ср 16 октября 13:08
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Европарламент и призраки

Европарламент и призраки

Организация Европейского культурного центра в Москве не обошлась без скандала

[i]Каждый раз, когда мы хотим как лучше, получается как всегда. Вот и организация Европейского культурного центра в Москве не обошлась без скандала. Мало того что государство от участия в проекте уклонилось, так еще и «забыло» про то, что граждан (особенно живущих в центре) надо опекать вплоть до их счастливого выселения в спальные районы.[/i] [b]С чем едят ЕКЦ [/b] В Москве на Страстном бульваре скоро, то есть через два года, откроется Европейский культурный центр (ЕКЦ). Планы главного его учредителя, Московской продюсерской компании «Мир — театр», огромны: подземный кинозал на пятьсот мест, театральные мастерские, художественные студии, офисы, две гостиницы — для артистов и гостей Центра. И главное — резиденция Европарламента, поскольку именно он приложил ручку к созданию Европейского культурного центра. Московский ЕКЦ — не какой-нибудь там «пилотный выпуск программы», а предприятие вполне зрелое: по всему пространству от Бреста до Лиссабона таких Центров уже больше десяти. Организует их некая ENCC («Сеть европейских культурных центров»). Естественно, Европарламент занялся российской культурой не по доброте душевной, а только волею пославших его народов. Воля такова: не допущать Америку в Европу. Уж если в плане экономическом объединенная Европа сумела достичь желанного паритета с янки, то неужели на культурной ниве нельзя догнать и перегнать? Оказывается, можно. С помощью культурных центров. У нас идею поддержали — но не государственные мужи, а «частники». Фирма «Мир — театр», которая в 1996 году занялась организацией Европейского культурного центра, театралам известна давно. Устраивала с Гедиминасом Тарандой в начале девяностых «Европейский театральный тракт». Будущий глава «Мира...» Азат Рафиков долгое время работал с организацией «Товарищество режиссеров», ставил спектакли в провинции. Потом, по его собственным словам, ему стало тесно в режиссуре, и он начал создавать в России то, чего здесь после 1917 года не было — институт продюсерства. Его Московская продюсерская компания «Мир — театр» — фирма вполне «оперившаяся». [b]И мы не лыком шиты [/b] Пару лет назад Рафиков пришел к идее синкретизма в искусстве. Он решил, что настала пора соединить под одними сводами литературу, живопись, театр и все-все-все в искусстве — просто для того, чтобы это искусство не умерло окончательно. Пришедший в ЕКЦ любитель спектаклей просто обречен полюбить и качественное кино, которое будет крутиться рядышком. Обречен пообедать в ресторане и таким образом проспонсировать очередную художественную выставку. В общем-то, ЕКЦ — это храм сразу нескольких муз. Проекты в нем будут представлять по большей части международные, качественные. Привезут к нам, например, спектакль Ла Скала. Или сокровища Лувра — чем черт не шутит. Тут в Центр народ и повалит. [b]Азат Рафиков[/b], президент продюсерской фирмы «Мир — театр»: [i]— Каждый день через культурный центр во фландрском городе Тарнаут с населением в 30 тысяч проходит порядка 2000 человек: в центре есть гостиницы, своя типография, свой видеосалон, студия — вся инфраструктура. Суперсовременная аппаратура, театральный зал на 600—800 мест. С утра заканчивается детский спектакль нидерландского театра, сразу начинается другой — немецкий для школьников, затем — репетиция, вечером — Королевский канадский балет. Они несут к себе все лучшее, что есть в мире.[/i] Мы, считает Рафиков, учитывая все наши богатые культурные традиции, должны воспользоваться достижениями страны без оных. Поскольку последняя, ведя мудрую культурную политику, умудрилась стать одной из самых продвинутых стран в Европе в культурном отношении. И нас с помощью ЕКЦ ждет то же самое. В общем, светлое будущее. [b]Скелет в шкафу [/b] — он есть в каждом доме, как говорят англичане. У ЕКЦ их несколько. Главное — под Центр отдали еще «живой» заселенный дом. Вместе с прилегающими территориями — старенькими гнилыми сарайчиками, в которых жители хранят свое барахло. Точнее, сначала только сарайчики «Мир — театр» и арендовал, предполагая открыть там небольшой офис. [b]Азат Рафиков: [/b]— [i]Это Федоров (Сергей Юрьевич Федоров — первый заместитель префекта ЦАО) мне сказал: а зачем тебе, собственно, эти маленькие гаражики? Есть ведь возможность взять всю усадьбу. Я и не стал отказываться.[/i] Против федоровской щедрости выступили жители дома №12, которым никто о печальной судьбе их дома не рассказал. Только недавно узнали они, что дом их аварийный и будет расселен в ближайшее время. А на месте коммунальных квартир будет построен очаг культуры. [b]Ольга Хмилинская, [/b]старшая по дому №12: [i]— В 1998-м мы окольными путями, обращаясь в официальные органы с «бытовыми» вопросами, узнаем, что никаких действий с нашим домом производиться не может — будь то приватизация, разделение лицевого счета... И ходит по инстанциям документ — постановление правительства Москвы от 28 июля 1998 года №582 о реконструкции комплекса строений по адресу: Страстной бульвар, 12. Нас, оказывается, выселяют.[/i] Мы — призраки! В постановлении этом сказано: «Провести в установленном законом порядке отселение жителей (44 семьи, 94 человека), вывод пользователей из нежилых помещений (арендаторов и собственников) из строений 1 и 2 на приобретаемую за счет собственных средств площадь». И только после этого оформляется «договор долгосрочной аренды земли под строениями 1 и 2 с заказчиком-инвестором сроком на 49 лет». Интересно. Получается, что никакой аренды пока у «Мир — театра» нет? К тому же без согласия жильцов каких-либо действий с их домом производиться не может — тем более выселения. В том, естественно, случае, когда дом не признан аварийным. Однако аварийным дом на Страстном пока еще не признали, хотя износ здания уже давно составляет 76 процентов. А иначе стоило бы соблюдать распоряжение премьера правительства Москвы от 1 апреля 1999 г. №276-РП «Об утверждении Порядка определения аварийности жилых помещений (домов) в г. Москве», по которому в аварийных домах «частичные осмотры несущих конструкций, имеющих деформации, должны осуществляться не реже одного раза в неделю». Никаких осмотров в доме №12 не проводится. [b]Ольга Хмилинская: [/b][i] — В начале 1992 года Азат Рафиков предложил нам на общем собрании идти в Моссовет, просить землеотвод. Дескать, мы вам выстроим дом (на паях, конечно). Жильцы отказались. Никто, даже коммунальщики, у нас не хочет отсюда уезжать. Да у нас при чистом воздухе слышны куранты! [/i] [b]Владимир Шафраник, [/b]жилец дома №12: — [i]Да, конечно, у нас есть люди, которые ждут этого выселения, как манны небесной, потому что они решают свои квартирные вопросы. Однако жильцы приватизированных квартир уезжать не хотят.[/i] У властей — своя версия происходящего. Начальник управления координации работ префектуры Центрального административного округа Вера Коротаева считает: — Конфликт с жителями — он возникает везде, где начинается строительство. Выходят из положения только одним способом: просто удовлетворяют потребности жителей. Если дом не аварийный, инвестор покупает жильцам квартиры. В противном случае он выселяется — даже принудительно. Поскольку здесь такого нет, то все конфликты будут разрешаться полюбовно. Хотя дом, конечно же, ветхий, его надо отселять. Естественно, если в одной отдельно взятой квартире человек сделал ремонт, ему не хочется оттуда выезжать. Но мы будем подыскивать только те варианты, которые устроят жителей. Во всяком случае, все их пожелания будут учитываться. [b]Скелет №2 [/b] — это Московский городской военкомат, который располагается в строении 12-а по Страстному. Поскольку к культуре он не относится, то и заниматься им приходится без «Мира...», который, правда, уже нашел надежного кредитора в Европе. Это швейцарская компания «Люккеэкспорт-кредит». Первый транш — 40 миллионов долларов. Военкоматами мирные люди не интересуются. [i]— Инвестор не желает вкладывать деньги в «войну», — говорит [b]Коротаева. [/b]— Однако есть договоренность о том, чтобы спонсор нашел средства на ремонт того помещения, которое найдут военкомату. Но о том, чтобы вывезти весь его архив, купить площадь, инвесторы даже не заикаются. Сейчас мы пытаемся разрешить этот вопрос за счет города. Мы уже обратились в департамент государственного муниципального имущества с тем, чтобы под военкомат подобрали подходящую площадь, но пока этот вопрос «в подвешенном состоянии».[/i] [b]Скелет №3 [/b] — «независимость» нового ЕКЦ. У нас порядок вещей определен раз и навсегда: без высокого покровительства ничто не работает. Посему АОЗТ «Мир — театр» в конце 1991 года зарегистрировали под эгидой Министерства культуры, главой которого тогда был Юрий Соломин. Но вот незадача: Соломин 05.12.91, когда фирма официально зарегистрировалась, министром уже несколько дней не был. Но все равно «Мир — театр» использовал печати с надписью: «Министерство культуры». Что с юридической точки зрения неправильно, ибо на балансе Министерства культуры «Мир — театр» не находится. Как нам объяснили в правовом отделе Министерства культуры, подобная ситуация возникает часто, даже если Минкульт — один из учредителей той или иной фирмы. Соломин же и теперь поддерживает «Мир — театр». Малый театр стал и одним из учредителей Европейского культурного центра. — Как вы относитесь к тому, что в России Европейским культурным центром занимается негосударственная организация — «Мир — театр»? — спросили мы у [b]Юрия Соломина[/b]. [i]— Видите ли, какая вещь... Сразу понимаю, что в вашем вопросе содержится некоторое сомнение. Поэтому я скажу так. Рафикова я знаю лет десять. Он приходил еще ко мне в министерство с группой молодых режиссеров, многие из которых стали уже главными режиссерами в провинциальных и московских театрах. Не в моих правилах отказывать людям, если могу помочь. Мы помогали Рафикову, по-моему, дважды, он привозил сюда осетинский театр — то есть мы наглядно видели всю его деятельность, и мы предоставили тогда возможность коллективу развить Европейский театральный тракт. Я знал, что идея ЕКЦ давно носилась в воздухе. И, честно говоря, не очень верил в осуществимость проекта, но всегда говорил: все, что от меня требуется, — пожалуйста. И вдруг появилась конкретная реальность. Я-то думал, что Рафиков рассказывает мне сказки, но оказалось, что и мэрия ему помогла, и дом дали. И поэтому, когда он попросил, чтобы Малый театр помог в этом деле, я сказал: хорошо, я буду одним из учредителей. Почему нет? Тем более что это культура, а не какой-то бизнес. Но, конечно, без бизнеса теперь не обойдешься, и какой-то процент его будет присутствовать. Наверное, теперь уже нельзя обойтись без ЕКЦ — хотя, наверное, можно, жили же мы без него.[/i] [b]— Когда в начале девяностых к вам в министерство пришел Рафиков, его и вас поддержали в министерстве? [/b] [i]— Разные были мнения. Но нас поддержали — а как же иначе? Тогда было очень много полугосударственных мероприятий, которыми мы занимались.[/i] [b]Только не мешайте [/b] Однако слово «культура» у постсоветских людей никак не ассоциируется с понятиями «гостиница», «ресторан», «офис», которые планируются в ЕКЦ. [b]Ольга Хмилинская: [/b]— [i]У нас в гараже, который в первую очередь арендовал Рафиков, находится автосервис. Мы не хотим, чтобы на месте нашего дома были резиденция Европарламента и отель. Если бы тут действительно планировалась культура! Если бы перед нами был честный прозрачный человек, то этот вопрос разрешился бы уже давно. А сейчас все делается как-то ползуче, втихаря, и это просто ужасно.[/i] Да, конечно, не получается у нас просто построить дом и отдать его культурным людям. «Это ничем не окупится», — говорила в фильме «Как украсть миллион» Одри Хэпберн. Так что в русском проекте ЕКЦ изначально закладывается возможность самостоятельно зарабатывать деньги — как раз гостиницами, офисами и прочим добром. Но очень уж значительная «окупаемость» пугает жильцов дома № 12, которые скоро покинут насиженные места во имя великой российской и мировой культуры. [i]— Я не коммерсант, — говорит Рафиков, — я вообще не понимаю ничего в экономике. Просто я внимательно изучил, как работают конкретные предприятия. В странах Бенилюкса часть бюджета культурных центров проплачивает государство. Мы же будем самообеспечиваться на сто процентов! То есть от государства мне ничего не нужно. Лишь бы не мешало. А оно уже и не мешает.[/i]

Новости СМИ2

Виктория Федотова

Контроль не спасет детей от беды

Анна Кудрявцева, диетолог

Чем меньше добавок, тем лучше

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше