вс 13 октября 23:55
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Нганасанская сказка

Нганасанская сказка

Духи Севера смиловистились над человеком и позволили ему прийти на Таймыр

[i]Однажды пришел на Север смелый и сильный Человек. Духи Тундры сначала не приняли его, наслали стужу лютую, злых волков и медведей, но Человек подружился с Оленем и Собакой, и вместе они научились противостоять суровой природе. Смилостивились Духи, позволили Человеку жить на Севере, тогда пришла к нему Женщина, родились дети, пришли другие люди. Так появился народ, который стал называться «нганасане», и случилось это пять тысяч лет назад. Все это время они жили на Таймыре, ловили рыбу, охотились, пасли домашнего оленя, кочевали со стадами по тундре, строили чумы, шили парки, рассказывали детям сказки, слушали шаманов, танцевали вместе с ними у костра...[/i] [b]А нас вызывает Таймыр? [/b] В 30-х годах нашего века земли нганасан отошли под НПР, или Норильский промышленный район. Сейчас там добывают газ, уголь, различные руды, производят никель, медь, кобальт, платину. Если раньше все эти богатства просто бесследно исчезали в бездонных закромах Родины, то сегодня мы знаем, что они стали яблоком раздора в смертельной схватке московских олигархов и теперь не только служат «благородному» делу их обогащения, но и вносят лепту в предвыборные фонды сразу нескольких объединений. По мере развития Норильского комбината бассейн реки и озера Пясина был практически загублен: в воде и на берегах ничего живого уже не осталось. Тундра умерла на много километров вокруг, нганасане уже давно не могут кочевать семьями от стойбища к стойбищу. Для нормальной жизнедеятельности одной семье нужно иметь стадо оленей не меньше двухсот голов — так когда-то и было... Десять лет назад, когда в совхозе передохло все государственное стадо, руководство уговорило три нганасанских семьи, у которых были последние олени, их тоже забить. Так можно было все свалить на эпидемию или что-то в этом духе. Взамен им были обещаны снегоходы, лодки, новые дома... В общем, сейчас у нганасан не осталось НИ ОДНОГО домашнего оленя. Слава Богу, есть олень дикий, огромные стада его спаслись от цивилизации на севере и востоке, но их невозможно запрячь в нарты или даже просто подоить. Нганасанские лайки, собаки удивительной силы и выносливости, чья порода создавалась многие сотни лет, в поселках также практически вымерли, смешавшись с непонятными кабыздохами, привезенными с Большой земли... «Советский Энциклопедический Словарь» говорит, что «по переписи 1970 года численность населения нганасан составляла 0,9 тыс. человек», сегодня, спустя тридцать лет, их осталось меньше четырех сотен. Строить чумы и шить парки умеют лишь несколько стариков, рассказывать детям сказки — только один. Сына нганасанского шамана Тубяку, внука великого Дюходо, зовут Ленька Костеркин. Две недели назад в Дудинке, куда он поехал за пособием на детей, его нещадно избили, видимо, по пьянке. Для нганасан это, увы, совсем не редкость: «огненная вода», пришедшая на Север вместе с цивилизацией, уничтожает малые народы с не меньшим успехом, нежели цивилизация убивает природу. Правда, когда Костеркин в стойбище, к нему относятся весьма почтительно. Его отец с последним выдохом успел передать ему великий дар шамана, и Ленька умеет камлать, то есть общаться с Духами Тундры и просить их о том, чтобы в воду вернулась рыба, чтобы стадо диких оленей прошло там где надо, чтобы... да мало ли у них проблем! Еще у него есть друг, который одновременно является и учеником, и сильным покровителем. Нганасане зовут его Белый Шаман. [b]Белый шаман [/b] Правда, в паспортах указано другое имя — Олег Крашевский. С этими паспортами он ездит по миру, его принимают в различных правительственных инстанциях и общественных фондах, где он рассказывает о своих нганасанах и просит помощи: материальной, законодательной, информационной... С прошлого года активный член никому в Москве не известной Северной партии Олег Крашевский является директором частного природного парка «Путоранский». На паях с компаньоном он взял в аренду 125 тысяч гектаров у озера Лама на краю плато