту в другом месте. Смотрю, где американцы? Они оказались на 1000 метров ниже. Причем, видимо, собирались взять меня «в клещи» — один самолет находился справа от меня и два — слева. Я, пользуясь преимуществом высоты, атаковал того, что остался один, тем более он был ближе — до него метров 800. Первая очередь — мимо, прицеливался в спешке. Со второй попал. Вижу: взрыв, пламя, самолет завалился. Подумал, теперь американцы дрогнут, уйдут, но ошибся. Пара уже заходила сзади. Решил еще раз воспользоваться облаком — совершаю обманный маневр. Спикировал и резко разворачиваюсь под облаком. Американцы делают то же самое — и вдогонку. Понял, что, если окажусь в ловушке, мне с ними не справиться. К той минуте совсем обессилел, каждый маневр требовал десятикратных перегрузок, американцы же — в противоперегрузочных костюмах, им было, конечно, значительно легче. Сделал последний разворот — в сторону реки Ялуцзян, за которой располагался наш аэродром. Выжимаю из машины все, что могу. Из-за огромной скорости временами начиналась валежка истребителя, приходилось, как говорится, сбавлять обороты. Вот справа показался мост. Я знал, что его обороняют наши зенитчики, и резким рывком ухожу под их защиту. Но расчеты орудий приняли МиГ за «Сейбр» и открыли огонь по мне. Самолет окутали облака дыма. Истребитель бросало из стороны в сторону. Просто чудо, что не подбили машину. Американцы отстали перед стеной разрывов. Вырвался все-таки…».[/i] Эта попытка — не единственная. Вот воспоминания новосибирца [b]Георгия Савина[/b], проходившего тогда службу в должности авиамеханика: [i]«Мастерство на первых порах у американцев было такое… Как говорится, спали и видели, что сажают наш МиГ на свой аэродром. Интересный случай произошел со старшим лейтенантом Александром Московичевым, летчиком нашей эскадрильи. В бою его зажала восьмерка «Сейбров». Зажала и «повела» на свой аэродром. При малейшем отклонении вправо или влево мимо него проносились огненные трассы. Сам пилот рассказывал: не вырваться, думаю, остается одно — резкий маневр и таран. Вот один «Сейбр» зашел вперед, видимо, для показа, куда дальше следовать. Московичев не выдержал и открыл огонь, подбив «Сейбр». По МиГу тут же несколько очередей. Летчик получил тяжелое ранение в руку, но смог резко спикировать и катапультировался. Благо, его подобрали корейские крестьяне… Потом один из наших авиамехаников ездил за ним в Корею…».[/i] Мысль о том, что посадить МиГ-15 — дело бесперспективное, видимо, все чаще стала возникать у заокеанских асов. Советские летчики захватывали превосходство в воздухе. К тому же МиГи никогда не приближались к границе Южной Кореи, участвовали в схватке далеко от авиабаз США. И тогда… американцы делают ход конем. Начинают разбрасывать листовки, в которых обещают сначала 100 тысяч долларов, а потом и больше, затем и миллион тому, кто приведет им целехонький МиГ. Рассчитаны посулы были на советских летчиков, корейских военнослужащих и крестьян. Правда, как последние могли добыть и доставить самолет, известно, видимо, одним автор а м листовок. Словом, американцы решили «купить» МиГ-15, а в это время горячие головы в Главном штабе советских ВВС продумывали операцию по посадке «Сейбра». Из Москвы в Аньдун, где дислоцировались наши авиачасти, выехала группа летчиков во главе с генерал-лейтенантом авиации Героем Советского Союза Алексеем Благовещенским, занимавшимся тогда испытательной работой. В большинстве своем это были летчики-испытатели. Прибыли, собрали командиров полков и объявили: всю информацию о воздушной обстановке — нам: будем сажать «Сейбр». Пилоты переглянулись: вы для начала сбить попробуйте, а уж затем сажайте. Потом, на совещании, сказали «москвичам»: посадить «Сейбр» — безумная идея. На что последовал ответ: мы сами с усами, ваше дело — снабжать нас информацией. И вот первый вылет, первый бой. Если судить по результатам, то американские летчики «расколошматили» группу. Один МиГ был сбит, два других получили серьезные повреждения. Прибывшие для захвата «Сейбра» задумались. Последовал восьмидневный перерыв в полетах. В группе Благовещенского приступили к изучению тактики действий противника. Не чурались теперь послушать простых летчиков. И вот новая попытка захвата. Закончилась она опять… безрезультатно. Причем при посадке погиб полковник Дзюбенко — перевернулся самолет. После этого генерал-лейтенант Благовещенский (летчик от бога, но — что было, то было) с группой испытателей убыл в Москву. И что же — захват так и не состоялся? Нет, «Сейбр» в Москву отправился. Добыл его в сентябре 1951 года полковник [b]Евгений Пепеляев[/b], впоследствии Герой Советского Союза (на его счету 19 сбитых американских самолетов). Рассказывает сам летчик: [i]«Бой сложился острым, а вот с «Сейбром» получилось проще. Уже выходили из схватки, самолет в пробоинах, и тут перед «носом» — «Сейбр». Погнался за ним. Он сделал крутой вираж. Тянусь за ним и, пока пилот не почувствовал опасности, в перевернутом положении открываю огонь. От места, где находится фонарь, потянулся дымок, машина стала падать. Преследовать не стал, понял — далеко не улетит. Как оказалось, повредил слегка двигатель и катапульту. Пилоту «Сейбра» ничего не оставалось, как посадить самолет. Надо отдать ему должное, сделал он это мастерски. Планируя, дотянул до Желтого моря и сел на гальку как раз в тот момент, когда начинался отлив. Летчика тут же подобрала служба спасения — она у американцев действовала безупречно. А самолет остался…».[/i] Дальнейшие события, по свидетельству очевидцев, развивались так. Часа через два-три появились американские штурмовики и стали сыпать на район посадки «Сейбра» бомбы. Задача — уничтожить. Однако уже начался прилив, и пенистая морская вода надежно укрыла самолет. Наступила ночь. Нашим авиаторам ставится задача — достать истребитель из воды и доставить на аэродром Аньдун. За ночь не управились. Первоначально оттащили на приличное расстояние от берега в поле и замаскировали под стог сена. Там он простоял целый день. С побережья до аэродрома — дорога с тоннелями, крылатую машину не провезешь. С наступлением темноты истребителю обрезали крылья. Теперь с ним легче. Утром «Сейбр» стоял в ряду МиГов. Каждый летчик считал за честь посидеть в кабине. Ну а какова дальнейшая судьба «Сейбра»? «Пленника» упаковали по частям в ящики и отправили в Москву. Так был добыт это ценный трофей. А чуть позже и еще один. Второй «Сейбр» достался благодаря «ювелирной» работе летчика 16-го истребительного авиаполка. «Сейбр» совершил вынужденную посадку на территории, которая контролировалась северокорейскими войсками, а пилот, американский ас, был взят в плен. F-86 оперативно доставили на аэродром Аньдун. Американцы, как и в первый раз, не смирились с потерей своего «питомца». Вспоминает [b]Абазар Габдуллин[/b], в то время командир расчета зенитного орудия, прикрывавшего аэродром: [i]«Историю с пленным «Сейбром» помню хорошо. Когда его доставили к нам, то мы, зенитчики, не думали, что через денек-второй из-за него придется изрядно поработать возле орудий. Вначале же мы, как и летчики, поочередно знакомились с трофеем. Не выдержал искушения и я — несколько раз подходил к самолету. Он, очевидно, принадлежал американскому асу. Ниже кабины белели 12 пятиконечных звезд. Наши пилоты тогда все интересовались: чьи самолеты на счету хозяина «Сейбра» — советские или корейские, истребители или бомбардировщики? А через день-два началось… По-моему, «Сейбр» тогда уже отправили в Москву. Получалось вот что. Американцы несколько раз пробомбили место посадки «Сейбра», а потом догадались — он в Аньдуне. Они и раньше делали вылазки к аэродрому, но все-таки побаивались нас. 37-мм автоматические зенитные пушки — это высочайшая скорострельность. Пустого места в зоне обстрела не оставалось, вероятность попадания — 100 процентов. Здесь же американское командование пошло, как говорится, ва-банк — «Сейбр» требовалось уничтожить. Бой был жарким, меняли даже стволы орудий. Подбитые штурмовики уходили к морю. Сколько самолетов участвовало в налете? Трудно сказать, не до подсчета было, но аэродром бомбить мы им не дали…».[/i] К концу войны американцы применили «Сейбры» с радиолокаторами. Нашим летчикам была поставлена задача добыть и эту модификацию «Сейбра». Одну из таких машин и сбил [b]Николай Шкодин[/b], впоследствии генерал-майор авиации, заслуженный военный летчик СССР. Предоставим ему слово: [i]«Сейбр» упал в расположение корейских войск на рисовом поле. Точнее сказать, он сел на брюхо. К нему сразу бросились, как потом узнали, три корейца — они хотели пленить летчика. Однако американцы организовали прикрытие с воздуха, расстреляв эту группу. Тут же прилетел вертолет и забрал летчика. Позже пилоты США обстреляли свой сбитый самолет, пытаясь уничтожить его, не допустить попадания к противнику. Но корейцам все-таки удалось замаскировать его, забросав грязью, рисовой соломой… По приказу из Москвы мы снарядили экспедицию за трофеем. Однако она возвратилась с пустыми руками: несмотря на тщательную маскировку, американцы разбомбили свой самолет».[/i] Здесь читатель вправе спросить: а американцы достигли своей цели? В 1951 году у них ничего не получилось. На американский миллион никто не клюнул, однако… Открываю как-то швейцарский журнал «Интеравиа» (№ 4 за 1971 год). На одной из страниц запечатлен советский МиГ-15 с бортовой надписью, свидетельствующей о его принадлежности ВВС США. Из текста узнаю, что такую прописку в Национальном музее авиации и аэронавтики (в Вашингтоне) он обрел благодаря «усилиям» северокорейского летчика Ким Сок Хо 21 сентября 1953 года. Во сколько это обошлось американскому военному ведомству? Заплатили по векселю, по первоначальному обещанию — 100 тысяч долларов. По этой причине в Северный Китай не были посланы наши новейшие самолеты МиГ-17. Наши пилоты, ведущие бои в небе Кореи, просили прислать их, так как американцы вводили в воздушные сражения новые модификации «Сейбров», но ответ из Москвы был один и тот же — проблема изучается. Конечно, жалко было рассекречивать машину, на которой незадолго до этого в одном испытательном полете была достигнута сверхзвуковая скорость.

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение