сб 19 октября 05:41
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Точка невозврата

Точка невозврата

Как «Москвич» стал несостоятельным

[i]По настоянию кредиторов, которым ОАО «Москвич» задолжало 23,3 миллиарда рублей, 28 февраля этого года Арбитражный суд Москвы признал завод банкротом ([b]«ВМ» писала об этом 1 марта[/b]). Против внешнего управляющего «Москвича» Анатолия Сивакова возбуждено уголовное дело по обвинению в нанесении государству ущерба в размере 6 миллионов рублей. Арбитражный суд назначил конкурсным управляющим автозавода Александра Иванова. Ровно через год он должен представить отчет о проведении конкурсного производства.[/i] [b]Суд удовлетворил просьбу кредиторов[/b] Решение Арбитражного суда о признании банкротом ОАО «Москвич» было вполне ожидаемым: решение обратиться в суд совет кредиторов принял почти единогласно 30 января этого года. Теперь уже бывший внешний управляющий «Москвича» Анатолий Сиваков заявил тогда, что переход к завершающему этапу банкротства носит объективный характер из-за тяжелого экономического положения предприятия. Напомним, что завод практически пять лет не работал, там было отключено электричество, оборудование вышло из строя. На данный момент текущая задолженность «Москвича» составляет 23,3 млрд рублей, что не позволяет «поднять» завод, во всяком случае, в ближайшей перспективе. Срок внешнего управления истек, и в отношении завода Арбитражный суд открыл конкурсное производство. Конкурсным управляющим назначен Александр Иванов. Он сообщил «ВМ»: «Я пока еще не вступил в должность. 28 февраля была озвучена лишь резолютивная часть решения Арбитражного суда, в том числе и мое назначение. Письменное решение – мою верительную грамоту – я получу на руки лишь спустя пять дней. Тогда и буду принимать хозяйство». [b]Из рук в руки[/b] Надо сказать, что до конечного пункта, каковым можно считать решение Арбитражного суда, «Москвич» добирался долго. В конце 80-х годов, когда с конвейера АЗЛК сошел 4-миллионный автомобиль, предугадать такой исход никому бы и в голову не пришло. Тогда Совет министров СССР под гарантии правительства выделил ПО «Москвич» кредит в размере 385 миллионов долларов на строительство завода по производству двигателей. Закупкой оборудования занимался Внешэкономбанк СССР. Завод таки не был построен, а дорогостоящее оборудование оказалось не только в Москве, но и еще в шести городах. Между тем задолженность предприятия по кредиту возрастала за счет «капавших» процентов, пени и штрафов. В 1993 году президент Борис Ельцин издал указ о приватизации АЗЛК, после чего предприятие было преобразовано в акционерное общество «Москвич», контрольным пакетом акций ОАО владело государство. Уже через год на заводе начался спад производства. В 1996 году впервые за пятидесятилетнюю историю завода конвейер был остановлен. Генеральный директор АО «Москвич» Юрий Бородин был вынужден уступить свое кресло Рубену Асатряну, хотя формально его преемник занял должность и. о. гендиректора. В это время правительство Москвы впервые открыто выступило в поддержку завода, выделив на его поддержку 100 млн долларов. Мэр Москвы Юрий Лужков взял на себя ответственность за проведение процедуры санации с целью предотвращения ликвидации «Москвича». В январе 1997 года удалось запустить главный конвейер, весной на базе «Москвич-2141» был выпущен «Юрий Долгорукий» и «Святогор» (пятидверный хетчбэк), в сентябре на базе «Москвич142» – «Князь Владимир». Большинство новых моделей было оснащено двигателями Renault. В это же время при заводе организуется Торговый Дом «АмиТун», и Рубен Асатрян заявляет о прекращении выпуска «народных» автомобилей и переходе на выпуск авто класса «люкс»: четырехдверного седана «Иван Калита» и кабриолета «Князь Владимир». Параллельно привлекаются кредиты коммерческого банка «Возрождение» (забегая вперед, скажем, что в мае 2004 года банк предъявит должникам три иска на общую сумму 38,1 млн долларов). Однако объемы производства неуклонно сокращаются. [b]Раздела собственности не произошло[/b] В апреле 1997 года Борис Ельцин издает Указ о передаче 59,07-процентного пакета акций ОАО «Москвич» в собственность города. Однако Российский фонд федерального имущества (РФФИ) соглашается отдать акции правительству Москвы при условии погашения кредита, выданного на строительство моторного завода. Городские власти с такой постановкой вопроса не были согласны, и акции остались у федерального министерства. В 1999 году было создано СП правительства Москвы и французской компании Renault («Автофрамос»). На площадях, принадлежащих ОАО «Москвич» и арендованных у него, началась сборка автомобилей Renault 19 и Megane Classic. В марте 2001 года СП получило в собственность недостроенный корпус «Москвича» и приступило к реконструкции здания, приостановив выпуск машин. В 2001 году «Москвич» выпустил всего 810 машин. К марту 2002 года размер долга ОАО «Москвич» перед Мосэнерго составил 435 млн рублей, и поставщик прекратил подачу электроэнергии заводу (подача была сохранена только для насосной станции, обслуживающей канализацию). Завод практически остановился. «На мой взгляд, привязка вопроса о передаче акций к вопросу о погашении кредита, который взяло государство, чтобы построить завод по производству двигателей, – неконструктивная позиция», – рассказывал в начале 2002 года нашему корреспонденту Валерий Шанцев (тогда вице-мэр Москвы). В марте 2002 года Мосгордума обратилась к президенту РФ Владимиру Путину с просьбой повлиять на РФФИ с целью ускорения процесса передачи акций ОАО «Москвич» городу Москве. В случае передачи акций Москве город готов был взять на себя обязательства по возвращению части долга (157,3 млн долларов – столько было вложено в строительство корпуса, переданного ОАО «Автофрамос»). Столичные депутаты были услышаны коллегами из Госдумы: в ноябре 2002 года бюджетный комитет ГД рекомендовал нижней палате принять законопроект о списании задолженности ОАО «Москвич» по кредиту, взятому в 1987–1991 годах. Федеральное собрание РФ ГД внесло в закон о бюджете на 2003 год 111-ю статью, предусматривающую урегулирование задолженности ОАО «Москвич» по обязательным платежам в федеральный бюджет и внебюджетные фонды (включая штрафы и пени) по состоянию на 1 января 2003 года, а также задолженность по валютным и рублевым кредитам. Реструктуризацию и списание долгов планировалось провести во втором полугодии 2003 года. [b]Которые тут временные, слазь![/b] К началу 2003 года задолженность ОАО «Москвич» по кредиту составляла уже 700 млн долларов. Кроме того, «Москвич» в течение трех месяцев не платил аренду Московскому земельному комитету. Набежало 25 млн рублей, и 7 мая 2003 года Москомзем совместно с Комитетом городаМосквы по делам о несостоятельности (банкротстве) первым инициировал заявление о признании ОАО «Москвич» банкротом. Производство по делу о банкротстве автозавода было начато 12 мая 2003 года. Через месяц Арбитражный суд Москвы ввел в отношении акционерного общества «Москвич» внешнее управление сроком на 18 месяцев, внешним управляющим суд назначил Александра Комарова, но он приступил к своим обязанностям только в январе 2004 года. Признание предприятия банкротом было отложено. При Комарове общая кредиторская задолженность составляла 23,5 млрд рублей, и 5,4 млрд рублей составляли долги по санкциям. Из них 18,8 млрд рублей – так называемая «валютная задолженность» по кредитам перед Федеральной службой по финансовому оздоровлению и банкротству. С ноября 2004 года полномочия внешнего управляющего были переданы Анатолию Сивакову. При нем было уволено 1500 сотрудников завода, а за счет сдачи в аренду заводских помещений было получено 197 млн рублей, которые ушли на погашение долгов по зарплате рабочим. Банк «Возрождение» выдал ОАО «Москвич» долларовые кредиты на сумму 25,2 миллиона, 5,2 миллиона и 7,3 миллиона. На выданные банком кредиты был оформлен имущественный залог. К счастью для ОАО «Москвич», Арбитражный суд Москвы признал недействительным договор залога имущества ОАО «Москвич» по кредиту банка «Возрождение» в размере 25,2 миллиона долларов. На 26 декабря 2004 года были назначены торги по продаже имущества ОАО «Москвич», но он был отменен по решению Арбитражного суда по инициативе мэра Москвы. Юрий Лужков был против того, что Анатолий Сиваков выставляет все объекты единым лотом. 22 сентября 2005 года аукцион все-таки состоялся: его организацией занималось ООО «Консалтинговая фирма «Трейд-Консалт». На торги было выставлено три нежилых помещения общей стоимостью 384 млн 110 тыс. рублей. В частности, здание заводоуправления было куплено ООО «Грэм-Сервис» за 68 млн 104 тыс. рублей. А двумя днями раньше, 19 сентября прошлого года, ОАО «Москвич» привлекло беспроцентный кредит «Московской автомобильной компании» в размере 50 млн рублей на погашение долгов по зарплате. Пока «Москвич» собирал средства на жизнь, долги множились. По последним данным, озвученным28 февраля 2005 года, текущая кредиторская задолженность ОАО составляет 23,3 млрд рублей (86% от этой суммы составляет долг Минфину по кредиту, с которого и начались проблемы завода). Как стало известно в минувший вторник, против внешнего управляющего «Москвича» Анатолия Сивакова возбуждено уголовное дело по обвинению в нанесении государству ущерба в размере 6 миллионов рублей. [b]Не все еще потеряно[/b] В настоящее время государство владеет 60,4-процентным пакетом акций «Москвича», остальные акции принадлежат трудовому коллективу и нескольким небольшим фирмам. За комментарием о судьбе завода «Москвич» «ВМ» обратилась к руководителю Департамента науки и промышленной политики Евгению Пантелееву: – Мы ожидали подобного решения, мы обсуждали его с другими кредиторами. У нас не было единой точки зрения только по внешнему управлению заводом. Было ясно, что внешний управляющий ([i]Александр Комаров[/i]. – [b]«ВМ»[/b]) не проявил настойчивости, чтобы выполнить взятые на себя обязательства. Он был освобожден от занимаемой должности, вместо него был назначен другой ([i]Анатолий Сиваков[/i]. – [b]«ВМ»[/b]). Сейчас начата процедура введения конкурсного производства, и мы намереваемся приобрести на торгах производственные мощности АО «Москвич». Не все, а только те, которые нам действительно нужны. Но эти мощности не будут использованы для возобновления производства «Москвичей». А высвободившиеся мощности планируется направить на расширение производства СП «Автофрамос». Выпуск автомобилей Renault Logan можно увеличить как минимум до 120 тысяч автомобилей в год. Кроме того, часть мощностей может быть использована для производства комплектующих. У Москвы есть планы и по производству автомобилей такого класса, как «Ока». Мы к этому готовы и дали специалистам поручение рассмотреть все нюансы этого проекта. Возможно, с привлечением иностранных фирм. Техническая возможность у нас точно есть, но есть и сложности – мы не владеем документацией. Что касается производства малолитражных автомобилей, то мы вместе с французами, говоря о расширении производства СП «Автофрамос», рассматриваем вопрос о постановке на конвейер других моделей Renault. Малолитражные машины Москве сейчас нужны. [i][b]Мы попросили известных людей, когда-либо имевших опыт общения с «Москвичами», поделиться своими впечатлениями и воспоминаниями об этой машине[/b][/i] [b]Владимир Этуш, актер, ректор Театрального училища им. Щукина: «Москвич» был моей первой машиной[/b] – Москвич был моей первой машиной, но это было настолько давно, что я уже плохо помню об этом, даже не помню, какой он был модели. Автомобиль у меня появился, когда