ср 16 октября 13:18
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

«Меч-рыба» наносит удар под водой

«Меч-рыба» наносит удар под водой

Узнаем ли тайну трагедии К-129?

[b]Последний поход [/b] [i]8 марта 1968 года советская ракетная подводная лодка К-129, по американской классификации «Гольф-II», не вышла на связь. Такое изредка случалось. В этом еще не было ничего катастрофического — в море порой складывалась непредвиденная ситуация: лодка могла оказаться вблизи кораблей потенциального противника, а потому, избегая обнаружения, обязана была хранить радиомолчание. Но когда подлодка не ответила и на контрольную радиограмму 10 марта, в штабе Тихоокеанского флота поняли, что случилось что-то непредвиденное. Командование организовало поиск. В море вышли надводные корабли, вылетели самолеты. Командир 29-й дивизии подводных лодок, куда входила и К-129, контр-адмирал [b]Виктор Дыгало [/b]на другой субмарине пошел по маршруту исчезнувшего ракетоносца. Шли почти строго на юго-восток, повторяя маршрут К-129 и пытаясь найти хоть что-то, что пролило бы свет на тайну исчезновения подводного корабля. Но ничего — ни обломков, ни других характерных признаков катастрофы: соляры или масла — на поверхности обнаружено не было.[/i] Уже почти не было сомнений, что советская ракетная подводная лодка проекта 629-А с тремя баллистическими ракетами и ядерным оружием на борту навсегда осталась где-то в морских глубинах. Адмирал понимал: ничто на Земле так не умеет хранить тайны, как море... Тогда, вглядываясь в синюю гладь воды, он пытался разобраться в происшедшем. Комдив прекрасно знал, что и лодка, и экипаж были полностью готовы к выполнению боевого патрулирования, и в то, что всей команды — командира лодки Владимира Кобзаря, офицеров и многих матросов которой он хорошо знал,— уже нет в живых, не верилось. Но после того как в назначенный срок, 5 мая, К-129 не вернулась на базу, в гибели ее уже не оставалось сомнений. В эти дни вспоминались прошедшая жизнь, служба с однополчанами и лица тех ребят, которых он больше уже никогда не увидит. А еще он думал о том, что ему придется написать 98 похоронок родным и близким людей, которых знал и в которых верил. Мысль, точно по волнам, скользнула вглубь, в далекий отсюда большой приморский город. [b]Дорога под воду [/b] ...Одесса жила морем. На Привозе, как и во времена Гаврика и Пети, торговали скумбрией, кефалью и бычками, а бравые краснофлотцы гуляли по широким бульварам, и мальчишки с завистью глядели на их ладную и красивую форму. Ах, эта чудная, замечательная морская форма... Ананий Дыгало работал официантом, а по характеру был человеком крутым. Решений своих не менял. А поскольку младший из трех сыновей, Виктор, хорошо рисовал, то и принято было решение, что после 7-го класса он пойдет в художественное училище. Виктор пошел. Ходил на занятия с мольбертом под мышкой, но однажды не удержался и забрал документы и сдал их в ОВМСШ № 6 — Одесскую военно-морскую школу. Мечталось о дальних походах, а тут еще и штаны совсем поистрепались, а у учеников этой школы были такие замечательные клеша! И ничего, что вместо ленточек на бескозырках у учеников школы были всего лишь банты, море было рядом — коснись рукой — вот оно. Но сказать отцу о том, что бросил художку, было страшно. И вот как-то велели всем забрать домой форму, а утром явиться в ней. Так вот и предстал перед отцом. Тот оглядел его, как Тарас Бульба сыновей, помолчал, а потом махнул рукой: — Думал, ты Айвазовским станешь, но вдруг адмирал Нахимов из тебя получится? Насчет Нахимова отец немного промахнулся, а вот насчет адмирала в буквальном смысле как в воду глядел. Так Виктор Дыгало получил отцовское благословение на морскую судьбу. Это было в сороковом, а через год началась война. Десятки немецких и румынских дивизий навалились тогда на Одессу. Гарнизон и весь город сражались героически. 200 километров траншей и эскарпов выкопали и построили тогда курсанты одесских училищ. Но врагов было в десятки раз больше. Курсантов эвакуировали. Присягу молодой краснофлотец принял только в сорок втором. Потом фронт, постоянное движение вдоль линии огня в попытках заткнуть свежей бригадой морской пехоты двадцатикилометровую дыру. Затем заполненные водой чуть ли не по грудь окопы и бомба, угодившая прямо в траншею. Виктору перебило ногу. Пока добрался до госпиталя № 1991, началась гангрена. «Дяденька, не отрезайте!» — взмолился молодой боец. Доктор помотал головой, потом промолвил: «Ладно, попробую». Так он три часа «пробовал». Когда раненый пришел в себя, думал — отрезали. Потянулся — есть нога! Чудный врач оказался этот доктор Ольшанский. Он своего пациента «цыганком» прозвал. Позже Дыгало приезжал к нему, адмиралом был, а Ольшанский, завидев гостя, всегда кричал жене: «Цыганский табор приехал!». Потом, уже после войны, была служба на подводном флоте. Был переход его лодки из Балтийского в Белое море по Беломоро-Балтийскому каналу, когда с субмарины сняли все, что возможно, подняли корпус на понтоны да так и провели по всему пути, минуя многочисленные шлюзы. Затем, уже своим ходом, Северным морским путем — на Камчатку, в состав Тихоокеанского флота. А вскоре его новую лодку направили на ремонт. Только прибыв по назначению, Виктор Дыгало понял, зачем их направили на судоремонтный завод, — лодка подлежала модернизации. На ней решено было установить только что созданный ракетный комплекс из двух ракет с ядерными боеголовками. Модернизировали долго. Пришлось вызывать специалистов с материка. Но в конце концов лодку во второй раз спустили на воду. [b]Звезды на погонах [/b] Но вскоре случилось ЧП. В то время как командир субмарины был в командировке, на лодке случился пожар. Старпом, отвечавший в отсутствие командира за порядок на корабле, перепугался и на вопрос залетного начальника из Москвы, кто командует кораблем, назвал фамилию Дыгало. В Москву полетела телеграмма о том, что единственная на Тихоокеанском флоте ракетная подводная лодка выведена из строя. Ответ из Главного штаба ВМФ не заставил себя долго ждать — командира разжаловали из капитана второго ранга в капитаны третьего. Поармейски — из подполковников в майоры. Но уже через год у разжалованного капитана появился шанс отличиться. В октябре 1959 года после визита в Китай во Владивосток заехал Н. С. Хрущев. И решил тогдашний Первый секретарь ЦК и Председатель Совета Министров оценить боевые возможности нового оружия. В 9.30 пришел эсминец с начальством на борту. Перед командиром лодки — сам Хрущев, первый секретарь Хабаровского крайкома КПСС В. Чернышев, главнокомандующий ВМФ СССР адмирал флота Советского Союза С. Г. Горшков, командующий Тихоокеанским флотом адмирал В. И. Фокин. Хрущев поглядел на часы и спросил: — Каков распорядок на кораблях? — В час — обед, потом адмиральский час, — доложил Фокин. — Ну так и не будем нарушать распорядок. В двенадцать — стрельбы. И только хотел было командир лодки раскрыть рот, чтобы объяснить главе партии и правительства, что в эти сроки никак не уложиться, потому что только на выход из бухты в открытое море около часа нужно, да еще потом, по правилам стрельбы ракетой Р-11ФМ, лодка три часа должна идти строго определенным курсом на цель, чтобы все рассчитать и отладить очень капризную систему наведения, как увидел, что Горшков ему из-за спины кулак показывает: «Молчи!». Да еще приказывает готовить к пуску две ракеты. Одним словом, обрубили они тогда швартовы и — полный вперед. Вышли в море, легли на боевой курс, в три раза быстрее норматива рассчитали параметры пуска. Всего пятнадцать минут, как легли на курс, а уже надо готовиться к пуску. Тут прибежал бледный командир боевой части (БЧ-2) Бардинов и зашептал: — Так же нельзя, я в журнал запишу! — Записывай, что хочешь, но чтоб в двенадцать ноль-ноль ракета ушла со стола! Вскоре лодка всплыла. Открылась шахта, вместе с пусковым столом поднялась ракета. Кабельтовых в пяти от лодки покачивался эсминец с начальством. Оттуда сигнал: «Старт разрешаю». И ракета пошла. Лодка срочно погрузилась, как бы уклоняясь от возможного ответного удара. Затем опять вышла на поверхность. На эсминце взлетел сигнал: «Добро. Флагман одобряет ваши действия». И через секунду: «Следовать за мной». Часа через полтора подошли к назначенному пирсу, и к Дыгало подбежал взволнованный командир эсминца: «О! Виктор! Ракета попала в цель. Прямо в щит! Никита Сергеевич прямо на палубе в пляс пустился, когда ему это сообщили. Сжал кулак и стал трясти над головой, а потом пониже спины постучал, приговаривая: «Вот где они у меня сейчас!». Видать президента Дуайта Эйзенхауэра и иже с ним имел в виду». Вариант такой был один на миллион. У наших ракет тогда нормальное отклонение при стрельбах было в восемь километров. И это считалось хорошим результатом. Головка-то мегатонная, все равно все в округе уничтожит. А тут моряки считай при нарушении всех правил ракетной стрельбы (а куда было деваться?) с ходу прямехонько в сам щит попали. В клочья его разнесли. А ведь ракета летела по инерции. Никакого самонаведения тогда в помине не было! Тут же Хрущев на радостях приказал присвоить ему следующее звание, и когда явился командир по вызову на прием, где собрались все приехавшие и местные шишки, Хрущев подошел к нему, держа в руках погоны капитана второго ранга. Спросил: «У вас на флоте как положено: сначала выпить или погоны вручить?». «Погоны», — услышал в ответ. Протянул Хрущев погоны и налил водки. Выпили. «Да ты не стесняйся, — говорит, — проходи к столу. Закусывай». А там такого наворочено, чего во второй раз новоиспеченный капитан второго ранга в жизни не видел. Только отказался он. Публика больно звездная и в прямом, и в переносном смысле. Да и мысль в голове вертелась, что на лодке канистра со спиртом и консервов ящик, и свои ребята ждут. Одним словом, прошлое разжалование было забыто, и в приказе значилось: «Присвоить в порядке восстановления». А еще как-то раз отправили дизельную лодку в плавание через экватор к южной оконечности Латинской Америки. Вода за бортом плюс двадцать пять. В моторном отделении — все семьдесят. Матросы в обморок падали. Немцы-то еще в войну на свои океанские лодки кондиционеры ставили, а у нас парилка да и только. И тогда устроили на корабле праздник Нептуна. Сам командир дивизии в морское божество обрядился, как положено, с трезубцем, водорослями морскими, одним словом, всеми прибамбасами. Одного матроса обрядили в супругу властителя морских глубин, другого — в его сына Тритона, да так и прошествовали по всем отсекам, смеясь и озорничая. Зато когда вернулась лодка из изнурительнейшего похода, выстроился экипаж на палубе, и командующий флотом спросил у одного из матросов, который показался ему еще бледнее остальных: «Ну как, тяжело было?». Тот улыбнулся и ответил: «Терпимо. С нами комдив был, а с ним и помирать весело!». Разве такое забывается... [b]Кто потопил К-129? [/b] ...Но тогда, в мае 1968-го, он написал 98 похоронок на весь экипаж К-129 и слег с инфарктом. После той катастрофы в послужной список его попала запись о неполном служебном соответствии. Правительственная комиссия выдвинула сразу несколько версий происшедшего: — провал на запредельную глубину из-за внезапного поступления больших масс забортной воды через неисправную газовую или воздушную заглушку устройства для работы двигателя под водой (РПД); — повреждение прочного корпуса подводной лодки от взрыва гремучего газа в отсеке при зарядке аккумуляторной батареи из-за превышения допустимой концентрации водорода; — таранный удар надводного корабля в условиях пониженной видимости; — столкновение с другой подводной лодкой в подводном положении. Недавно по телевидению во второй раз был показан фильм Евгения Киселева «Тайна гибели К-129». Но, как ни странно, ни тогдашнему командующему Тихоокеанским флотом Н. Н. Амелько, ни одному из главных участников тех событий, командиру дивизии, в состав которой входила К-129, Виктору Ананьевичу Дыгало, в нем фактически не нашлось места... [b]— Виктор Ананьевич, что, по-вашему, произошло на самом деле с лодкой? Из фильма явствует, что произошел взрыв аккумуляторных батарей.[/b] — Да ничего из этого фильма не явствует. В нем заранее была выбрана одна-единственная версия. Причем именно та версия, которая устраивала американскую сторону. Могу вам сказать одно: за все время существования подводных лодок не было ни одного случая, чтобы лодка не вернулась на базу из-за взрыва аккумуляторных батарей. Я нисколько не сомневаюсь, что фильм этот преследует одну-единственную задачу — как можно ярче показать возможности США в области технологий, в частности судоподъема. И в этом смысле он свою задачу выполнил с лихвой. Так что вовсе не тайна гибели лодки интересует авторов. Сама тайна полностью осталась за кадром ленты. [b]— Значит, вы придерживаетесь другой версии? [/b] — Версий много. В том числе и такая: в надводном положении лодку протаранило какое-то судно. Однако и она не выдерживает критики. На фотографиях лежащей на дне К-129 отчетливо видно, что у нее опущены все выдвижные устройства. В том числе радиолокатор и РДП. К тому же люки наглухо задраены. Следовательно, лодка была в подводном положении. [b]— Так что же, по-вашему, произошло с К-129? [/b] — По данным нашей разведки, через несколько дней после исчезновения нашей лодки в японский порт Йокосука на одну из передовых баз ВМС США с сильно поврежденной рубкой зашла атомная подводная лодка США «Суордфиш» — в переводе «Меч-рыба» — и стала на аварийный ремонт под завесой глубокой секретности. Повреждения лодки были настолько сильны, что в течение последующих почти полутора лет она не отмечалась в разведсводках как несущая боевое патрулирование. Кстати, лодка «Суордфиш» пришла в Йокосуку именно за тот отрезок времени, который ей понадобился бы, чтобы дойти от места гибели К-129 до ближайшей базы. Напрашивается вывод о том, что именно «Суордфиш» стала причиной гибели К-129. Скорее всего, дело происходило так: американская подлодка маневрировала вблизи нашей, они как бы играли друг с другом в кошки-мышки. Такое часто случается. Столкновение могло произойти в результате поворота К129. Ее новый курс не был своевременно определен на «Суордфиш». В последний момент американцы попытались уклониться от столкновения, уйти на глубину, но было поздно: острой рубкой «Суордфиш» ударила между вторым и третьим отсеками К-129. В образовавшуюся пробоину хлынула вода, и наша лодка камнем пошла вниз. [b]— Итак, вы полагаете, что «Меч-рыба» оправдала свое мрачное название, а столкновение, конечно, непреднамеренное, произошло в результате неудачных маневров американской субмарины. Но этот вывод вы делаете на основании, как бы сказал юрист, лишь двух «косвенных улик»: сильно поврежденной рубки «Суордфиш» и предполагаемого времени ее прихода в Йокосуку от места предполагаемого же столкновения.[/b] — Есть один очень важный фактор, которому до сих пор не уделено должного внимания. На многочисленных фотографиях погибшей К-129 отчетливо видно, что лодка лежит на каменистом грунте на глубине 5700 метров, чуть наклонясь на левый борт, но в корпусе между вторым и третьим отсеками четко видна узкая глубокая пробоина, как от удара огромным топором. А надо знать, что у атомных подлодок США есть одна особенность — высокое и узкое, как лезвие топора, ограждение боевой рубки. Убежден, что этим самым топором «Суордфиш» и перерубила нашу лодку. Но самое главное даже не в этом. После того как наши поисковые работы прекратились, к месту гибели К-129 довольно точно вышла американская атомная подводная лодка «Хэлибат», оборудованная специальными подводными аппаратами для поиска затонувших на большой глубине объектов. А это могло значить только одно — флот США и ЦРУ знали точные координаты места гибели нашего подводного корабля. А источником столь точной информации могла быть только лодка, сама участвовавшая в столкновении. [b]Сверхсекретная операция «Дженнифер» — Погодите, Виктор Ананьевич, но какое американцы имели право разыскивать и исследовать нашу подводную лодку?! Даже затонувшая, она принадлежала нашей стране.[/b] — Дело, конечно, происходило в нейтральных водах. Но если бы мы заявили о гибели подлодки и обозначили примерный район ее нахождения в Извещении мореплавателям, никто бы не посмел к ней сунуться. Но в те годы Советский Союз никогда не сообщал публично ни о трагических событиях в стране, ни тем более о гибели военных кораблей. Этим и воспользовались американцы. Не забывайте, шла «холодная война». Именно поэтому в головах адмиралов и генералов ЦРУ и созрела идея поднять нашу лодку, чтобы узнать секреты нашей ядерной технологии. Ведь на борту находились самые современные по тем временам ракеты с ядерными боеголовками и две торпеды со специальными боевыми частями. [b] — Вы говорите о том, что точные координаты американцы могли узнать только от лодки, участвовавшей в столкновении. Но позже, когда операция «Дженнифер» стала общеизвестна, США утверждали, что определили координаты К129 по данным системы подводной разведки и наблюдения SOSUS, которая зафиксировала шум ее гибели.[/b] — Ерунда это, ребята. Когда в мае того же шестьдесят восьмого года в Атлантическом океане погибла американская подводная лодка «Скорпион», шум разрушавшегося корпуса лодки зафиксировала все та же система SOSUS, однако акватория места гибели была определена квадратом со сторонами в сто миль. «Скорпион» искали три месяца, и в поисках принимали участие сорок кораблей и пятьдесят самолетов. Вот какова была точность SOSUS! [b] — Как вы думаете, когда у них родилась идея тайного подъема нашей подводной лодки, известная теперь как операция «Дженнифер»? [/b] — Не знаю. Но, надо сказать, операцию они провели впечатляюще. Разработку огромного специального судна, которое позже получило название «Гломар Эксплорер», поручили миллиардеру Говарду Хьюзу. В корабле было настоящее «двойное дно» — невидимый снаружи огромный бассейн, который мог вместить в себя целиком всю К-129. Операция потребовала затрат в четыреста миллионов долларов. В современных ценах это намного больше миллиарда. Для конспирации они объявили это судно новейшей морской буровой платформой, которая должна была добывать полезные ископаемые со дна моря. Причем дезинформация была поставлена столь профессионально, что многие компании стали разрабатывать подобные суда для разведки шельфа, чтобы не отстать от компании Хьюза. И все-таки сведения об этом секретнейшем проекте просочились в печать. Причем самым курьезным образом. В служебные помещения миллиардера Хьюза проникли профессиональные взломщики, но когда вскрыли сейф, вместо ожидаемых миллионов наткнулись на бумаги. Полагая, что те представляют немалую ценность, они похитили их и попытались продать ЦРУ. ЦРУ отказалось торговаться, опасаясь вызвать ажиотаж и желая спустить дело на тормозах. Вот тогда-то некоторые сведения из рук взломщиков и просочились в прессу. Но это было уже после попытки подъема К-129. [b]— Насколько можно понять из фильма, эта попытка оказалась не совсем удачной.[/b] — По американским сведениям, при подъеме лодки (операция проводилась в июне—августе 1974 года) обломился один из захватов, лодка переломилась, и та ее часть, где были ракеты, вновь ушла на дно. Но они вполне могли и слукавить. Зачем раскрывать тайну? Известно только, что они по нашим морским обычаям захоронили тела пяти матросов и офицера, которые удалось поднять, и в девяносто втором году тогдашний глава ЦРУ Роберт Гейтс передал пленку с записью захоронения коллегам в России. Несколько лет назад первый заместитель главкома ВМФ И. В. Касатонов проводил «круглый стол» с американскими сенаторами, в числе которых было несколько бывших адмиралов. Я выступал на этом «круглом столе» именно с сообщением о судьбе К-129. Один из американских адмиралов обещал помочь разобраться в вопросе. Я долго ждал сообщения от него, а потом написал ему письмо с напоминанием о его обещании. [b]— И вы получили от него ответ? [/b] — Получил, и довольно интересный: он сообщал, что в момент катастрофы американская подлодка находилась в 300 милях от К-129. Однако значительно интереснее была приписка о том, что американская сторона хотела бы узнать о судьбе американских летчиков, сбитых во Вьетнаме и якобы исчезнувших в советских лагерях. Похоже было на предложение обменять одну тайну на другую.... [b]— И последний вопрос: в фильме говорилось, что при катастрофе одна из ядерных ракет, или торпед, могла выпасть и теперь представляет собой угрозу.[/b] — Несерьезно все это. Так, чтобы страху, драматизма нагнать, сказано. Да вы даже поврежденную лодку поставьте на попа, трясите ее — ничего не выпадет. Такая там система защиты. А если даже выпадет (допустим такое для людей с очень богатой фантазией), ты ее хоть кувалдой колоти — ничего не произойдет. Ее же очень умные и ответственные люди проектировали. И безопасность зарядов стояла на первом месте. ...В декабре прошлого года президент России наградил всех членов экипажа К-129 орденом Мужества. Посмертно. Часть наград передана семьям погибших. Поиски остальных семей продолжаются. Но где бы они ни были, они все еще хотят знать правду о трагедии корабля. И эта статья — попытка рассказать эту правду. [b]НА ФОТО:[/b] [i]В мае 1968-го контр-адмирал Виктор Ананьевич Дыгало написал 98 похоронок на весь экипаж К-129 и слег с инфарктом [b]Координаты гибели К-129: [/b]40о08’ Северной широты, 179о37’ Восточной долготы [/i]

Новости СМИ2

Виктория Федотова

Контроль не спасет детей от беды

Анна Кудрявцева, диетолог

Чем меньше добавок, тем лучше

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше