втр 15 октября 10:07
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Бабушкин сундук. Кто любит более тебя…

Бабушкин сундук. Кто любит более тебя…

Когда-то каждая барышня просто обязана была иметь альбомы для стихов и признаний в любви

[b]Эта записка, которую я нашла в доме, была адресована моей бабушке, Зинаиде Ивановне Мушкиной. После приветствия и пожеланий здоровья – четверостишие от безымянного автора:[/b] [i]Ваш альбом 21-го года, Где любовью лист каждый дрожит, Нынче в ящике верхнем комода Позабытый спокойно лежит…[/i] Такие же альбомчики сохранились и в нашем доме. Более 85 лет! И в них тоже – слова любви, адресованные девочке Нине, моей маме. «Для возбуждения прилежания» – так называется первый альбомчик. Куплен он в писчебумажном магазине Г. Г. Аралова, на уголе Тверской и Леонтьевского переулка. Начат 10 ноября 1920 года. Ниночке только что исполнилось семь лет: [i]Пишите мне, подруги, Пишите мне, друзья, Пишите все, что вы хотите, Все будет мило для меня![/i] На картинке – девчонка-озорница, хихикающая, со спущенным чулком, в желтой юбочке. Картинки, наклеенные на каждой страничке, – не сводные, а выпуклые, объемные, очень красивые. Это не заслуга господина Аралова, владельца магазина. Это Ниночка месте со своей мамой и тетушками выбирала-вырезала-клеила. На некоторых страничках картинки большие – тут для текста мало места, на других – маленькие, значит, стишок может быть длинным. Каждый выбирал тот лист, который ему нравился. Впрочем, одна страничка нравилась всем. Последняя! Самым искренним считалось пожелание в конце альбома: оно непременно сбудется! Видимо, это знал и Владимир Ленский, когда писал стихи Ольге: [i]Пониже подписей других Он оставляет нежный стих.[/i] В общем, все старались занять последнюю страничку. «Победила» тетя Катя! 11 ноября 1920 года она написала на ней своей племяннице: [i]Кто любит более тебя, Пусть пишет далее меня.[/i] Наивная Катя! Она забыла, что есть еще обложка! Именно там, в правом нижнем углу, какая-то Фрида Борисовна вывела те же слова: «…пусть пишет далее меня!» Что же, теперь далее – некуда! Кстати, была и другая примета: не занимать первую страничку: тот, кто напишет здесь, может заболеть. В альбомчике, хоть Ниночка и обращалась к подругам, – стихи от мамы, родственников, от взрослых друзей дома: сверстники хозяйки альбома еще малы. Нехитрые пожелания: [i]Расти как пальма горделива, Цвета как розы цвет. И будь всегда счастлива, Не зная в мире бед. Есть стихи-предостережение: Все альбомы и стихи, Все на свете пустяки. И советую тебе Не держать их в голове.[/i] Есть и воспитательные: [i]Дарю тебе мочалку, Прошу ее любить, Она тебя научит, Как в бане шею мыть![/i] Между страничками – засушенные цветки. Анютины глазки – на языке цветов «Думай обо мне». Ландыш – «Возвращение счастья». На нескольких страничках загнутые уголки: «Секрет». Отвернешь – а там очередное объяснение в любви. Некоторые стишки повторяются, причем в разных вариантах. Есть странички испорченные – представляю, сколько слез пролила хозяйка! Удивительно: ни одной мужской подписи – значит, занятие это было женским. Почему-то нет пожеланий от маминых бабушки и дедушки: они еще были живы. Два других альбомчика начаты в 1927 году. Маме уже 14 лет. Теперь все пожелания – только от сверстников. Нет наклеенных картинок, нет уголков-«секретов». Девочка выросла… [i]Теперь желаю веселиться, В забавах время проводить, Но только, только не влюбиться. Влюбленной очень трудно жить.[/i] И, конечно, слова, кочующие по всем альбомчикам: [i]Ты хочешь знать, кого люблю я? Ее нетрудно угадать. Будь повнимательней читая, Яснее не могу сказать![/i] Ответ прост: по вертикали, первые буквы каждой строчки… Впрочем, а нужны ли были эти стишки-альбомы? Какая-то неизвестная мне Женнет Мессингер написала: [i]Зачем ты просишь, дорогая, Стихи в альбом тебе писать? Кого ты любишь – не забудешь, Альбом же можешь потерять. Не потеряла![/i] Нет уже на свете Ниночки, а ее альбомчики по-прежнему лежат дома. С 1920 года…

Новости СМИ2

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Хамское отношение к врачам — симптом нездоровья общества

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше

Сергей Лесков

Нобелевка, понятная каждому

Георгий Бовт

Сталин, Жданов, Берия и «Яндекс»

Оксана Крученко

А караван идет…

Ольга Кузьмина  

Без запуска социального лифта нам не обойтись

Александр Никонов

Чему нам действительно нужно учиться у Запада