мне было 39 лет. Тогда достать его было очень сложно – только если его выбраковывали с предприятия. И вот к нам в театр пришла одна такая машина. Почему-то претендовали на нее только я и Михаил Ульянов. Пришлось разыгрывать буквально на спичках. Досталась она мне, хотя я был не против, чтобы получил ее Ульянов. Это было очень хлопотное авто. Оно ломалась постоянно, все время надо было покупать новые запчасти. Намучившись с ним, я отвез его на станцию техобслуживания, где его привели в божеский вид. Так я его продал и купил себе «Волгу». [b]Марина Дюжева, актриса: «Москвич» был русский надежный мужик»[/b] 41-й «Москвич» – это была одна из первых наших машин, ее мой муж получил. Это было в год, когда его впервые выпустили. Тогда было крайне сложно получить машину. А ему выделили распоряжением гендиректора «Москвича». Муж буквально шел за ней по конвейеру, потому что уводили эти машины, кто-то из работников завода забирал себе. И он ее сутки-двое просто караулил, не отходил. Это была «Снежная Королева», серебристый металлик. И когда он эту машину пригнал домой, честно сказать, я посмотрела на нее и сказала: «Юра, это звездец!» Потому что на том фоне остальных машин – а тогда уже появилась «восьмерка» – наш «Москвич» по дизайну смотрелся намного лучше. Особенно «Москвичу» шел этот цвет – серебристый металлик. Просто великолепно! На некоторых машинах, например на «Волге», это совершенно не смотрится. Гораздо хуже смотрится на той же «восьмерке». В общем, мне машина понравилась просто передать нельзя как. Через несколько лет муж пересел на «Жигули», а я стала ездить на «Москвиче». Это была моя первая машина. И сколько бы меня ни уговаривали поменять на что-нибудь другое – я отказывалась. На меня странно смотрели, потому что все коллеги ездили уже на иномарках, одна я – на этом «Москвиче». У нас с «Москвичом» были абсолютно романтические отношения, я эту машину просто обожала. По шоссе ни одна машина с ним не сравнится, он – как быстрый танк, надежный русский мужик. Я достаточно быстро езжу и выжимала из «Москвича» 140–150 легко. Вот я сейчас езжу на «Ситроене Ксаре», так она постоянно виляет хвостом – настоящая француженка. А с той мне казалось, что можно просто руль отпустить, и она будет ехать. Помню, она в первый раз у меня не завелась. Меня долго приятели «катали», в результате я завелась, приехала на дачу. Закрыла свою машину. А мужу надо было поехать в магазин. Он сел на мою машину, и у него буквально метров через 20–30 в руках оказался руль. И тогда я поняла: мне машина, не заведясь, просто сказала: все, давай мы будем с тобой расставаться. Понимаете? Она же не у меня в руках руль оставила, когда я гнала по шоссе, а у мужа (он бывший спортсмен), на очень маленькой скорости на дачной дороге. И вот тут я ее просто поцеловала. Машину мы продали в 1995 году. Причем у нас ее купил человек, какой-то ученый, который тоже был влюблен в эти машины! [b]Оксана Ярмольник, дизайнер, жена актера Леонида Ярмольника: Ужасные воспоминания о «Москвиче»[/b] – Нам будет обидно, если обанкротится завод «Мерседес», так как ездим на его машинах. А что касается «Москвича», то для нашей семьи хуже автомобиля нет. Мы его приобрели, когда он начал производить автомобили вместе с Renault, и все считали и кругом говорили, что «Москвичи» стали лучше «Жигулей». Воспоминания об этой машине – самые ужасные. Леня ведь привык ездить на «Жигулях», которые более маневренные, и из-за этого он попал в аварию. Это было под Москвой, грузовик вдруг стал поворачивать в неположенном месте и подрезал наш «Москвич», а Леня не смог быстро уйти от столкновения (если бы он ехал на «Жигулях», то вырулил бы). В результате находившийся с ним ребенок сломал ключицу. От машины мы сразу же избавились. Вот и получилось, что машина эта была у нас два дня.

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?