втр 22 октября 17:45
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

А летали они на «чайках», «ишаках» и «уточках»

Мосгорсуд выпустил из СИЗО виновника ДТП у «Славянского бульвара»

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Каховскую линию закроют на реконструкцию 26 октября

Появилось видео с места убийства двух человек в Новой Москве

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

Синоптики предупредили о снижении температуры в столице

Названа доля семей, которым хватает средств на еду и одежду

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Трамп объяснил, почему начали процедуру импичмента

Путешественники назвали способы борьбы с джетлагом

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

А летали они на «чайках», «ишаках» и «уточках»

Военная судьба двух москвичей

[b]Уходят ветераны Великой Отечественной. Уцелевшие под пулями солдат вермахта, под артналетами и гусеницами «тигров», уходят неприметно, как и жили. В последнее время заслуженным старикам СССР совсем трудно держать фасон. Ведь многим из прошедших окружение, блокаду, прорыв или «сталинский удар» уже за восемьдесят! Тут, брат, не похорохоришься, не отмахнешься небрежно от одолевших хворей. Особенно если это боль от задвигавшегося где-то у сердца осколка, жгучая резь в разбитом суставе. И честь и хвала тем ветеранам, которые, несмотря ни на что, и ныне откликаются на просьбы рассказать о своей отчаянной фронтовой молодости, о своих боевых друзьях![/b] Мне всегда интересны ветеранские посиделки с «наркомовскими» ста граммами (а то и стаканом, если здоровьишко собеседников не слишком шалит). Там можно услышать истории с потрясающими невыдуманными подробностями и красочными портретами смелых до безумия людей. Сегодня хочется рассказать о двух судьбах, полнее узнать о которых помогли документы Центрального архива Министерства обороны в подмосковном Подольске. Они так схожи, так тесно переплелись и дополнились, что у меня возникло странное предположение. А вдруг эти два замечательных летчика-москвича – Леонид Иванович Борисов и Николай Степанович Котлов – были однополчанами? И возраст подходящий. Первый родился в 1916-м, второй – в 1918 году. И боевые биографии – сущие близнецы. На войне с первого дня. Летали над Киевом, Сталинградом, Курском. Водили те же самые «чайки», «У-2», «И-16», «Як-1»… Путь Леонида Борисова в авиацию был самый что ни на есть типичный. После окончания 7-го класса школы № 11 в Хавско-Шабаловском переулке (был такой в столице) получил он специальность токаря и пошел на завод «Красная звезда». Говорят, живости в нем было на троих. А заветное желание одно – небо! Сначала записался в «школу парения» (официальное название тех лет) спартаковского аэроклуба. В 1937-м он уже курсант столичных летных курсов, а в декабре 1939 года был выпущен Одесской школой военных летчиков в звании младшего лейтенанта. Каким он был военным летчиком? Читаем: «Воздушный бой ведет энергично и грамотно. По воздушным целям стреляет отлично, по наземным удовлетворительно… Вспыльчив, волевые качества развиты хорошо. Энергичен, решителен в полетах, вынослив, усталости не чувствует». Это из его аттестации, которую он сам, конечно, не видел. Бои под Киевом в первые месяцы войны стали суровым испытанием для обоих молодых офицеров. В эти суровые дни Николай Котлов, лишь год назад окончивший Борисоглебскую летную школу, провел 45 штурмовок войск, техники и переправ врага, за что был удостоен ордена Красного Знамени. На долю Борисова тоже выпала немалая боевая работа. На его счету 22 штурмовых полета. Кроме того, он удачно действовал как истребитель. Над Киевом и его окрестностями сбил 5 самолетов лично и три в группе. В день, как правило, делал пять-шесть боевых вылетов. Один из них прославил его… 20 сентября 1941 года Борисов, то ли расстреляв боезапас, то ли войдя в азарт и чересчур приблизившись к врагу, бросил свой «И-15» тараном на «Юнкерс-88» и срезал ему руль поворота. Но тот продолжал лететь! Тогда Леонид еще раз рубанул погнутым винтом по правому рулю глубины. И «Юнкерс» свалился в пике! Такой двойной, особо рискованный таран даже старые авиаторы полка не могли припомнить. На груди Борисова не замедлил появиться первый высокий орден – орден Ленина. Тут на некоторое время пути земляков разошлись. Котлов оказался под Смоленском. Там ему крупно не повезло. Он вынужден был посадить горящий самолет на лесную поляну. При этом серьезно повредил ногу. Хорошо, что хоть приземление произошло на нашей территории. Раненого летчика быстро эвакуировали на прибывшем из части самолете. Врачи качали головами: с таким двойным переломом летать придется не скоро, а может быть, не придется никогда. Служба Борисова тем временем протекала на Харьковско-Изюмском направлении. Там он уничтожил три самолета сам и четыре «в паре». 48 раз на бреющем полете проносился он над позициями гитлеровцев. Летом 1942 года ему вручают орден Красного Знамени. В начале 1943 года командование посылает его в Саратов принять дар – новенький истребитель, приобретенный на средства местных колхозников. Такая форма помощи фронту только что появилась с легкой руки крестьянина Ферапонта Головатого. Это он, простой пасечник, с согласия семьи выкупил на авиационном заводе боевую машину. Головатов призывал сограждан отдавать трудовые сбережения на покупку самолетов, танков и пушек. Сталин ответил телеграммой на инициативу вчера еще никому неведомого селянина: «Спасибо Вам, Ферапонт Петрович, за Вашу заботу о Красной Армии и ее воздушных силах. Красная Армия не забудет, что Вы сдали свои сбережения на постройку боевого самолета. Примите мой привет. И. Сталин». Принимая боевую машину, на которой ему предстояло оправдать доверие саратовских крестьян, Леонид Борисов пообещал, что он и его товарищи не пожалеют сил и самой жизни для победы над врагом. Что выпало на долю наших героев во время Сталинградской битвы, кратко рассказать трудно. Одно ясно – медали за оборону волжской крепости им дали не за ясные глаза, не за сидение в теплых блиндажах на аэродромах. Лето 1943 года стало небывалым экзаменом для наших авиаторов. Курско-Орловская дуга стала ареной беспримерных схваток воздушных асов. Если быть точным, то грозное сражение только еще назревало, когда 2 июня 1943 года по тревоге была поднята дежурная эскадрилья, которой командовал Николай Котлов. Ей предстояло перехватить самолеты, летящие на Курск. Завязался бой с конвоем истребителей, и Котлов, почувствовав благоприятную ситуацию, оторвался от своей шестерки, чтобы в одиночку напасть на дюжину бомбардировщиков «хенкель-111». Первой же пулеметной очередью он сбил вражеский самолет. И вдруг заметил, как ниже под прикрытием четверки «мессершмитов-109» прорывается к цели звено «юнкерсов». И хотя только что подбили машину его ведомого – лейтенанта Грачева, Котлов бросился на черно-крестовую стаю и зажег одну из машин. На него тут же навалились все четыре «мессера» Схватка была жесточайшей. Впоследствии друзья свидетельствовали – шесть или семь минут в стремительной воздушной карусели грохотали двадцатимиллиметровая пушка и два пулемета Котлова. Ему удалось сбить трех противников, доведя итог поверженных вражеских машин до пяти! Однако плата за победу была страшной. Две пули пробили навылет грудь Николая. В его кабине разорвался снаряд, оторвав ему ногу. Истекая кровью, пилот сумел дотянуть машину до аэродрома Курск-восточный. Но посадить ее на землю уже не мог. И тогда, поднявшись ввысь, он выбрался на крыло и выбросился с парашютом. Николай Котлов умер вскоре на руках подоспевших нему боевых друзей. На таком же «Як-1» 10 июля 1943 года гвардии капитан Леонид Борисов отправился в свой 426-й боевой вылет. 14 самолетов под его командованием должны были прикрывать наземные войска в районе Верхнего Скородного. Внезапно рядом появились более 30 «Юнкерсов-87». Ас, на боевом счету которого было уже 17 вражеских самолетов, сбитых лично, а также 10 в групповых боях, бросился на эскадрилью бомбардировщиков. Он зажег один из них, но не успел отвернуть, как бомбовый груз немца сдетонировал. В том взрыве Леонид Борисов погиб. Вот такие случались на земле и в воздухе скрещения судеб. На войне все бывало… [b]Николай МИТРОФАНОВ, кандидат исторических наук[/b] [b]На илл.: [i]Николай Котлов, 1941 год, Леонид Борисов, 1943 год.[/b][/i]

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение