пн 21 октября 01:15
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Я как президент… чувствую себя хорошо

*}

Раскрыт секрет создания тематических поездов метро

Семьи погибших при прорыве дамбы получат по миллиону рублей

Как прошла прогулка по столичной голубятне

Die Welt рассказала о победе Путина в Сирии без войны

Диетолог опровергла информацию о продуктах, которые «нельзя есть»

Вильфанд сообщил, сколько продержится теплая погода

Тедеско обнулил «Спартак». Первый матч нового тренера красно-белых

Илья Авербух: Третьего ноября Татьяна Тотьмянина выйдет на лед

СК возбудил дело по факту нападения на полицейского у метро «Савеловская»

Как понять, насколько чистая вода в вашей квартире

Названа средняя заработная плата столичных учителей

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Назван самый страшный фильм 2019 года

Я как президент… чувствую себя хорошо

Объект обследования — Борис Ельцин

[i]В момент, когда вся Россия потрясена чудовищными актами террора, мы снова обращаем свой взгляд в сторону Кремля. Способны ли наши руководители, прежде всего президент России [b]Борис Ельцин[/b], справиться с тяжелыми испытаниями, которые выпали на долю народа и государства? Или они должны уступить место другим деятелям, которые смогут вывести страну из тотального кризиса? [/i] [b]Политолог: [/b]Ельцин уходит — что бы ни говорили в администрации президента. Это не значит, что он подаст в отставку 19 октября. Борьба между сторонниками и противниками нынешнего режима находится в самом разгаре. Возможно, мы еще не дошли до ее кульминации. Но я взял бы на себя смелость утверждать: Ельцин не уходит — он уже ушел с политической арены. Его подпирают с разных сторон те, кто боится смены власти, как это мы уже видели на примере престарелого Брежнева. [b]Психолог: [/b]Все видели его выступление на совещании с руководителями силовых ведомств с участием мэра Москвы. Но лучше бы ТВ нам этого не показывало. Не отрываясь от бумажки, делая огромные паузы, дает силовикам и мэру Москвы «приказы» по ликвидации последствий и предупреждению новых терактов. Он назначает Юрию Лужкову срок исполнения — одни сутки. Это Лужкову, который уже многие дни и ночи со всей своей командой крутится в этом кошмаре, разгребая, развозя, расселяя живых и хороня погибших. [b]Политолог: [/b]Это внешние приметы. Действительно, всех давно удручает тот факт, что человек №1 в государстве не в состоянии произнести больше трех-четырех фраз подряд. Но дело в конце концов не в этом. Дело в том, что Борис Николаевич фактически не управляет государством. Двенадцатый час правителя. Мы помним, как он проходил у наших прежних вождей. Стареющий Сталин, ослабленный изнурительной, многолетней борьбой за власть, уже не правил страной, а защищал шатающийся трон. Брежнев — дряхлый, скрипучий, плохо понимавший, что ему говорили, с трудом донашивал тяжкое бремя власти. Теперь поздний Ельцин. [b]Психолог: [/b]Конечно, поздний Ельцин сильно отличается от того Ельцина, которого мы знали в период его взлета, когда он твердым шагом выходил из партии во время съезда. Мы помним Ельцина и на танке в момент путча, помним Ельцина, лихо отплясывающего в период выборов президента. Мы не забыли и «крутого» Ельцина в период расстрела Белого дома. Независимо от того, как оценивать его деятельность, мы видели человека, готового к решительным действиям, неизменно находившего выход из критической ситуации. [b]Политолог: [/b]Именно тогда он утвердился как авторитарный правитель. Он сумел установить политический режим, который стал как бы слепком его личности. Я назвал этот режим «демократическая диктатура». И Ельцин, признаем это, явился едва ли не идеальной фигурой демократора. Он соединил в себе, казалось бы, несоединимые ипостаси: искренний демократ, природный популист и генетический диктатор. Это весьма самобытная натура типичного русского народного государя. [b]Психолог: [/b]Вообще, говоря о русском характере, о русской душе, мы должны отметить, что утвердившийся за ними имидж загадочности как раз и обязан сочетанию в одной личности диаметрально противоположных черт и особенностей. [b]Политолог: [/b]Ельцин — это феномен русского национального сознания. Русские люди мечтают о демократии, но подсознательно ищут царя и примиряются с тираном. Русская душа заквашена на самовластии — куда хочу, туда и ворочу. Она тоскует по воле, но отвергает подлинную свободу. Вот и получили Ельцина. [b]Психолог: [/b]Демократы Ельцину поверили. И Борис Николаевич их не обманывал. Он действительно мог действовать по-разному в разных обстоятельствах. [b]Политолог: [/b]И все же Ельцин, как мы его помним, всегда отличался авторитарными замашками. Когда Борис Николаевич был еще первым секретарем МГК, он, по многим свидетельствам, приезжал в райком в сопровождении большой «группы захвата», садился в кресло руководителя, вызывал одного за другим секретарей и безапелляционно решал: первого уволить, второго убрать, третьего прогнать. Уже тогда пересказывали фразу, которую он будто бы произнес, уезжая из Свердловска: буду генеральным секретарем. Однако добиваясь этой цели, он и сломал свою успешную карьеру партийного функционера. И тут как раз происходит его сближение с демократами, интеллигентами, которые вообразили, что смогут направлять в качестве тарана такую сложную натуру. Когда Ельцин укрепился во власти, он одного за другим убрал их из своего окружения. Напрашивается старая сентенция: всякая власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно. Именно такую власть Ельцин стал подгребать под себя шаг за шагом — жестко и бескомпромиссно. [b]Психолог: [/b]Надо отметить, что параллельно с этими шагами шел процесс, который усугубил их последствия. Это непомерная тяга Ельцина к спиртному, одолевающие президента тяжелые заболевания — повторные инфаркты, микроинсульт, прогрессирующий атеросклероз. И просто процесс старения. После тяжелейшей операции на сердце начался настоящий распад личности. Был период, когда все российские и западные СМИ предрекали трагический исход. Усилия врачей и мощная крестьянская натура позволили Борису Николаевичу продержаться. Но, очевидно, ресурсы медицины и организма на исходе. Сейчас налицо и расстройства психоорганического характера. [b]Политолог: [/b]Все это уже давно было ясно сведущим людям. Понадобились вспышки ужасающих взрывов, чтобы осветить печальную картину, увидеть человека в Кремле, который вряд ли в состоянии понять происходящее, адекватно реагировать на ситуацию, а тем более выработать эффективные меры по предотвращению новых бед. Говорят, что в такой момент надо думать о спасении и единстве нации, что на переправе лошадей не меняют. В принципе это верно, но при условии, что лошади еще способны двигаться вместе с упряжкой. Однако этого-то сейчас и не происходит. По всему видно, что президент России не способен на созидательную работу и не может возглавить борьбу против опасного врага в лице международного терроризма. Он уже передоверил власть другим людям, которые думают только о том, как сохранить режим. Взрывы в Буйнакске, Москве, Волгодонске странным образом переплелись с информационными взрывами в Вашингтоне, Лондоне, Милане, направленными против президента, его семьи и других представителей высшей власти. [b]Психолог: [/b]Действительно, более чем странные совпадения. Теракты подоспели как-то очень вовремя, как будто специально, чтобы отодвинуть, убрать с глаз, забыть все, что пишут и расследуют на Западе по поводу коррупции в России. [b]Политолог: [/b]Как реагирует президент на эти угрозы? У всех на памяти недавнее заявление Бориса Ельцина на пресс-конференции, что он чувствует себя хорошо, пульс 60, давление 120. Это было в тот момент, когда Запад развернул беспрецедентную атаку против него лично, против его семьи, против всего государства Российского, которое они без стеснения называют криминальным, грабительским, авторитарным. А как Борис Николаевич оценивает чудовищную угрозу терроризма? Он ограничился замечанием, что террористы не имеют нации, не имеют религии, они просто бандиты. Если бы так. К несчастью, проблема на самом деле много сложнее. Конечно, любой террорист — это безжалостный убийца. Но перед нами не просто бандиты, а бандиты, как правило, исповедующие определенную идеологию — национальную и религиозную. [b]Психолог: [/b]Терроризм имеет и свою особую психологию — транснациональную, трансрелигиозную и транскультурную. Это ответ слабых сильному. Это запугивание сильного слабым. Воздействие на психологию населения, на психологию руководства того или иного государства. Терроризм — явление многоступенчатое. Мы возмущаемся действиями исполнителей. Но за каждым актом стоит заказчик, который ставит какие-то политические или иные цели. Мы знаем, что Чечня добивается независимости. Она не может получить независимость, пока находится внутри Российского государства. И она пытается прорубить окно к свободе через Дагестан. Если Дагестан станет чеченским, тогда будет открыт выход из России. Дальше уже граница самостоятельного суверенного государства — Азербайджана. Вот, думается, основной движущий мотив, которым руководствуются боевики. [b]Политолог: [/b]Борис Николаевич ни словом не обмолвился о том, о чем думают во всей стране и повседневно обсуждают по телевидению: кто заказчик? Конечно, нет сомнения, что главные заказчики находятся в Чечне. Есть основание считать, что заказчики находятся и за пределами Чечни в каких-то регионах мусульманского мира. Однако это не все. В последнее время многие российские политики настойчиво обращают внимание на московский след. Почему не расследована до сих пор история с фальшивыми авизо, которая приоткрывала дверь в область национального предательства каких-то московских политиков или генералов? Этот след кровавой войны был тщательно закрыт, замурован, хотя преступная операция с авизо была очевидной. Люди, которые были замешаны в этом деле, живы, к тому же до сих пор приближены к Кремлю. Президент Чечни Масхадов прямо заявил, что Борис Березовский тесно связан с Басаевым, Удуговым и финансирует боевиков. А кто не знает, что Березовский на протяжении многих лет выступает в качестве одной из ключевых фигур в окружении президента! [b]Психолог: [/b]Уместно напомнить, что война в Чечне началась по единоличному указанию президента и до сих пор президент не объяснился с народом, зачем она была развязана и почему она была проиграна. А проиграна она была потому, что это была война не только против чеченских бандформирований, но и против чеченского народа — части Российского государства. Инициаторы войны пренебрегли мнением мусульман, входящих в состав России. И тем самым привлекли к этой проблеме внимание всего мусульманского мира, противопоставив две религии — мусульманскую и православную. [b]Политолог: [/b]Я позволил бы себе заметить, что Ельцин в последние годы показал себя не только плохим демократом, но и очень слабым диктатором. Он не сумел подобрать в качестве главнокомандующего сильного и умного генерала в период чеченской войны, а теперь он повторяет ту же ошибку. В момент, когда назревали события в Дагестане, о чем спецслужбы должны были докладывать президенту, он освободил с поста премьер-министра Сергея Степашина, который более сведущ в кавказских проблемах, чем Владимир Путин. До этого президент снял с поста председателя правительства Евгения Примакова, хотя известно, что он едва ли не самый крупный знаток в России проблем мусульманского мира, борьбы с терроризмом на Ближнем Востоке и провел, кстати говоря, свои молодые годы на Кавказе. Психолог: Дело, пожалуй, не в том, какой Ельцин демократ и какой диктатор. Уже во время чеченской войны было видно, что Борис Николаевич по особенностям болезненного изменения психики совершенно неадекватен ситуации. Напомню и о постоянной нервической перетряске руководителей силовых ведомств — Министерства обороны, ФСБ, МВД, за этим последовала лихорадочная смена председателей правительства. Я убежден, что этот факт не столько политический, сколько медицинский. [b]Политолог: [/b]Ключевой вопрос — кто и как принимает сейчас важнейшие решения в государстве. Рассказывают, что Борис Николаевич после короткой встречи с премьером (министром, губернатором) говорит — то ли в шутку, то ли всерьез: «А остальные вопросы — с Борисовной». Возник какой-то теневой кабинет при президенте, некая тайная канцелярия. Но сопоставьте членов этого кабинета — Татьяну Дьяченко, Волошина, Абрамовича (или Березовского) с Андроповым, Громыко, Устиновым, которые играли сходную роль при престарелом Леониде Ильиче Брежневе. И тем не менее даже эти последние спасовали перед лицом афганской проблемы. Чего же ждать от нынешних «теневиков» в решении чеченской проблемы. Что касается Владимира Путина, то руки у него связаны серыми кардиналами. [b]Психолог: [/b]Начав устанавливать свой режим, забирая всю полноту власти в свои руки, Борис Николаевич не учел, что старость и болезнь довольно скоро подорвут его физические силы и психическое здоровье, лишат его дееспособности. [b]Политолог: [/b]И все же пока, по крайней мере внешне, главные рычаги власти сосредоточены в руках президента. По Конституции РФ они вручены одному человеку. Предшественники Ельцина — Хрущев, Брежнев, Горбачев — никогда не имели такого объема официальных полномочий, как Ельцин, хотя руководили не только государством, но и мощной партией. Сосредоточив в своих руках непомерную власть, Ельцин оказался не в состоянии пользоваться ею. А передать какие-то полномочия правительству или парламенту по-прежнему не намерен. [b]Психолог: [/b]Мотивация решений и поступков Бориса Николаевича давно уже не имеет рациональных оснований. Вы сами только что рассказывали, как вел себя Ельцин, будучи секретарем МГК. А по мере старения и развития психоорганической патологии решения Бориса Николаевича вообще могут приниматься не по его воле, а под чью-то диктовку, что представляет огромную опасность для страны. А если еще учесть атмосферу, которая царит в окружении президента, страх, который возник у всех его ближайших помощников и советчиков в связи со скандалом по поводу коррупции, то реальность указанной опасности многократно возрастает. [b]Политолог: [/b]Подлинное несчастье Бориса Николаевича — это его дочь Татьяна. Он платит за свою, вероятно, самую большую любовь в жизни. Поведение Татьяны, ее невероятная жажда власти, подобно ржавчине, разъедают душу президента. Дети вообще были отмщением наших лидеров. Вспомним сына Сталина Василия и дочь Брежнева Галину. Но, пожалуй, до сих пор не было более драматичного примера, когда бы лидер стал жертвой своих наследников. [b]Психолог: [/b]К сожалению, и это видно уже всем, Татьяна Борисовна имеет огромное влияние на отца и пользуется этим влиянием. Было бы лучше и для Бориса Николаевича, и для страны, если бы в советниках у него были другие люди, а не сегодняшнее его окружение. [b]Политолог: [/b]В свое время Ельцин доверил переговоры с Чечней правительству, и это дало свои результаты — война в Чечне была прекращена. Сейчас некоторые пытаются поставить под сомнение правильность такого решения, забывая, что войну эту — жестокую для обеих сторон — выиграть было невозможно. Политики и журналисты недавно набросились с острой критикой на предложение Виктора Черномырдина вступить в переговоры с руководством Ичкерии. Можно понять, что в условиях всеобщего возмущения безжалостными и чудовищными актами террора подобные предложения кажутся чуть ли не предательством. Но в политике нельзя руководствоваться эмоциями и страстями. Успешная политика требует холодного разума. Предотвратить новые акты террора в отношении мирных граждан России невозможно исключительно методами войны, меткими ударами по местам дислокации террористов. Поэтому, говоря «да» неотвратимому уничтожению террористов, мы должны сказать «нет» новой войне с Чечней или другими народами в этом регионе. Психолог: Я позволю себе вернуться к уже затронутой нами проблеме коррупции. Вас удовлетворяет реакция президента на обвинения ближайших к нему людей в утечке денег за рубеж? Политолог: Вся громада фактов о перекачке десяти или более миллиардов долларов в «Бэнк оф НьюЙорк», о постоянном отмывании российских денег в Америке, Швейцарии и других странах Запада, оцениваемом в 150—200 миллиардов долларов, попросту игнорируется. Ни сам президент, ни другие члены семьи, которых, в сущности, поставили к расстрельной стенке, не реагировали никак. [b]Психолог: [/b]А ведь здесь затронута не просто личная честь человека и честь семьи, здесь предъявлено фактическое обвинение в тягчайшем преступлении против своего народа. В таких случаях естественно ожидать адекватной реакции. Мы же видим замалчивание и надежду, что все как-нибудь рассосется само собой. [b]Политолог: [/b]Ложное чувство абсолютной защищенности от любых обвинений зародилось у президента еще в ту пору, когда он занимал высокие посты в советской иерархии. Однако сегодня оно не просто усилилось, а превратилось в некий фантом. Он заявлял неоднократно: «Выбрали меня — терпите до 2000 года». Замечу, кстати, что американский президент, как любой американский чиновник, должен сдавать в государственный фонд все полученные от кого бы то ни было подарки стоимостью больше 50 долларов. Можете представить себе, что было бы с президентом, его семьей да и нашими министрами, депутатами, если бы у нас было такое же правило. Избирательная система, как она сложилась в России, истолкована как некая гарантия безответственности президента даже в сравнении с генсекретарями, его полной защищенности от контроля. И у меня нет сомнений: пока Ельцин в Кремле, невозможно провести расследование коррупции и дать вразумительный ответ на те жгучие вопросы и обвинения, которые выдвигает против России весь мир. А значит, невозможно рассчитывать и на инвестиции в нашу экономику. [b]Федор БУРЛАЦКИЙ, [/b][i]политолог [/i] [b]Михаил ВИНОГРАДОВ, [/b][i]психолог [/i]

Новости СМИ2

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Георгий Бовт

Как вернуть нажитое в СССР непосильным трудом

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина