чт 17 октября 06:29
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Очень дальнее Подмосковье

Очень дальнее Подмосковье

Попасть в гости к Тургеневу просто: главное – захотеть!

[b]С одной стороны, Спасское-Лутовиново издавна находится в Орловской губернии и Подмосковьем считаться вроде бы не может. А с другой, Иван Тургенев – это что-то настолько наше, что и 300 верст не расстояние. Во всяком случае, знайте, что в ближайшую субботу, 24 июня, в усадьбе большого русского писателя пройдет ежегодный Всероссийский Тургеневский праздник.[/b] Именно в это время Иван Сергеевич чаще всего посещал родные края, устраивая каждый раз большие гулянья для окрестных крестьян. В этом году, по сложившейся традиции, после утреннего богослужения в храме Спаса Преображения Господня гостей ожидают экскурсии по музею-заповеднику, фольклорные выступления, праздничный концерт, викторины, конкурсы, лотерея и даже сюрпризы. В Спасском трудно не почувствовать Тургенева. Кажется, он только что вышел за ворота прогуляться. Ворота – это то, с чего начинается любая усадьба, как театр с вешалки. Здешние ворота не первый век сторожат свои владения – усадебный дом, пруды, старый парк, родовую усыпальницу Тургеневых… Усадьба не похожа на строгий музейный объект – она живет своей жизнью, неспешно разговаривает с вами, присматривается и… доверяет. Именно доверяет, со всей искренностью и добротой. Вот пруд, возле которого «загорают» гуси. По словам местных жителей, в пруду и сейчас, как полтора века назад, ловится рыба. Но прежде всего тут хочется надышаться солнцем, свежескошенной травой, цветами… А густые липовые аллеи спешно уводят тебя в парк. Со времен его основания здесь сохранилось около двух тысяч двухсотлетних лип, ясеней, кленов, елей, дубов, вязов, серебристых тополей и других жителей среднерусской полосы. О нем говорят, что он «по праву является одним из самых красивых усадебных парков России». В центре парка – дом. Предки Тургенева поселились в Спасском-Лутовинове в середине XVIII столетия. Здесь прошло детство писателя, сюда он не раз приезжал в зрелом возрасте. Встречался с друзьями, пребывал в ссылке, работал над романами «Рудин», «Дворянское гнездо», «Накануне», «Отцы и дети», «Новь», написал многие рассказы и стихотворения в прозе. Главный усадебный дом, построенный в форме подковы, помнит разгульные праздники и балы, пожары и опустошения. Особенно печально судьба тургеневской усадьбы сложилась после смерти писателя. Книги, портреты, рукописи, семейные ценности и памятные реликвии разошлись по наследникам. Многое исчезло безвозвратно. В ночь с 19 на 20 января 1906 года, в разгар русской смуты, Спасский дом сгорел дотла. В годы Гражданской войны усадьба оказалась бесхозной, плохо охранялась. Оставшиеся помещения ветшали, подвергались расхищению. Некоторые строения были и вовсе разобраны. Зарастали пруды. Поместье сдавалось в аренду – сельхозартели, совхозу, местной школе. Но прошло время, и дом восстановили. К счастью, многие подлинные вещи Тургенева сохранились и теперь занимают свое прежнее место. Так, в малой гостиной, как и в былые дни, каждого входящего встречает огромный и уютный темно-зеленый диван «самосон», столь любимый писателем. Говорят, всякий, кто отваживался хоть немного посидеть на диване, тут же засыпал. В столовой мерно тикают старинные английские часы. На часах – короткая надпись: «бьют-молчат». Если стрелочку выставляют на «бьют», каждые полчаса раздается звон, а если на «молчат», то ночью спится спокойно. Здесь же, в столовой, большой раздвижной дубовый стол и такие же дубовые стулья, фанерованные карельской березой. Возле стены – буфет красного дерева в стиле ампир. Мебель красного дерева и в большой гостиной – одной из парадных комнат дома. Овальный стол с резной тумбой, оканчивающийся звериными лапами; диван с подлокотниками в виде грифонов; мягкие кресла с позолоченными спинками… Кабинет Тургенева почти аскетичен. Главное место занимает большой дубовый рабочий стол. В углу фамильная реликвия – старинная икона Спаса Нерукотворного. Говорят, эту икону подарил предку писателя чуть ли не сам Иоанн Грозный. Конечно же, есть и другие комнаты: библиотека, «Савинская», «Казино», где вечерами читали, музицировали, резались в карты, играли в бильярд... Описывать дом – дело неблагодарное, лучше один раз приехать и увидеть его своими глазами. И хотя от Москвы Спасское-Лутовиново не ближний свет – 330 км, при желании добраться можно. Автолюбителям советуем ехать по Варшавскому шоссе через Тульскуюобласть, сразу после знака «Орловская область», на развилке, уходить вправо, на Мценск. А потом, километров через восемь, опять направо – по указателю «Музей». От МКАД около 3 часов езды. А то поезжайте железной дорогой. Тем более что недавно МЖД специально для туристов продлила маршрут экспресса «Ясная Поляна», курсирующего между Курским вокзалом и усадьбой Л. Н. Толстого, до станции Чернь. Усадьбы Толстого и Тургенева находятся относительно близко друг от друга, и, если есть возможность, посетите обе. От Черни до Спасского-Лутовинова 20 минут на автобусе. На все путешествие уходит 3 часа, по дороге вы пьете кофе, наслаждаетесь пейзажами за окном и смотрите видеофильм об усадебных мирах писателей. Все вагоны комфортабельные, оборудованы мягкими креслами, телевизорами, на стенах – картины и фотографии на толстовские темы. По дороге поезд делает остановку на исторической станции Козлова Засека. Станция после реставрации выглядит как во времена Толстого. На стене – колокол, подающий сигнал об отправлении поезда. В самом вокзале очаровательные деревянные скамейки, резное окошко кассы. Есть здесь свой «Буфетъ» и даже «Погребъ». Есть и музей, в котором можно увидеть дорожные кофейники, чемоданы, семафоры, телеграфный аппарат и много чего еще интересного. И не забудьте заглянуть в комнатку смотрительницы, чтобы поставить печать «Козлова засека». После этого со спокойной душой отправляйтесь в гости к Ивану Тургеневу.

Новости СМИ2

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Никита Миронов  

За фейки начали штрафовать. Этому нужно радоваться

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше