чт 24 октября 00:31
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Кто защитит честного абонента?

Сергей Собянин призвал москвичей предложить идеи по улучшению парков

Стоимость родового сертификата в России планируют увеличить

Назначен новый глава Департамента труда и соцзащиты населения

Малышева рассказала, когда вернется к съемкам после госпитализации

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Синоптики предупредили метеозависимых о риске природной гипоксии

Что стало с «Норд-Остом» после теракта

Турция отказалась считать операцию в Сирии завершенной

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Врач заявил о пагубном влиянии кофе на иммунитет

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Кто защитит честного абонента?

Война между связистами и телефонными пиратами перешла в сферу высоких технологий

[i]«ВМ» уже писала о проблеме телефонного пиратства, процветающего в Москве. Однако после похода нашего корреспондента в Управление МВД по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий и общения с заместителем начальника отдела телекоммуникаций Андреем Трофимовым вскрылись истинные масштабы этого явления. С одной стороны, размах, с которым работают коммуникационные воры, вызывает оторопь. С другой — их научились довольно эффективно отлавливать. А что делать ограбленному рядовому абоненту, которому крайне трудно доказать, что он не жулик, пытающийся увильнуть от оплаты счетов за международные разговоры? [/i] [b]Подпольные переговоры [/b] В Москве сейчас работает около трехсот подпольных переговорных пунктов, которые держат представители диаспор третьего мира: вьетнамцы, китайцы, индусы, латиноамериканцы. Каждый из этих пунктов имеет две телефонные линии. Первая — нормальная, по которой абоненты, желающие по дешевке побеседовать с родственниками с дальних материков, дозваниваются до диспетчера. Вторая — «пробитая», то есть оборудованная спецаппаратурой, позволяющей бесплатно выходить на международные каналы ММТ и Ростелекома. К ней этих абонентов и подключают. Технически жульничество осуществляется таким образом, что специальные «пробойники» дают сбой на определитель номера, в результате чего на ММТ либо фиксируется какой-то иной телефонный номер, либо не фиксируется ничего. Этот преступный бизнес поставлен на широкую ногу. У каждой такой подпольной точки множество клиентов. Каждый из них платит по 12 рублей за минуту разговора. В среднем каждая точка ворует у ММТ и Ростелекома по 10 часов трафика в сутки. Иногда на один телефонный номер наговаривают до 42 часов в сутки. Некоторые из них для удобства даже выпускают кустарным образом пластиковые карты стоимостью от 20 до 100 долларов. Зная код каждой карты, операторы ведут учет наговоренного клиентом времени. Если карт нет, то существуют иные способы предоплаты. Уже канули в Лету те времена, когда на подпольный переговорный пункт люди приходили живьем, платили наличные, выстаивали очередь и звонили. Преступный технический прогресс шагает семимильными шагами. [b]Война интеллектов [/b] Можно предположить, что хитроумную пиратскую аппаратуру придумывают и изготавливают для себя сами иностранные граждане. Дескать, понаехали и вред чинят. Однако это не так. Корень зла произрастает на отечественной почве. История возникновения Управления по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий восходит к тем седым уже временам, когда Советская власть дала слабинку и начали плодиться радиохулиганы, которые влезали на частоты государственных станций. Потом в страну начали завозить всевозможные рации, стала развиваться сотовая связь. Радиоманьяки (в Управлении их называют «шизоидно-параноидальными типами») стали все глубже погружаться в пучины хитроумных радиосигналов, которыми обмениваются сотовые телефоны с базовыми станциями, расшифровывать пароли, системы распознавания «свой—чужой». Затем начали делать «двойников» (мобильные телефоны, полностью идентичные уже проданным той или иной фирмой своим клиентам) и толкать их на Митинском рынке. Довольно заманчиво — купил двойника, разговаривай от души, а за тебя чужой дядя платит. А через некоторое время сформировались и бригады, где у каждого человека своя функция. Один взламывает пароли. Другой разрабатывает электронные схемы. Третий отвечает за производство, четвертый за сбыт и т.д. Одни бригады занимаются беспроводной связью. Другие делают аппаратуру для взламывания сетей МГТС. Причем делают не сами, а совершенно официально заказывают блоки и печатные платы на заводах, выпускающих электронные приборы. Вроде бы и криминала тут нет никакого, поскольку все делается по частям и в разных цехах, так что определить результат конечной сборки непросто. Да никто этим и не интересуется: главное — заказ получить, рабочим зарплату выдать. Затем такая аппаратура либо продается вышеописанным иностранным гражданам, либо сдается им же в аренду за определенную ежемесячную плату. В результате и у ММТ, и у Ростелекома, и у компаний сотовой связи воруют время, которое стоит немалых денег. Технические службы обкрадываемых организаций пытаются этому противостоять, постоянно совершенствуя защищенность своих каналов от взлома. Однако и пираты не сидят сложа руки, они тоже модернизируют свою аппаратуру и колдуют над новыми паролями. И спустя некоторое время опять вламываются в сеть. Похоже, что эта война интеллектов не закончится никогда. По словам Андрея Трофимова, «шизоидно-параноидальные типы» способны взломать защиту любой телекоммуникационной компании. И единственный способ обезопасить себя от несанкционированного подключения — постоянно менять пароли, коды, беспрерывно воздвигать на пути взломщиков новые барьеры. То есть нужно все время убегать от телефонных пиратов. Пытается убегать и МГТС, к которой подключены все наши обычные проводные телефонные аппараты. Однако в силу своей громоздкости, неповоротливости и невозможности изыскать огромные деньги на коренную модернизацию АТС этот бег напоминает черепаший галоп. Конечно, и на МГТС есть опытные инженеры, и они пытаются ввести в свои каналы хоть какую-то защиту. Однако последнюю их защиту, над которой спецы колдовали долгое время, пираты взломали за 6 часов. Несколько лучше обстоят дела в более продвинутых в техническом отношении проводных линиях, таких, как, например, Комстар. Но и они не в состоянии полностью защититься от взломов. [b]Преступление без наказания [/b] Ну а теперь самое время воскликнуть: «Куда смотрит милиция?!» Управление по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий, еще его называют Управлением «Р», сложа руки не сидит. Сотрудничая с телекоммуникационными компаниями, оно отлавливает и сотовых двойников, и выявляет подпольные переговорные пункты. Сейчас, когда пиратство по сети МГТС достигло угрожающих размеров, усилия сосредоточились именно в этой сфере. За последний месяц было ликвидировано 20 таких пунктов. Однако и другие, почувствовав начало отлова, несколько снизили обороты, затаились, решили особенно не высовываться. И появился вполне конкретный финансовый результат. Если раньше международные операторы еженедельно терпели убытков на 270 тысяч рублей, то сейчас эта цифра стабилизировалась на уровне 80 тысяч. Однако искоренить телефонное пиратство невозможно. И причины этого прискорбного факта кроятся в законодательной практике. Пойманного оператора-подпольщика привлекают лишь к административной ответственности. А это значит, что, заплатив 70 минимальных окладов, он тут же принимается наверстывать упущенное. Правда, с него пытаются еще и взыскать материальный ущерб, нанесенный телефонной компании. Но доказать, что с помощью именно его аппаратуры были совершены тысячи звонков, крайне сложно. Ведь необходимо получить доказательства по каждому конкретному звонку. Схватить за руку воротил пиратского бизнеса еще трудней. Телефонист — человек нанятой. Аппартура не его, хозяин уехал на родину, да и вообще он по-русски ничего не понимает. К тому же это не он в прошлый раз был, а его соотечественник, потому что все восточные люди на одно лицо. И это так, потому что по одному паспорту живет целая куча людей. Наше уголовное законодательство крайне лояльно в отношении преступлений в сферах, где используются высокие технологии. Если человек изготовил и продал пиратскую аппаратуру, то его можно привлечь лишь за незаконную предпринимательскую деятельность. В то же время в США даже за ее хранение следует уголовное наказание. У нас же пирата могут привлечь только за подключение к сети несертифицированного оборудования, что не столь уж и большое прегрешение. За все годы существования в стране сотовой связи было возбуждено лишь 7 дел по пиратству в этой области. И лишь 2 из них завершились судами. Конечно, можно понять простых районных следователей, которые всеми правдами и неправдами не возбуждают дела по данному виду преступлений. Нет у них ни опыта, ни аппаратуры, ни нормальной законодательной базы. [b]Куда бедному крестьянину податься? [/b] Но что же в этой чудовищной по масштабам ситуации делать простому абоненту, которому вдруг пришел астрономический счет изММТ? Он, бедняга, попадает в ситуацию, озвученную в фильме «Чапаев»: «Белые пришли — грабят, красные пришли — тоже грабят». Доказать, что ты не звонил ни в Таиланд, ни во Вьетнам крайне сложно. И начинается тяжба с телефонными чиновниками, которые чужим слезам не сочувствуют и считают всех жуликами. На ваше несогласие платить за чужого иностранного дядю к вам пришлют монтера, который проверит, что к вашему телефонному кабелю в пределах подъезда не присоединены посторонние проводки. На том проверка и закончится. Хоть на телефонном узле и прекрасно знают о современных беспроводных пиратских технологиях, но скажут, что надо платить. Если вы, конечно, предварительно не написали заявление об отключении вашего номера от восьмерки — автоматической междугородней связи. И даже в такой чудовищной ситуации многим удается доказать свою правоту. На ММТ ежедневно опротестовывается около тысячи переговоров. Эти деньги ММТ списывает как убытки. И в то же время пытается получить хоть часть со схваченных за руку пиратов. Что же делать, если не удалось доказать правоту у телефонистов? Андрей Анатольевич Трофимов советует идти в свое отделение милиции и писать заявление о том, что вас обворовали. И это абсолютно верная формулировка, поскольку денег вы как законопослушный абонент и честный налогоплательщик лишились больше, чем если бы у вас на базаре вытащили кошелек. А потом следует настоять на том, чтобы заявление приняли и открыли уголовное дело. Не столь уж и беспомощны против данного вида преступления низовые следователи, поскольку они могут обращаться за консультациями и помощью в Управление «Р». Именно они должны защищать ваши попранные интересы. Защищать в том числе и от произвола телефонистов. Ну а специалисты Управления «Р» могут достаточно глубоко проанализировать ситуацию с вашим номером. У них есть средства и методики для определения того, какие номера были использованы пиратами. В результате может быть выявлена истина. Однако на простую победу рассчитывать не приходится. Ситуация с телефонным пиратством, от которого страдают тысячи безвинных людей, должна быть решена кардинально на самых высших уровнях: в законодательных органах, в судебных, в административных.

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Екатерина Головина

Женщина, которая должна

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Чтобы быть милосердным, деньги не нужны

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга