втр 22 октября 02:26
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Если дед не сдается

Сергей Собянин рассказал о планах по созданию новых выделенных полос в Москве

Владимир Жириновский высказался за введение многоженства в России

СК опубликовал видео с места обнаружения тел депутата и ее семьи в Подмосковье

Вильфанд сообщил, сколько продержится теплая погода

Названы пять лучших марок автомобилей для русской зимы

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Нагиев впервые в истории «Голоса» встал на колени перед участницей

Владимир Соловьев попал в Книгу рекордов Гиннесса

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Ректор Института им. Б. В. Щукина рассказал о «дедовщине» в своем вузе

Кончаловский трогательно поздравил младшего брата с днем рождения

Если дед не сдается

Минобороны разработало экстренные меры по борьбе с неуставщиной

[b]Сегодня на «правительственном часе» в Госдуме выступил вице-премьер и министр обороны Сергей Иванов. Тема выступления – борьба с неуставными отношениями. Повод для выступления – общественный резонанс вокруг дела об истязании молодого солдата старослужащими. Причина для выступления – армии надоело выслушивать обвинения в ее адрес со стороны общества. Предполагаемый эффект от выступления – целый ряд комплексных, но еще не очень сформулированных мер.[/b] – Я шокирован прозвучавшими призывами к бойкоту весенней призывной кампании, – начал свое выступление в Госдуме [b]министр обороны РФ Сергей ИВАНОВ[/b]. Он призвал прокуратуру обратить на эти призывы самое пристальное внимание. По словам министра, «как ни тривиально это звучит, наши Вооруженные силы – самая законопослушная часть российского общества, и стремление сделать себе имя на проблемах Вооруженных сил у некоторых СМИ переходит всякие границы». Говоря о причинах возникновения неуставных отношений в армии, Сергей Иванов сказал, что их следует искать в моральной патологии нашего общества. В качестве «особо жуткого примера» министр упомянул о росте подростковой преступности. За прошлый год подростки только в Москве совершили 3398 преступлений, причем убийств совершено на 30 процентов больше, чем годом ранее. При этом министр отметил, что примерно половина юных московских преступников работали и жили в полноценных семьях. Сергей Иванов отверг подозрения в том, что в армии существует круговая порука, но почему-то тут же сказал, что «в 99 процентах случаев правонарушения раскрываются самими командирами». Эту же проблему, готовясь ко встрече с министром, депутаты обсуждали вчера в комитете Госдумы по обороне. «Не думай, что армия сделала с тобой, – думай, что ты сделал для армии»… Такой фразы на вчерашнем заседании думского комитета по обороне не было, но она вполне могла там прозвучать. Заседание оборонного комитета, вызвавшее куда больший интерес у прессы, чем традиционный вторничный Совет Думы (этот вывод сделала Любовь Слиска, пересчитав телекамеры), было привычно закрытым и непривычно долгим. Из членов комитета не было разве что Жириновского, но его отсутствие восполняли гости из других комитетов госдумы, иных военных и гражданских организаций. Последним на заседание явился представитель Русской православной церкви. Тон речей участников заседания во главе с председателем комитета Виктором Заварзиным что до начала обсуждения, что после, во время общения с прессой, существенных изменений не претерпел. Тон был уверенный, наступательный. В самом деле, с какой стати положение дел в армии считать таким уж ужасным, если из 70% частей (статистика Виктора Заварзина) не поступает никаких сообщений о дедовщине, не говоря уже о жалобах на нее? Как могут нормально чувствовать себя военные, если им не хватает жилья, денежного довольствия и позитивного внимания от СМИ. Виктор Заварзин долго сетовал, что СМИ слишком мало уделяют внимания патриотическому воспитанию молодежи: «Мало фильмов, мало различных положительных репродукций, а когда случается что-то отрицательное, мы все набрасываемся и считаем это очень полезным – нет, к сожалению», – заключение Виктора Заварзина. Наконец, что делать бедной армии, если положение в молодежной среде и так «ахтиплохое» (неологизм Виктора Заварзина), а учительницы заставляют будущих солдат вылизывать полы языком, что, несомненно, способствует дедовщине. Подытожим эту – по сути, дела обязательную – часть выступлений участников заседания: армия просит не перекладывать проблемы с больной головы общества на не особо здоровый хребет того же самого общества, то есть армию. Все высказались за то, что проблему нужно решать комплексно. Руководитель оборонного комитета не считает реалистичным полное искоренение проявлений дедовщины, но считает себя обязанным «понизить эти проявления до самой низкой планки, которая существует». По мнению Виктора Заварзина, в первую очередь «ряд комплексных мер» коснется низшего звена – сержантов и офицеров, – которые, «мягко говоря, недорабатывают». Особенно много претензий к сержантам: руководитель комитета упрекнул их в нежелании «круглосуточно жить казармой». Всех предложений думского комитета Министерству обороны он раскрывать не стал, но две позиции – перевод всего сержантского состава на контракт и «желательность высшего образования» у этого состава – из его уст прозвучали. Если желаемое станет реальным, в некоем прекрасном будущем Вооруженные силы примут в свои ряды сотни и тысячи подкованных в психологии унтер-офицеров, которые своими благими деяниями навсегда изгонят из области смысловых ассоциаций мрачный облик унтера Пришибеева. Одним из усугубляющих дедовщину факторов были названы, естественно, отсрочки от армии. Учебу студентов обещали не трогать, а вот скрывающихся от армии – «допустим, артистов или что-то другое» – заставят служить. Затрагивался на заседании и вопрос об уклоняющихся детях высокопоставленных родителей – Виктор Заварзин пообещал отслеживать, чтобы не было таких случаев. Чем мешает борьбе с дедовщиной отсутствие в рядах Вооруженных сил детей высокопоставленных родителей, депутат не пояснил. Главная военная прокуратура внесла свою лепту в борьбу с дедовщиной и другими противоправными проявлениями в армии – она подготовила и направила в Министерство обороны проект о внедрении в войска священников. Главный военный прокурор Александр Савенков затруднился оценить цену вопроса («я не думаю, что это большие деньги») и подвел итог журналистского обсуждения, за чей же счет будут работать в войсках духовники различных конфессий, чеканной формулой: «Я думаю, эта проблема либо будет решена, либо нет». Адвокат Анатолий Кучерена, представлявший Общественный совет на заседании, начал общение с прессой с благодарности за возможность конструктивного разговора. И выдвинул – уже от себя – несколько идей, например, предоставление всем родителям солдат полной информации о том, где находится и куда передвигается их ребенок, а также – «какие порядки в той части, куда он попал». По его словам, с конкретными предложениями по данной проблеме Общественная палата определится в ближайшую субботу, чтобы уже с понедельника все заинтересованные ведомства смогли с головой погрузиться в их изучение. Мысли Кучерены о предоставлении полной информации родителям солдат тут же спровоцировали вопрос одного из журналистов: «А не стоит ли дать каждому солдату мобильный телефон, чтобы он в случае чего в любой момент мог сообщить… ну, например, о проявлениях дедовщины?» Замминистра обороны Николай Панков отозвался об идее позитивно, но предложил оставить последнее слово за командирами частей, в которых эти солдаты служат. Опять-таки осталось неясным, станет ли армия покупать мобильники солдатам или просто разрешит им приносить их с собой. Звучало еще много хороших и разных мыслей – о военной полиции, об учреждении офицерских дисциплинарных судов, рассматривающих незначительные правонарушения, об увеличении денежного довольствия и как следствие – престижа воинской службы, и все, в общем-то, были «за». Потому что проблему нужно решать в комплексе. И делать это всем обществом. Сочетание этих слов – «в комплексе» и «всем обществом» – напомнило мне реплику одного из депутатов комитета, услышанную в кулуарах прямо перед началом заседания: «Погибнет один, а на следующий год три – и они назовут это ростом в три раза. А если погибнет сто, а на следующий год девяносто девять – скажут, что уровень снизился до девяноста девяти процентов. Ну и все». [b]СПРАВКА «ВМ»[/b] По данным председателя Единой народной партии солдатских матерей Валентины Мельниковой, в среднем в нашей стране ежегодно погибает около 2 тысяч военнослужащих, еще 400–500 кончают жизнь самоубийством. И каждый год около 50 тысяч солдат убегают из воинских частей, спасаясь от неуставных отношений. [i]Все подробности выступления Сергея Иванова в Госдуме – в завтрашнем номере.[/i] [b]На илл.: [i]Виктор Заварзин (в центре), Александр Савенков (справа) и Анатолий Кучерена: единым фронтом против дедовщины.[/b][/i]

Новости СМИ2

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало