чт 17 октября 06:33
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Маленькое сердце

Маленькое сердце

Психиатры поставили диагноз Александру Копцеву

[i]Александру Копцеву, устроившему 11 января резню в синагоге на Большой Бронной, могут назначить принудительное лечение. Правда, шизотипическое расстройство личности, которое обнаружили у него специалисты Института имени Сербского, не освобождает от уголовной ответственности. Скорее всего, общаться с психиатрами Александру придется, сидя в колонии. Вчера специалисты, обследовавшие Копцева, выступали в Мосгорсуде.[/i] [b]«Сын возмущался, что животных убивают»[/b] Александр Копцев, недавно встретивший на скамье подсудимых свое 21-летие, отреагировал на появление в зале двух экспертов из ГНЦ имени Сербского – Надежды Бутылиной и Марии Алексеевой – довольно спокойно. Заключение судебно-психиатрической экспертизы готовили шесть специалистов, но в суде решили заслушать лишь двоих. Основной вопрос, поставленный перед медиками: в каком состоянии находился Копцев в момент совершения преступления и после него. На заседание пришли и родители Копцева – Татьяна Вениаминовна и Александр Александрович. Оба признались, что не интересовались увлечениями сына, а тот, в свою очередь, и не делился с ними своими взглядами. «Лишь незадолго до случившегося, когда он увидел по телевизору сюжет о жертвоприношении во время мусульманского праздника, сын сильно возмущался, что животных убивают», – сказала Татьяна Копцева. «А по медицинской части у него были проблемы?», – спросила прокурор Кира Гудим. «У него левый глаз не видит, и сердце тоже... как нам объяснили медики, маленькое», – сообщила мать подсудимого. И добавила, что нападение сына на синагогу шокировало ее, ведь все вечера Александр проводил дома за компьютером. «У вас есть какое-то объяснение случившемуся?» – поинтересовался адвокат потерпевших Виталий Хавкин. «Крыша поехала», – лишь пожала плечами Татьяна. Она и ее супруг предположили, что причиной внезапных перемен в поведении сына, скорее всего, стала смерть от рака старшей дочери Светланы в июле 2004 года. «Он замкнулся, никуда не ходил, стал раздражительным», – сообщили родители. По словам Копцева-старшего, сын никогда не высказывал вслух своего мнения о евреях, был спокойным и послушным ребенком. «Чтото случилось с парнем, это стопроцентно! – недоумевал отец. – Взять нож и пойти резать людей здоровый человек не может». [b]«Считает, что по уму и красоте превосходит окружающих»[/b] С медиками, как выяснилось в суде, Александр был намного более откровенен, чем со своими родителями. «Копцев заявил, что в России должны жить только белые люди – потомки арийцев, всех кавказцев надо выселить, а евреев уничтожить, – процитировала прокурор Кира Гудим текст судебно-медицинской экспертизы. – Он также сказал, что «не может смириться с жидовской властью в России». Рассуждая о проблемах общества, он пришел к выводу, что «во всех неудачах виноваты евреи» и «он должен совершить геройский поступок, чтобы привлечь внимание мыслящих людей России к этой тематике». Копцев признался экспертам, что, направляясь в синагогу, «хотел зарезать столько евреев, сколько сможет, а потом зарезать себя». Медики констатировали, что вопросы о бессмысленности существования начали тревожить юношу еще много лет назад, и поэтому смерть сестры вряд ли могла подтолкнуть его к решительным действиям. «Он достаточно спокойно пережил смерть сестры, сказав, что «ее смерть не принесла ничего нового», – продолжала зачитывать результаты экспертизы обвинитель. Из откровений Копцева следовало, что он осознал свою необычность лет в 11–12, замечая, как прохожие «удивленно оборачиваются вслед». «Копцев сообщил, что в 2003–2004 годах он заинтересовался язычеством, стал читать старославянскую литературу, понял, что не первый раз живет на земле, но не знает своих предыдущих воплощений, – цитировала прокурор документ. – Копцев говорил, что видел пророческие сны. Считает, что по уму и красоте превосходит окружающих». Итак, уверовав в реинкарнацию, Александр, по его словам, «почувствовал, что может стать в следующей жизни кем захочет», «может стать Богом», а возможно, «великим вождем на земле», а для этого решил уйти из жизни как герой. Состояние подсудимого эксперты диагностировали как «шизотипическое расстройство личности». «Имеющееся у Копцева психическое расстройство может служить основанием для применения к нему принудительного лечения», – констатировала комиссия. Обследование, по словам экспертов, проводилось в течение трех дней. «Комиссия собиралась дважды. Это объяснялось трудностью диагностики. Ведь само расстройство ново для российской психиатрии. Копцев ограниченно вменяем, – объяснила эксперт. – Мы не пишем, вменяем человек или нет, это прерогатива суда. Мы лишь диагностируем состояние». [b]«Достаточно ясное сознание»[/b] «Я правильно понял, что согласно заключению у Копцева достаточно ясное сознание, и это относится как к моменту обследования, так и к моменту совершения им правонарушения?» – спросил у эксперта Бутылиной адвокат потерпевших Виталий Клювгант. «Да», – согласилась специалист. «В заключении говорится, что Копцев нуждается в принудительном лечении, о каком лечении идет речь?» – спросил адвокат подсудимого Владимир Кирсанов. «Об амбулаторном», – ответила другой эксперт Мария Алексеева. «Материалы экспертизы несколько противоречивы, но я абсолютно убежден, что Копцев в синагоге был адекватен, он четко и ясно понимал, что шел убивать. Это подтверждают и его высказывания на суде», – сказал «ВМ» уже после заседания адвокат Виталий Хавкин. Вадим Клювгант был солидарен с коллегой: «Я не сомневаюсь ни секунды, что Копцев должен быть наказан. В своих показаниях оба эксперта еще раз сослались на статью 22 УК. А в ней говорится, что даже если лицо во время совершения преступления из-за своего психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, то оно подлежит уголовной ответственности». Защитники подсудимого были не так категоричны. «Мы согласны с заключением, – заявил «ВМ» Владимир Кирсанов. – Но Копцев не может нести ответственность в полной мере, поскольку даже в экспертизе сказано, что психическое расстройство повлияло на его поведение и он не мог в полной мере осознавать общественную опасность своих действий». С адвокатом были согласны и родители Александра. «У нас ведь не только дочь умерла, но перед этим дедушка Саши и его дядя», – искала в оправдание сына все новые аргументы Татьяна Копцева. Сегодня слушания по делу о резне в синагоге продолжились.

Новости СМИ2

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Никита Миронов  

За фейки начали штрафовать. Этому нужно радоваться

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше