сб 19 октября 11:23
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Особая папка Леонида Млечина

Особая папка Леонида Млечина

Секретное оружие Тони Блэра

[i]Куда бы ни направлялся премьер-министр Великобритании Тони Блэр, он берет с собой свою Библию. Она всегда лежит на столике рядом с кроватью, и он каждый вечер ее читает. В любом отеле постояльцам предлагается казенная Библия. Но Тони Блэр читает только свою Библию и слушает всегда одну и ту же музыку. Привычки помогают справляться со стрессами. А в них недостатка нет – война в Ираке, внутренние интриги, семейные проблемы.[/i] [b]Ритуалы жены премьера[/b] Жена премьера, Шери Блэр, тоже возит с собой нечто вроде амулета. Это большой лист бумаги, на который нанесены символы воздуха, огня и земли. Шери ставит на него стакан с водой – это четвертый элемент, и произносит нечто вроде заклинания: [i]«Я рисую этот круг, мой круг силы и власти, который сохранит и охранит нас от всех бед. Этот круг – мой замок, моя опора и защита…»[/i] Этот круг, надеется жена британского премьера, создает вокруг ее семьи пространство, защищенное от враждебных влияний, и позволит ее мужу сосредоточиться на работе... В лондонской резиденции британского премьер-министра на Даунинг-стрит, 10, и в заграничном отеле можно увидеть эту картину: премьер-министр и его жена погружены в беседу. Они сидят напротив друг друга, колени соприкасаются. Она говорит, он слушает. Это не обычное напутствие жены, которая, провожая мужа, поправляет ему галстук и стряхивает с пиджака невидимые пылинки. Она похожа на тренера, готовящего боксера к очередному раунду. А вокруг снуют помощники, челядь… Сотрудники премьер-министра, не церемонясь, вторгаются в супружескую спальню. С документами в руках они переступают через белье, которое жена премьер-министра, снимая с себя, бросила на ковер. Премьер-министр не имеет права на личную жизнь. Шери и Тони – политическая семья. Их объединяет не только постель, но и амбиции и идеи. Именно это аппарат партии всегда старался скрыть. Его помощники помнили неудачный опыт Хилари Клинтон. Когда ее муж стал президентом, она пыталась играть важную роль, и американцам это не понравилось. Поэтому решили, что на публике Шери придется молчать. Избиратели видели одну и ту же картину: она ласково обнимает мужа и преданно на него смотрит. Эту роль они многие годы играли на публике. Тони Блэр в неоплатном долгу перед женой за те жертвы, на которые она пошла ради него. Ее заслуга в том, что Тони Блэр уже третий срок руководит правительством. Чтобы стать премьер-министром, надо быть жестким, амбициозным, нацеленным на успех. Рядом с Тони Блэром находится человек, еще более амбициозный, чем он сам. Это его жена. Когда-то супруги договорились, что тот, кто первым одержит победу на выборах, и станет заниматься политикой, а другой будет содержать семью. Шери не сомневалась, что успеха добьется она. Шери Бут вступила в лейбористскую партию в 16 лет. В 1983 году партия выставила ее кандидатуру в графстве Кент. Но она проиграла, была всего лишь третьей. А Тони выиграл выборы и стал депутатом. [i]«В детстве обо мне говорили – это дочь знаменитого актера, – с нескрываемой грустью повторяет Шери. – Теперь я жена знаменитого политика. Чувствую, что со временем про меня будут говорить: это мать такого-то…»[/i] [b]Посвятить жизнь мужу[/b] Шери Блэр говорит, что ее мечта возглавить страну воплотилась в муже. Но когда он стал премьером, она, тихо и не привлекая внимания, стала устраивать заседания с министрами Ее Величества, объясняя, что им следует делать. Много времени у Шери уходит на написание записок мужу по различным политическим вопросам. На публике она лишь преданная хранительница домашнего очага, а в реальности – неотъемлемая часть администрации Тони Блэра. В Тони есть что-то особенное, раз Шери и по сей день в него влюблена. Перед последними выборами они позволили себе необычно откровенное интервью, изумившее англичан: Шери восхищенно говорила, как ей хорошо с Тони в постели. А он хвастался своей мужской силой и рассказывал, сколько раз за ночь они занимаются любовью. Люди из окружения премьер-министра рассказывали, что Шери ко всему относится серьезно и брала консультации относительно техники секса. Специалисты объясняли жене премьера, как нужно себя вести, чтобы интимные отношения приносили больше радости. Ее даже учили тантрическому сексу, этот позаимствованный у индусов способ более продолжительных интимных отношений – новая мода у англичан. Шери Блэр знает, как создатьвокруг себя атмосферу загадки. Она сама загадка. Она кажется робкой, скромной, хрупкой, смущающейся женщиной, которая держится в тени великого мужа. Но она, конечно же, не такая. [b]А ведь мог бы стать рок-музыкантом![/b] Шери Бут родилась в Ливерпуле. Ее отец, популярный актер Тони Бут, ушел из дома раньше, чем девочка успела осознать, что у нее есть отец. Жена с ребенком мешали ему пользоваться женским вниманием. Он был трижды женат, имел массу любовниц, восемь детей и не расставался с бутылкой. Все это было крайне унизительно для Шери, потому что отец был известным актером и о его мужских подвигах писали газеты. Он не заботился о дочерях. Ее матери, тоже актрисе, пришлось бросить сцену и работать в рыбном магазине. Шери старалась изо всех сил и в школе успевала по всем предметам. В четырнадцать лет она сказала подружкам, что хочет стать премьер-министром. Тони с юности знал, что должен реализовать несбывшиеся мечты своего отца. Лео Блэр намеревался побороться за место в парламенте, когда летом 1964 года его хватил удар. Три года у него не восстанавливалась речь. А в 13 лет Тони отправили в колледж в Шотландию, где царила жесткая дисциплина. Наказывали за длинные волосы, за небрежно повязанный галстук. Младшие должны были прислуживать старшим ученикам. В 14 лет Тони пытался бежать. Он снял школьную форму и отправился в аэропорт в Ньюкасле, где без билета умудрился сесть в самолет, но его выловила бдительная стюардесса. После этого родители перевели его в школу с более либеральными нравами. Тони хорошо учился, но не любил дисциплину. Он перелезал через стену и знакомился с девушками в ближайшем ресторанчике. Научился играть на гитаре. Подражал модному тогда Мику Джаггеру. Он отличался организаторскими способностями: сколотил рок-группу, купил за 50 фунтов подержанный микроавтобус, и они ездили с концертами по стране. Тони и Шери встретились, когда готовились к экзаменам в адвокатской коллегии. Шери считалась более способной и занималась больше. Но через год с огорчением узнала, что выбор сделан в пользу ее соперника. В порядке компенсации глава коллегии пригласил обоих в итальянский ресторан. – Это был самый долгий обед в моей жизни, – вспоминал Тони Блэр. – Мы просидели весь вечер. Обед плавно перерос в ужин. Я понял, что Шери – самый необычный и интересный человек, которого я видел. Но Шери еще не была уверена, что я – тот, кто ей нужен. И все же они поженились в марте 1980-го. Все, кто близко знает эту пару, говорят, что Шери умнее Тони и интереснее как человек. Но для занятий политикой ей не хватает его обаяния. В школьные и студенческие годы Тони пользовался популярностью как актер. Многие уверены, что он постоянно играет какую-то роль. В реальности же он – настоящий англичанин, который всегда держит себя в руках. Тони Блэр жесткий, дисциплинированный и в политике безжалостный человек. Но это не перечеркивает его природное обаяние. И еще – он очень удачлив. Раз уж она не может стать премьер-министром, решила Шери, им станет ее муж. Услышав утром 12 мая 1994 года о скоропостижной кончине лидера лейбористской партии Джона Смита, Шери Блэр бросила все и помчалась к мужу. Они оба были потрясены внезапной смертью Смита, но его кончина открывала перед Тони возможность стать лидером партии. Шери понимала, что нужно действовать стремительно, потому что есть другой очевидный кандидат на пост руководителя партии – Гордон Браун. Тони и Гордон стали депутатами одновременно. В их отношениях Гордон был ведущим. Он считал себя наставником Тони Блэра. Тони три недели убеждал друга-соперника снять свою кандидатуру в его пользу. И Браун капитулировал: 31 мая 1994 года они встретились в ресторане. Там была заключена сделка, которая открыла Тони путь к лидерству в партии и стране. Ужинали они вдвоем, поэтому никто не может сказать, каковы условия сделки. Почему Гордон Браун, который и сейчас считает, что он мог бы стать лидером лейбористов, уступил Тони? У Блэра было одно очевидное преимущество – семья и трое детей. Семейное счастье Блэров широко использовалось в предвыборной кампании. Гордон Браун оставался холостяком, и о его сексуальных пристрастиях ходило много слухов… К тому же Брауну не хватает обаяния, умения ладить с людьми, чем щедро одарен Тони Блэр. Гордон Браун едва ли привел партию к победе. Наверное, он это понял. Отказ от поста лидера партии был горькой пилюлей для политика: Браун уступил Блэру первое место, за что был вознагражден важнейшим портфелем министра финансов. [b]Нерадостное детство[/b] Став лидером партии, Тони Блэр показал, что он наделен политическим мужеством для серьезных перемен и что партия лейбористов – это не только партия рабочих, но и партия всех британцев. [i]«Многие из вас, как я понимаю, – говорил Блэр на партсъезде, – готовы поддержать меня просто потому, что вы думаете, что я способен выиграть выборы. Это неплохая причина. Но этого недостаточно. Я хочу большего...»[/i] Когда 21 июля 1994 года в половине девятого утра Шери Блэр впервые вышла из дома в роли жены нового лидера лейбористской партии, она просто не представляла себе, что ее ждет: она оказалась ключевым игроком в игре, правил которой не знала. Уже на следующий день все газеты разбирали ее по косточкам: прическа, одежда, обувь, выражение лица, походка – все описывалось и оценивалось. Приговор был единодушным: Шери Блэр выглядит ужасно, она плохо одевается, у нее нет вкуса, она неприятно улыбается и не умеет ходить. Мешковатый голубой костюм, ее прическа, густые брови, отсутствие макияжа описывались с брезгливостью. Ее назвали мрачной и холодной, ее улыбку – неискренней. И это было правдой: преуспевающий адвокат Шери Блэр, как многие деловые женщины, не проявляла особого интереса к одежде, не уделяла внимания своему облику... Шери поняла, что это катастрофа и надо что-то предпринять. Она бросилась за помощью к Кэрол Кэплин, с которой она познакомилась, когда увлеклась оздоровительными процедурами. Кэрол, начинавшая инструктором в спортзале, предлагала своим клиентам безлекарственную терапию и диету. Она тоже выросла без отца, который уехал в Южную Африку, и вступила во взрослую жизнь с желанием быстро разбогатеть. Кэрол, красивая, стройная, с большим бюстом, имела то, чего не хватало Шери. Кэрол – девушка, с которой желали познакомиться все мужчины. Она высоко ценила Шери как клиентку, делала ей большие скидки. Кэрол просто кричала на Шери: «Ты опять растолстела! Посмотри на свои бедра! Ты отвратительно выглядишь. И что у тебя с прической?!» Шери не обижалась. Она нуждалась в Кэрол. «Нерадостное детство, – говорят друзья о Шери Блэр, – оставило тяжкий след в ее эмоциональной сфере. Она нуждалась в подтверждении того, что представляет собой ценность. Это открывало возможность для людей, которые обещали сделать ее лучше. Она от них зависела». Шери попала в зависимость от Кэрол, ничего не делала без ее одобрения. Кэрол убедила Шери рассказывать детали интимной жизни с Тони: как часто они занимаются сексом, в каких позициях и получают ли они удовольствие. Она рекомендовала жене премьер-министра сексуальную технику, которую ей надо освоить. Присутствие Кэрол Кэплин в семейной жизни со временем дорого обойдется Тони Блэру. Но пока Кэплин творила чудеса. Шери две недели не вылезала из спортивного зала и под руководством Кэрол прилично похудела. Друг Кэрол, парикмахер, предложил Шерри новую прическу, это смягчило черты ее лица и придало уверенности в себе. Шери и Тони демонстрировали близость, которая стала их визитной карточкой: она со счастливой улыбкой новобрачной (а не женщины, которая полтора десятилетия состоит в браке) держит мужа за руку или обнимает за талию. [i]«Вы видели Шери на этой неделе? – писали британские журналисты. – Что с ней случилось? Главное открытие партийного съезда – это не планы введения новых налогов, а то, что Шери Блэр превратилась из малосимпатичного довеска к Тони Блэру в стильную жену крупного политика, не уступающую Хилари Клинтон. На Шери было сшитое хорошим портным короткое платье и сексуально выглядевшие кожаные сапожки… Никто не ожидал такой перемены…»[/i] Журналисты выяснили, кто помог Шери Блэр преобразиться. Выяснилось, что Кэрол Кэплин – женщина без комплексов. Она позировала для мужских журналов и выступала в ночных клубах. Кэрол уверяла Шери, что все это вранье, но журналисты отыскали ее фотографии без лифчика и опубликовали их… Впрочем, победителей не судят. [b]Бутылка шампанского[/b] Лейбористы вернулись к власти после 18 лет, проведенных в оппозиции. В ночь после выборов Шери удалось поспать всего несколько часов. В это субботнее утро ее разбудил настойчивый стук в дверь. Сонная Шери в ночной рубашке спустилась вниз. Открыв большую черную дверь, она увидела полицейского и посыльного с двумя большими корзинами цветов. Но на нее были нацелены сотни объективов. Этого она никак не ожидала. Она не успела причесаться, ее прическа больше подошла бы персонажу комиксов. Увидев на следующий день свои фотографии в газетах, она поняла, что ее личная жизнь отныне открыта для всех. Когда семейство Блэров явилось в резиденцию британского премьер-министра на Даунинг-стрит, 10, приятным сюрпризом оказалась бутылка шампанского, оставленная проигравшим лидером консерваторов Джоном Мэйджером вместе с запиской: «Это фантастическая должность – получайте удовольствие». Резиденция на Даунинг-стрит, 10, – это рабочие помещения плюс квартира, предоставляемая премьер-министру. В ней четыре спальни, гостиная, небольшая столовая, кухня и две ванные комнаты. Это, скорее, рабочее помещение, где даже с друзьями не очень комфортно отдыхать. Тони и Шери сразу поняли, что этой маленькой квартирки им с тремя детьми не хватит. В Англии премьер-министры показываются вместе с семьей исключительно в рекламных целях. Живут они отдельно, потому что дети уже взрослые. Но Тони не захотел разлучаться с семьей. Гордон Браун, назначенный министром финансов, должен был занять соседнюю квартиру. Ему полагалось жилье побольше в доме на Даунингстрит, 11. Он согласился поменяться с Тони и Шери. Квартира министра финансов – двухэтажная, там пять спален, семь ванных и туалетов, кухня, комната-прачечная, две гостиные. На втором этаже есть звуконепроницаемая комната для детских игр, где можно шуметь. Но когда семейство осмотрело квартиру, в которой им предстояло жить, у Тони и Шери вытянулись лица: квартира пропиталась сигарным дымом – наследство предыдущего жильца; ковры были старые и вытертые, а кухня маленькая и с устаревшей плитой. Блэры продали свой дом. Деньги пошли на ремонт и переоборудование служебной резиденции. Шери мечтала иметь современную кухню, а бюджет не позволял ей сделать такую трату за казенный счет. Британское правительство не тратит лишних денег на собственные нужды. [b]Куда делся кот?[/b] Едва Блэр обосновался на Даунинг-стрит, как стал жертвой скандала, который менее популярному политику мог стоить карьеры. Из премьерского дома исчез кот по кличке Хамфри, который жил там многие годы. Поползли слухи, что мстительные лейбористы умертвили несчастного кота как символ правления консерваторов. Один из депутатов-консерваторов угрожал привлечь правительство к ответственности, если лейбористы не представят общественности кота живым или мертвым. Журналистов также волновала судьба кота. Правительственная пресс-служба устроила телевидению поездку на секретную квартиру в Лондоне, где находился отправленный на пенсию кот Хамфри. А представитель правительства по печати сделал официальное заявление: [i]«Семья премьер-министра сожалеет, что слабое здоровье Хамфри заставило его покинуть Даунинг-стрит и удалиться на покой. Мы рады, что он устроился так удобно на новом месте…»[/i] Но англичане все равно подозревали «заговор против Хамфри». Коту было всего девять лет, когда Блэр от него отделался, это не старость. Только теперь стала известна истинная причина его удаления: у Шери Блэр аллергия на котов! Переехав на Даунинг-стрит, она взяла кота на руки, чтобы сфотографироваться. Ее глаза предательски покраснели, и из носа полило. С котом пришлось расстаться. На первом же заседании кабинета министров, нарушая традиции, Тони объявил, что отныне все министры будут обращаться друг к другу по имени. На заседании кабинета Тони сидит в центре стола и видит всех министров. Ему единственному ставится кресло с подлокотниками. Самое важное на заседании – поймать взгляд главы кабинета, а потому более всего в правительстве ценятся места напротив премьера и, разумеется, справа и слева от него. Тот, кто сидит вдали, обречен на забвение. Рабочий день Тони Блэра начинается в 7.45 утра, когда приезжают сотрудники его личного аппарата. Первыми к премьер-министру приходят его пресс-секретарь и руководитель аппарата. Аппарат считает его квартиру частью служебной резиденции, поэтому его помощники входят в супружескую спальню, не обращая внимания на присутствие жены. Тони, еще в пижаме и шлепанцах, завтракает – тосты, джем и чай. Ему сообщают главные новости, рассказывают, что пишут газеты, и напоминают о встречах, которые предстоят. Закончив завтрак, Тони отправляется в ванную комнату и завершает туалет. Помощники неотступно следуют за ним. Тут уж не до приличий. Две его сотрудницы продолжают инструктировать Блэра, пока он умывается и одевается. Они только отводят глаза, когда премьер-министр появляется совершенно раздетый… Он заходит поцеловать детей и Шери и отправляется в служебный кабинет. Вечера расписаны на месяцы вперед и заполнены светскими мероприятиями – обеды с главами государств и правительств, журналистами, крупными промышленниками и банкирами. Лишь иногда Тони и Шери остаются вдвоем. Штат премьерской резиденции небольшой. Убирать и готовить нужно самим. [b]Семейные проблемы[/b] Когда в ноябре 1999 года сообщили, что Шери Блэр ждет четвертого ребенка, это был огромный подарок для лейбористов: популярность премьера достигла рекордного уровня. Беременная Шери работала до последнего дня. За три часа до родов она еще произносила речь по трудовым спорам. Предыдущий ребенок, Кэтрин, появился на свет с помощью кесарева сечения. Шери уже исполнилось сорок пять, и врачи считали целесообразным повторить операцию. Но Шери хотела родить сама. Роды были долгими и трудными. Тони находился рядом в больнице, страшно переживал за жену. Мальчик появился на свет в половине первого ночи. Это был первый ребенок, который родился на Даунинг-стрит, 10, за 150 лет. Его назвали Лео – в честь отца Тони. Семейные проблемы не обходят Тони Блэра стороной. Эта история произошла в самом центре Лондона. Женщина, возвращавшаяся домой, обратила внимание на валявшегося на земле молодого человека. Она вызвала «скорую». Парень бормотал, что они с приятелями выпили, потому что отмечали сдачу экзаменов. Тут появилась полиция. Сержанту парень сказал, что его зовут Эвиан Джонс. Но когда его обыскали, то нашли карточку, выданную на имя Эвиана Блэра. «Постойте-ка, – спросил сержант, – вы не сын Тони Блэра?» А потом позвонил в особый отдел СкотлендЯрда. В час ночи сына премьер-министра на машине особого отдела доставили домой. У молодого человека раскалывалась голова, и он сгорал от стыда. Через пятнадцать минут информационный отдел газеты «Сан» уже знал, что 16-летний сын премьер-министра арестован. Шери Блэр в это время не оказалось дома. Она с младенцем, своей мамой и неизменной Кэрол Кэплин набиралась сил в Португалии. Тони Блэр пытался внушить прессе, что мальчик имеет право на личную жизнь: [i]«Мой сын – не единственный юноша, который этой ночью отмечал сдачу экзаменов. Не он один веселился слишком усердно. Но он единственный, о ком рассказывают все газеты и телевидение. Мой сын – хороший парень. У нас крепкая семья…»[/i] Тони Блэр просил прессу, чтобы она не писала о его детях, как не пишет о сыновьях принца Чарльза. Просьба была отвергнута, потому что дети премьер-министра – не наследники престола. У них нет привилегий. Эта история не повредила Тони Блэру. Люди увидели, что и у премьер-министра такие же проблемы, как и у других родителей. А повел он себя очень по-человечески и показал, что для него семья – это очень важно. После рождения ребенка Шери быстро вернулась к юридической практике. Когда она уезжала из Лондона, Тони приходилось вставать ночью, если ребенок начинал плакать. А в шесть утра он уже опять принимался за работу. Он не дает себе поблажки. Его рабочий день продолжается 16 часов с небольшими перерывами. Он никогда не признается команде, что очень устал. Только Шери иногда может зайти в его кабинет и сказать помощникам: [i]«Оставьте его одного. Он устал, и ему пора спать. До свидания!»[/i] Никто не обижается. Она права. [b]С Бушем не выпьешь![/b] Шери восхищалась Хилари Клинтон. Ей хотелось заниматься политикой, как и жене Билла Клинтона. В компании Хилари Шери могла быть сама собой. Когда президентом Соединенных Штатов стал Джордж Буш-младший, Шери была очень огорчена. Она не могла скрыть своего раздражения: «Почему мы должны им улыбаться?» Она не симпатизирует семейству Бушей и не разделяет их взгляды. Принципиальная противница смертной казни, она не могла понять, как это Буш, будучи губернатором Техаса, подписал 150 смертных приговоров? В загородном доме Буша Шери была удивлена холодностью обстановки. Ее раздражало и то, что Джордж Буш вел беседу исключительно с Тони. Женщин американский президент не рассматривает как интересных собеседников. Шери потрясло и то, как Буш обращался со своей прислугой. Он подзывал их свистом или щелканьем пальцев. Еще больше изумило его неуважение к жене. Когда Бушу казалось, что первая леди говорит слишком много, он просто обрывал ее на полуслове. Впрочем, и с Лорой Буш ей не о чем было говорить. Выяснилось к тому же, что в доме Буша царит сухой закон, а Тони не возражал бы против бокала вина или глотка виски. Однако ничего крепче кофе не нашлось. [b]Ошибка Шерри[/b] В конце 2002 года Шери Блэр задумалась: как обеспечить финансовое положение семьи после того, как Тони перестанет руководить правительством? Она не может забыть скудное детство, и страх перед нуждой никогда ее не покидает. И Шери решила вложить деньги в недвижимость – купить две квартиры в Бристоле, одну для сына Эвиана, а другую просто в качестве капиталовложения. [i]«Я чертовски много работаю, и я заслуживаю заработанных денег, – говорит жена премьер-министра. – Как мне надоела постоянная нехватка денег! Я должна зарабатывать на жизнь, на мне семья…»[/i] И тут жена премьер-министра совершила роковую ошибку – обратилась за помощью к мошеннику по имени Питер Фостер, отсидевшему за мошенничество. У него были проблемы с правосудием и в США, и в Австралии. Этот самый Фостер познакомился с Кэрол Кэплин, которая стала его любовницей. Кэрол похвасталась близкими отношениями с женой премьер-министра. Фостер понял, что это знакомство – золотое дно для ловкого человека. И именно в этот момент Шери попросила Кэрол подыскать квартиру для сына. Питер Фостер вызвался помочь. Действуя от имени премьер-министра, он добился больших скидок и сэкономил семейству Блэров сорок тысяч фунтов. Сотрудники особого отдела предупредили Блэра, чтобы он держался подальше от этого человека, но Шери даже не сказала мужу, что именно этот Фостер покупает им квартиры. Когда газеты поместили обмен посланиями по электронной почте между Шери и Фостером, разразился скандал: советником жены премьер-министра оказался судимый преступник! Аппарат премьер-министра бросился защищать Тони Блэра, доказывая, что он ничего не знал – жена утаила от него свои деловые отношения с Питером Фостером. Тони Блэр, кажется, впервые утратил хладнокровие. Он во всем винил жену. Считал, что она его подставила. Шери бросили на съедение волкам. Она внезапно ощутила себя совершенно одинокой. И потеряла веру в мужа. Это был худший период в их жизни. Ее заставили выступить в прямом эфире с извинениями за неправильное поведение. Она признала свою ошибку. И в этой ситуации она обнаружила, что ее любимый Тони Блэр стал проводить все больше времени в компании с Кэрол Кэплин. Под ее руководством Тони Блэр занялся собой и к концу года добился успехов. А потом пошли разговоры о том, что Кэрол иногда укладывалась на кровать четы Блэров… В этот трудный момент Шери нашла утешение в религии. Вера – фундаментальная часть ее мировоззрения: она католичка. Она попросила аудиенции у Папы Иоанна Павла II. Беседа продолжалась 15 минут. Тони Блэр, который поехал с женой, не получил удовольствия от встречи с Папой, который жестко высказался против войны в Ираке. Зато Тони увидел, как сильно переживает его жена. Понял, что уделяет ей слишком мало внимания. И сделал правильный шаг. Он отказался от услуг Кэрол Кэплин, распорядился больше не допускать ее на Даунинг-стрит, 10, и отобрать пропуск. Отношения между Шери и Тони восстановились. Тони приходилось непросто. Он вступил в войну с Ираком, хотя большинство англичан было против. Два его министра – Робин Кук и Клэр Шорт – подали в отставку. Сотрудник правительства доктор Дэвид Келли, который заявил, что правительство не право, потерял работу. После этого он принял болеутоляющее средство и перерезал себе вены на руке… На следующее утро нашли его тело, и один из корреспондентов спросил премьер-министра: [i]«Господин Блэр, как вы себя чувствуете, ощущая его кровь на своих руках?»[/i] Блэр понимал, что расследование может закончиться его отставкой. В конце концов он угодил в больницу с сердечным приступом. Шери решила, что всему виной пристрастие мужа к кофе. Она лишила его этого напитка и запретила аппарату премьер-министра пить кофе, чтобы не соблазнять Тони ароматом. Ему разрешили только слабый чай. Вообще говоря, сердечный приступ не удивителен для человека, который много работал, спал не больше четырех часов в день, да еще вынужден был вставать, когда просыпался и начинал плакать младший сын. [b]Секретное оружие[/b] В 2004 году казалось, что время Тони Блэра минуло, что он утратил поддержку в стране и лейбористы могут проиграть на выборах. Гордон Браун почувствовал, что наступает его время. Многие видные лейбористы были готовы присягнуть ему на верность. [i]«Тони был эмоционально и физически истощен, – признавались помощники премьера. – Он безумно устал. Он был очень близок к тому, чтобы все бросить…»[/i] Тони долгое время был любимцем партии и народа. Когда эта любовь стала увядать, он не мог с этим смириться и был готов уйти. Говорят, это Шери воспротивилась его отставке. Она не желала, чтобы кто-то взял над ними верх. Особенно ей была неприятна мысль, что место ее мужа займет все тот же Гордон Браун. Она его терпеть не может и вроде бы сказала одному из его приспешников: [i]«Зарубите себе на носу. Мы останемся. И останемся надолго!»[/i] Воодушевленный женой, Тони ввязался в борьбу. Он не боялся злых вопросов и обвинений, не отказывался от острых интервью и встреч с избирателями, которые показывали по телевидению. Он отвечал на все вопросы. Чем яростнее на него нападали, тем больше симпатий возникало у публики. Его смелая и открытая тактика принесла успех. Он стал первым лейбористом премьер-министром, который выиграл третьи выборы подряд. Поклонники и враги пытаются понять: что это за таинственные источники, из которых он черпает силы? Секретное оружие британского премьер-министра зовут Шери Блэр. [b]Совместный проект газеты «Вечерняя Москва» и телеканала ТВЦ. [i]Телевизионную версию этого материала вы можете увидеть сегодня в 22.55[/b][/i]

Новости СМИ2

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?