втр 15 октября 02:40
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Сбербанк на перепутье

Сбербанк на перепутье

Подробности для «ВМ»

[i][b]Наблюдательный совет Сбербанка вот-вот примет окончательное решение о дате проведения акционерного собрания, которое предположительно состоится в мае. Ожидается, что оно будет бурным, и пресса вряд ли будет допущена в его кулуары. В нынешней непростой финансовой и неустойчивой политической ситуации Сбербанк оказался на перепутье («ВМ» отметила это в публикации 23 апреля).[/b][/i] [i]Сбербанк Российской Федерации по внешним признакам относится к разряду устойчивых и беспроблемных банков. Казалось бы, где как не в этом крупнейшем банке страны хранить средства рядовым гражданам. Однако за величественной гладью официальных отчетов скрываются внутренние неурядицы и вихри подводных течений, завязанных на высшие политические интересы.[/i] Согласно официальным данным, валюта баланса банка по итогам 1998 г. выросла в 1,8 раза до 646,3 млрд. руб., а балансовая прибыль — в 3,4 раза до 15,4 млрд. руб. Сбербанк по праву может считаться универсальным банком. Он обслуживает счета федерального бюджета, отвоевал значительную часть корпоративной клиентуры (по последним данным, банк обслуживает пятую часть всей российской корпоративной клиентуры). Так что стратегическая программа руководства, разработанная в 1996 г., выполнена. При этом Сбербанк остался абсолютным лидером по привлечению средств населения, здесь находится 87% банковских вкладов населения. Доля госбумаг в активах Сбербанка сократилась до 20—25%, что стало возможным, по словам председателя правления банка и его президента Андрея Казьмина, благодаря программе реструктуризации активов. За этими таинственными словами скрывается очень простая процедура. В течение нескольких месяцев, начиная с октября прошлого года, Центральный банк скупал у Сбербанка государственные бумаги, фактически спасая его от банкротства, а страну от бунта доведенных до полного отчаяния вкладчиков. Так что благополучие Сбербанка удалось сохранить за счет исключительных мер Центробанка, носивших, по сути, эмиссионный характер. Спасая Сбербанк, его главный акционер (Центробанк) другой рукой подталкивал вверх цены потребительского рынка. Понятно, что такой механизм банковского благополучия не может работать долго и какие-то принципиальные решения по Сбербанку будут приняты. Пока, правда, неясно, какие. Эксперты, неизменно уклоняющиеся от прямых заявлений прессе, отмечают как минимум три возможных сценария. Налево пойдешь — вклады населения утратишь Президентским посланием предложено разделить банки на расчетные и инвестиционные. Сбербанк ни к одной из этих категорий отнести нельзя. Слухи о переводе средств вкладов граждан из Сбербанка во вновь создаваемый Российский банк развития (РБР) отнюдь не беспочвенны. Эксперты подтверждают, что такой план продолжает обсуждаться в кабинетах Белого дома. Аргументация сторонников этого предложения, автором которого считают Юрия Маслюкова, сводится к следующему: коль скоро Сбербанк, как показали, в частности, результаты проверки банка Счетной палатой, эффективно управлять средствами не в состоянии, то следует оставить за ним лишь то, что он делать умеет, то есть непосредственную работу с гражданами по обслуживанию вкладов и коммунальных платежей. А управление и использование собранных таким образом немалых средств (порядка 120 млрд. руб.) передать Российскому банку развития. Здесь планируется собрать команду финансистов, специализирующихся на работе с реальным сектором, умеющих анализировать связанные с этим риски и находить выгодные сферы применения средств. Впрочем, красиво это звучит только на бумаге. Пока еще ни один крупный российский банк не может похвалиться умением так кредитовать производство, чтобы обеспечить высокую возвратность средств и значительные прибыли. Кстати, не столь уж блестящи на этом направлении и успехи Промстройбанка, в котором 8 лет проработал Юрий Уваров, назначенный директором РБР. Юрий Маслюков, как сообщает «Интерфакс», поддерживает теперь идею создания РБР, как говорится, на пустом месте. При этом российский вице-премьер отмечает, что новый банк должен вступить в жизнь без груза грехов прошлого, очевидно, намекая на проблемы Промстройбанка, которому так хотелось стать отцом-основателем банка развития. Но на пустом месте, как известно, средств для кредитования российской промышленности не наскребешь. На иностранцев надежды мало. Так что план передачи вкладов населения под управление РБР не умрет до тех пор, пока не будут найдены альтернативные источники кредитных ресурсов для нового банка. Направо пойдешь — вкладчиков потеряешь В принципе Сбербанк может и самостоятельно развиваться как своеобразный банк развития. Председатель правления банка Андрей Казьмин на недавней пресс-конференции сообщил о планах кредитования головной конторы НК «ЛУКойл» и перечислил заемщиков банка, в числе которых немало крупных компаний. Однако претензии банка на роль «локомотива» в кредитовании реального сектора, скорее всего, обернутся новыми убытками. За этим последуют новые снижения процентов по вкладам или сохранение их на прежнем уровне на фоне ускоряющего роста цен. Тогда отток вкладчиков неминуем. Конфликт между Сбербанком и Счетной палатой, начало которого уже освещено в прессе, а конца еще не видно, достаточно наглядно показывает, что банк не умеет эффективно работать и отчитываться перед властными структурами. Еще летом прошлого года Счетная палата уведомила руководство Сбербанка о готовящейся проверке его деятельности. Палата хотела изучить вопросы, прямо относящиеся к сфере ее компетенции, то есть проверить, как используются банком средства федерального бюджета и внебюджетных фондов в биржевых и межбанковских операциях. Но в полной мере провести проверку не удалось. По распоряжению Андрея Казьмина часть банковской информации была полностью засекречена. В том числе данные о доходах и расходах, об использовании чистой прибыли и начислении дивидендов на государственный пакет акций и, конечно, о заработках руководства банка. В феврале нынешнего года Счетной палате пришлось жаловаться в Думе на действия руководства Сбербанка, отказавшегося предоставить необходимую информацию. Просьба дать этим действиям правовую оценку и принять меры направлена от имени Счетной палаты в Генеральную прокуратуру. Ждать быстрого ответа на запрос не приходится. Но по закону отказ в предоставлении информации Счетной палате карается и предусматривает, в частности, лишение свободы на срок до 5 лет. Заключение Счетной палаты даже по доступной информации наводят на мрачные мысли. Так, в документах итогового отчета отмечается ухудшение результатов финансовой деятельности Сбербанка за 1996— 1997 гг. В 1997 г. по сравнению с 1996 г. объем валового дохода снизился в полтора раза, а размер балансовой прибыли — в три. За первые три квартала 1998 г., то есть еще до августовского кризиса, размер прибыли оказался в десять (!) раз ниже, чем в том же периоде предыдущего года. По мнению Счетной палаты, Сбербанк с 1997 г. неэффективно размещал привлеченные средства и вклады, что ударило по доходам населения. Все девять выпусков акций банка, а также их реализация и выплата дивидендов проводились, по заключению аудиторов Счетной палаты, с нарушением законодательства, а начисление дивидендов на государственный пакет акций проведено в ущерб основному акционеру, но к выгоде прочих владельцев акций. Крупнейшими из них, как известно, являются «Кредитанштальд-Грант» и «СА IB Investment Bank». А прямо пойдешь — «головы» не сносить Третий вариант развития событий будет в том случае, если в политических верхах сохранится нынешнее шаткое равновесие, в результате которого ни одна из сторон, способных в принципе принять решение об изменениях в деятельности Сбербанка, не осмелится на проведение активный действий. Очевидно, что тогда борьба развернется уже не за пассивы банка или его вкладчиков, а за кресло президента банка. Пресса уже разбухает от вкусных подробностей жизни и деятельности руководства Сберегательного банка. Как о свершившемся факте говорят, что во главе крупнейшего банка страны фактически стоит семейная пара, намекая на неформальный характер отношений президента банка и его заместителя Аллы Алешкиной. Этот тандем, как утверждается в прессе, особо благоволит фактически обанкротившемуся Токобанку и покрывает за счет вкладчиков Сбербанка прорехи в финансах опекаемой структуры. Между тем финансовые трудности Токобанка, как утверждается в прессе, в значительной мере связаны с невозвращением кредитов со стороны ряда фирм, за которыми стоят все те же лица — Андрей Казьмин и Алла Алешкина. Не красит репутацию банкиров и таинственная история с «черным чемоданчиком», якобы забытым в кабинете Аллы Алешкиной кем-то из посетителей. Вскрытие показало, что в чемодане 250 тыс. долл. Деньги в конечном счете оказались на счетах Сбербанка, поскольку хозяина не нашлось. Эта история очень дурно пахнет и похожа на незатейливую схему отмывания «грязных» денег. Ни одна из публикаций в прессе не стала предметом судебного иска о защите чести и достоинства со стороны руководителей Сбербанка. Создается впечатление, что эти истории недалеки от правды. Послесловие или советы вкладчику При любом развитии событий, даже самом благоприятном для граждан, доверивших свои сбережения Сбербанку, сохранить в банке деньги можно, но преумножить, а значит, и уберечь от инфляции нельзя. Статус квази-государственного банка, с одной стороны, дает гарантии, что деньги не пропадут бесследно. Но тот же самый статус в наших условиях неизбежно порождает все новые формы и методы использования этих средств для решения государственных проблем. В недалеком прошлом средства Сбербанка ушли в черную дыру КамАЗа, были использованы для спасения обреченного на умирание Токобанка, директивно задействованы на рынке ГКО, причем отнюдь не в интересах вкладчиков банка. В самом деле, почему иностранцы, вложившие в ГКО средства, вывезли из страны миллиарды долларов, а вкладчики Сбербанка не смогли получить на свои вклады даже таких доходов, которые бы компенсировали потери от инфляции? Вся эта хитрая механика, может быть, и непонятна мало искушенным в финансовых делах российским пенсионерам (кстати, именно они обеспечивают 55,9% вкладов в Сбербанке), но в советах они, похоже, уже не нуждаются. Даже наши доверчивые старики и старушки предпочитают все же хранить деньги на черный день в «зеленых». Об этом, кстати, говорят и лукавые цифры официальной статистики. По данным Госкомстата, вклады населения в банках к 1 марта 1999 г., включая валютные в рублевом эквиваленте, выросли по сравнению с тем же днем год назад на 0,5%. А курс доллара за это время вырос в три с половиной раза. Так что в пересчете на свободно конвертируемую валюту население хранит в банках в три с половиной раза меньше средств, чем год назад. Понятно, что часть вкладов просто обесценилась, но значительная часть была изъята владельцами. Хранить деньги по углам, конечно, рискованно. Лихому человеку до таких заначек добраться не так уж трудно. Предкам нашим, закапывавшим в укромном месте горшки с металлическими монетами, было куда проще. Так что деньги в банки граждане потихоньку все же несут. Но москвичи, и об этом с грустью говорят специалисты Сбербанка, все активнее переводят деньги на депозиты в банки московской группы, за которыми стоят гарантии московского правительства. Имидж правительства Юрия Лужкова как надежного гаранта не был поколеблен даже в кризисный период. Как ни тормоши опытных финансистов, лучшего практического совета не могут дать и они, во всяком случае пока.

Новости СМИ2

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Хамское отношение к врачам — симптом нездоровья общества

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше

Сергей Лесков

Нобелевка, понятная каждому

Георгий Бовт

Сталин, Жданов, Берия и «Яндекс»

Оксана Крученко

А караван идет…

Ольга Кузьмина  

Без запуска социального лифта нам не обойтись

Александр Никонов

Чему нам действительно нужно учиться у Запада