Путоран и пытается там создать... да чего тут бояться терминов — резервацию! По многолетним наблюдениям северных охотников, у волков новые территории осваивают молодые самцы. Уже потом к ним приходят самки, они обзаводятся логовом, детьми... Олег говорит, что у его нганасан будет так же. Сегодня на новой базе живут две семьи, в которых, соответственно, трое и пятеро детей, и несколько молодых здоровых ребят, которые умеют охотиться, ловить рыбу, строить дома... В этом году на базу к Олегу Крашевскому попросились несколько десятков нганасан, погибающих от голода и безработицы и просто спивающихся в поселке Волочанка. Сегодня и он, и те, кто уже живет на базе, делают все, чтобы к холодам было, где разместить и чем прокормить новых людей. Среди тех, кого ждут на Ламе, есть семья, владеющая последними нганасанскими лайками, и тот самый старик Деламте, который умеет рассказывать детям старые сказки. Духи Тундры подсказали Олегу, как нужно строить резервацию. Нганасане никогда не собирались в поселок: семьи жили на расстоянии нескольких километров друг от друга так, чтобы и в гости ездить было близко, и глаза не мозолить. Так же строятся и дома на Ламе: в прямой видимости, но достаточно далеко. А почему дома, а не традиционные чумы? Да потому что жить так, как жили нганасане раньше, сегодня уже не получится. Хотя бы из-за того, что выбиты все домашние олени. К тому же от таких благ цивилизации, как электричество, дизельные катера, снегоходы и капроновые сети, отказываться не обязательно. Просто использовать их можно с умом, а не как всегда. Кстати, один чум все-таки построили. В нем общается с Духами шаман Ленька. В этом году Олег Крашевский привез из поселка трех сыновей Костеркина, на которых раньше даже парки смотрелись, «как на неграх пальто», не знавших ни слова на родном языке. Тогда они впервые увидели, как камлает отец, и Олег окончательно поверил, что из его затеи выйдет толк, потому что у них даже глаза изменились, в них стало светиться что-то такое... [b]Сотвори себе кумира [/b] Для нас, европейцев, шаманизм всегда был сродни какой-то диковине. Не разобравшись окончательно даже с родным православием, все другие вероисповедания и культы мы воспринимаем, как экзотику, но в Заполярье другую религию представить просто невозможно. Дело даже не в природе, которая с первого момента воспринимается как обиталище Духов Тундры, а в самой сущности шаманизма как религии. Русские поселенцы в Дудинском округе появились давно. «Затундрённые» казаки проживали на всем протяжении торгового пути от Мангазеи (поселения в низовьях Оби) до Камчатки и Сахалина. Вместе с ними в тундру пришли и первые миссионеры, которые столкнулись с удивительной, доселе неведомой проблемой: нганасан не нужно было долго убеждать в наличии Бога. Они с радостью соглашались уверовать во Христа, резонно полагая, что еще один сильный и добрый Бог им совсем не помешает. Икона, принесенная в чум православным проповедником, сразу же занимала достойное место... среди других идолов, которым камлал мудрый шаман. Нганасане искренне не могли понять, почему же миссионеры так возмущаются и кричат на них, принявших нового Бога столь безропотно. В одном из стойбищ Олегу Крашевскому показали древнего идола, который так и назывался — «русский поп». Он был вырезан из дерева чрезвычайно искусно: борода, ряса, крест на животе. Наверное, все стойбище исправно молилось ему, делало дорогие подарки и не могло взять в толк: почему же, когда приезжает живой священник, он кричит на них и топает ногами? Затем поп уезжал, и люди снова несли подарки его деревянной копии, думая, что в следующий раз он уж точно будет добрее... Духи Тундры хранят нганасан. Чего только ни делала с ними большая родина, а вот шаман остался, даже не один. Ленька — свой, нганасанский, и Олег, хоть и русский, а тоже камлает по-настоящему: хворь снимает и тучи разгонять умеет. А кроме шаманов есть у нганасан и свой большой художник, зовут его Мотюмяку Турдагин. Всего год проучился он в Красноярске (вот за это родине спасибо), а потом снова позвали его Духи в родную тундру, и живут теперь его картины в музеях и коллекциях. А на картинах живет нганасанская сказка: северные сияния, оленьи и собачьи упряжки, люди в вышитых парках, горы, озера, деревья... И Духи Тундры, которые зримо и незримо присутствуют в каждой его картине — никуда от них не деться, какая бы власть на дворе ни стояла. За последние десять лет Олег Крашевский объездил весь Таймыр, и в его коллекции есть много шаманских идолов из брошенных стойбищ. Существует гипотеза, по которой в древности на Таймыре было несколько городов, относящихся к легендарной цивилизации атлантов. К этой гипотезе можно относиться по-разному, но даже ее полное отрицание не снимает загадок: откуда среди даров, поднесенных могущественным Духам, взялись артефакты из древней Персии, Индии, Китая?.. И что думать о несколько раз повторенной фигуре крылатого кентавра с палицей, во многом похожей на каноническое изображение Святого Георгия, нынешнего покровителя Москвы? [b]Парк Крашевского периода [/b] Серьезных «вливаний» в заповедник пока нет. Кое-как замолить грехи перед Духами Тундры пытается Норильский комбинат (слава Богу, что такое время настало!), да воюет за интересы коренных народов Северная партия, и все. В строительство, питание, одежду, топливо и транспортные средства для целого народа Белый Шаман вкладывает исключительно доходы от собственного бизнеса, который до прошлого года шел довольно неплохо. Сегодня уже не очень, даже партнеры стали коситься: а стоит ли уж так надрываться по поводу каких-то «талабайцев»? Более того, Олегу Крашевскому в этом году нужно заплатить вмененный налог за аренду территории, ведь местные власти полагают, что его Путоранский парк с основами традиционного природопользования уже сегодня должен приносить прибыль. Деньги, правда, не столь велики, но на них можно было купить еще снегоходов, стройматериалов, одежды... Но придется их отдать родине, которая палец о палец не ударила для того, чтобы нганасане не исчезли с лица земли. Что-то тут не так... Прибыль тут, конечно, может быть. Места на озере Лама просто фантастические, при хорошей инфраструктуре и рекламе от туристов отбоя не будет! Охота и рыбалка — царские, гольцы и таймени раньше в озере ходили килограммов на сорок! В лесу — медведи, росомахи, волки, олени... А энергетика? Даром что ли уже который год на берегу Ламы стоит международный лагерь уфологов под руководством профессора Герви? Все будет, все у нас получится, дайте только отдышаться, дома достроить, катер отремонтировать... Скоро нганасанские охотники (конечно же, по лицензии) будут заготавливать оленину, шкуры. Промышленный лов рыбы здесь запрещен, ну и хорошо, лишь бы самим на прокорм хватало. Нганасанские мальчишки в школе будут изучать не историю международного рабочего движения и второй закон Менделя, а родной язык и основы экологии. Призыв на службу для них будет означать не войну в Чечне, а работу в природоохранной полиции родного Севера. Пожилые нганасанки из вновь прибывших будут шить парки с традиционным орнаментом, обучать этому молодых, а потом продавать свои работы в художественных салонах Красноярска и Москвы... Все это может быть, конечно же, и должно обязательно произойти. Чем, скажите, нганасане хуже североамериканских индейцев?! Олег Крашевский, Белый Шаман, верит, что в схватке московских олигархов за Таймыр победит не кто-то из них, а его нганасане. Впрочем, не только они. Пусть плоды от победы пожнут и долгане, и эвенки, и ненцы... Да-да, пускай всем будет хорошо! В его вере столько силы, что она передалась даже мне, заскорузлому московскому цинику. Духи Тундры сделали так, что из принтера «хьюлетт-паккард» на четырнадцатом этаже в центре Москвы сейчас выползет не обычная газетная статья, а старая нганасанская сказка. [b]Озеро Лама—Норильск—Москва [/b] [b]НА ФОТО:[/b] [i]"Старый вожак"[/i]

Новости СМИ2

Оксана Крученко

А караван идет…

Лера Бокашева

Я уеду жить «Влондон». А в деревне Гадюкино дожди

Александр Никонов

Чему нам действительно нужно учиться у Запада

Ольга Кузьмина  

Уже не просто «спальники»

Сергей Лесков

Как ботинок Хрущева попал в историю

Ольга Кузьмина  

Алексей Леонов. Улыбка Вселенной

Виктория Федотова

Смертная казнь в России не нужна