вс 20 октября 01:44
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

«Кто им в праздники заниматься будет?»

«Кто им в праздники заниматься будет?»

Педиатр обвиняется в гибели 1,5-годовалого ребенка

[i]В Пресненском суде столицы вчера начался судебный процесс по уголовному делу бывшего врача 9-й детской больницы имени Сперанского Дмитрия Пакалина. Он обвиняется в халатности, приведшей к смерти полуторагодовалого Никиты Полякова. Следствие считает, что педиатр поставил неверный диагноз и необоснованно отпустил его домой, где мальчик вскоре умер. В суде Пакалин отрицал свою вину, заявив, что мать собственноручно подписала отказ от госпитализации. «Госпитализировать сына Пакалин не предлагал, а, наоборот, даже отговаривал, объяснив, что с ним все равно никто не будет заниматься в праздники», – опровергает его слова Елена Полякова.[/i] [b]Доктор прописал мальчику таблетки от кашля[/b] Общаться с журналистами у 42-летнего педиатра Дмитрия Пакалина не было никакого желания. «Где работаю? Теперь нигде. Разве после того, что про меня написали в газетах, это возможно?» – сказал он корреспонденту «Вечерки». «1 мая 2005 года «скорая» доставила Никиту Полякова (ему было всего 1 год и 7 месяцев) в детскую больницу № 26, где располагается филиал 9-й горбольницы имени Сперанского», – гособвинитель Михаил Вощинский начал с изложения сути обвинения. Мальчик нечаянно выпил столовый уксус. Однако там не было реанимации и круглосуточной лаборатории, которые могли потребоваться для установления точного диагноза. Поэтому ребенка отправили в 9-ю горбольницу. Дежуривший там врач Дмитрий Пакалин осмотрел мальчика, но, как считает следствие, недооценил тяжесть состояния ребенка. Доктор прописал мальчику таблетки от кашля и щелочное питье и отправил его домой. Дома Никите стало хуже, и он в считанные минуты умер. Попытки бригады приехавших реаниматологов вернуть малыша к жизни оказались тщетны. «Пакалин поставил неверный диагноз – отравление уксусом, хотя у мальчика была стафилококковая инфекция, – отметил прокурор.– Кроме того, он сказал матери, что ребенка госпитализировать не надо». Тем самым, по мнению обвинителя, врач проявил «недобросовестное и небрежное отношение к службе», то есть «халатность, повлекшую по неосторожности смерть человека» (часть 2, статьи 293 УК РФ, до 5 лет лишения свободы). «Вы признаете свою вину» – спросила подсудимого судья Татьяна Васюченко. «Нет», – ответил Пакалин. Он допустил, что, возможно, действительно неправильно поставил диагноз, однако без проведения анализов и только со слов матери определить точную причину недомогания ребенка было невозможно. Полякова, по его словам, отказалась положить сына в больницу для последующего уточнения диагноза. «Госпитализировать ребенка мне Пакалин не предлагал. Наоборот, даже отговаривал! – возмутилась мама мальчика. – Он сказал, что с ним ничего страшного не случилось». «Какая разница, где вы будете лежать – дома или в инфекционке? Все равно сейчас праздники, и никто им заниматься не будет», – процитировала Елена слова доктора. И добавила, что Пакалин был нетрезв. Елена Полякова рассказала о том, что на самом деле случилось с ее малышом. 29 апреля она вместе с сыном отправилась в гости к подруге. Мальчик не очень хорошо себя чувствовал: у него поднялась температура, начался понос. «Но мы не приняли это всерьез, поскольку у него резались зубки, – объяснила Елена. – Я давала ему жаропонижающие, «Мотилиум», обтирала разбавленным водой уксусом, чтобы сбить температуру. А 1 мая около 5 утра я услышала крик подруги. Вбежала в комнату, увидела разбитую бутылочку из-под уксуса и сына, который хватал ртом воздух». Подумав, что мальчик хлебнул уксуса, женщины дали ребенку молоко и набрали «03». Врач «Скорой» промыл ребенку желудок и повез в больницу. [b]«Дурочка, ты что, видела, что там отказ?»[/b] Первая же свидетельница – дежурившая вместе с Пакалиным медсестра Татьяна Авдеева – стала рьяно защищать коллегу. «Он был в состоянии алкогольного опьянения?», – спросил прокурор Вощинский. «Нет, что вы! – возмутилась Авдеева. – Я сама слышала, как доктор спросил маму: «Ложить будете мальчика?». Медсестра пояснила, что лично заполняла журнал, в котором расписалась мама Никиты. «Вы объяснили матери, что она подписывает отказ от госпитализации?» – уточнял прокурор. «Да, и на словах, и об этом было написано рядом с галочкой». «Вы мне сказали, что это журнал отказа?!»– переспросила свидетельницу опешившая Елена. Но та лишь невозмутимо ответила: «Конечно, да». «Врач внятно, громко предложил матери госпитализацию?» – уточнил прокурор. «Он вышел из бокса в коридор и попросил меня оформить отказ. Слышала ли это мать, я не знаю», – призналась Авдеева. В перерыве Елена Полякова с трудом пыталась прийти в себя. «Может быть, вы не поняли, что подписываете?» – осторожно поинтересовалась у нее корреспондент «Вечерки». «Ну что вы! Там ведь были только мои паспортные данные и данные сына. И больше ничего, – возразила она. – Я думала, моя подпись нужна для отчетности». «Слова «отказываюсь от госпитализации» написаны другой ручкой, – добавила представитель потерпевшей в суде, адвокат Елена Бирюкова. – Думаю, они появилась позже. Может, через 5 минут – это уже не выяснить. Но практически во всех больницах родители пишут отказ собственноручно. Странно, что здесь было совсем иначе». Следующий свидетель – врач 26-й больницы Ольга Гладкова объяснила, почему после осмотра она отправила Никиту в 9-ю больницу. «Ребенок задыхался, хрипел, – сказала врач. – Я оценила это как состояние средней тяжести. Мать рассказала, что когда она с сыном два дня назад ехала в поезде в Москву, ребенок подхватил кишечную инфекцию, у него еще там начались рвота и понос. У мальчика явно была комбинированная патология. Ему нужно было комплексное обследование, а у нас нет круглосуточной лаборатории». «На самом деле, мы уже год жили в Москве, – объяснила свой обман приехавшая из Волгодонска Елена. – Я просто испугалась, что из-за отсутствия регистрации сына не станут лечить». Впрочем, после допроса заведующий приемным отделением 9-й детской больницы Валентны Скуратовой стало ясно, что обманывала Полякова напрасно: согласно приказу Минздрава «больных с острыми состояниями должны безотказно принимать в больницу независимо от места их регистрации». Следующий свидетель – врач-педиатр «Скорой помощи» Владимир Долгачев подтвердил, что у ребенка явно было не только отравление уксусом, но и кишечная инфекция. «Даже токсиколог, с которым я дважды консультировался, прежде чем сделал промывание желудка, на 100% подтвердил, что 9%-ным раствором уксуса отравиться практически невозможно – так же, как и получить химический ожог», – отметил свидетель. Врач другой бригады «Скорой» Александр Карасев (он пытался реанимировать Никиту) также не смог внести ясность в происшедшее. «Вы помните, как спросили меня, давали ли мне в больнице какую-нибудь бумагу. А я вынула из паспорта листок с рекомендациями, как лечить Никиту, – пыталась напомнить свидетелю Елена. – Вы еще взглянули и сказали: «Дурочка, ты что, видела, что там отказ?» «Да, я видел эту бумагу, фамилию ребенка, рекомендованное лечение и… больше ничего не помню», – растерянно произнес Карасев. «Как вам показалось, мама поняла, что она отказалась от госпитализации или нет?» – поинтересовалась судья. «Мне кажется, она подумала, что ее обманули. Но я так и не понял, сама она отказалась или врачотправил ее домой», – честно признался Карасев. [b]«Порядочный, квалифицированный, опытный»[/b] Большинство допрошенных в суде свидетелей дали весьма лестные характеристики Пакалину: «порядочный, высококвалифицированный, опытный». «Я убежден, что не вина Пакалин не виновен в том, что мать мальчика отказалась от госпитализации, – считает адвокат подсудимого Сергей Казимиров. – За те сутки было госпитализировано 10 детей, зачем Пакалину было отказывать одиннадцатому? Мне кажется, что сейчас Елена просто ищет виновного в смерти сына и хочет переложить на него ответственность за случившееся». Казимиров назвал причины смерти мальчика, приведенные в судебно-медицинской экспертизе: стафилококковая инфекция, а также гипергидремия – в организме ребенка осталась вода, и это вызвало отек головного мозга и легких. «Уксуса в организме найдено вообще не было», – уточнил адвокат. Однако его оппоненты полагают, что халатность врача – все же главная причина трагедии. «После смерти Никиты эксперты нашли у него массу всего, включая чуть ли не гепатит», – заявила «Вечерке» Елена Бирюкова. По ее мнению, причина смерти мальчика в уголовном деле – не главное. «Если бы Пакалин положил мальчика в больницу, то в любом случае медики могли бы оказать ему своевременную медицинскую помощь и спасти», – полагает представитель потерпевшей. «Вечерка» будет следить за процессом.

Новости СМИ2

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?