вс 20 октября 06:48
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Уходили налетчики на гражданскую войну

Уходили налетчики на гражданскую войну

80 лет назад, в августе 1919 года, под Одессой погиб Моисей Винницкий

[b]80 лет назад, в августе 1919 года, под Одессой погиб Моисей Винницкий, он же Мишка Япончик — знаменитый главарь налетчиков, «король» Молдаванки, ставший прототипом бабелевского Бени Крика, командир 54-го красноармейского полка дивизии Ионы Якира. И спустя 80 лет, в июле 1999 года, под Москвой скончался человек, знавший Япончика и его воровское воинство… [/b] [i]Утром 20 июля 1919-го жители Одессы могли созерцать необычное зрелище: по Дерибасовской двигалось вооруженное «воинское подразделение», состоявшее из воров, бандитов и городской шпаны. Среди одесситов, наблюдавших за удивительным шествием, был 13-летний паренек Гриша Штаркман, ученик литейщика на одном из одесских заводов. Впоследствии станет он сотрудником экономического управления ОГПУ, а затем — начальником отделения разведки МУРа и будет выслеживать заезжающих в Москву воров-гастролеров. А тогда, в 1919 году, будущий борец с преступностью наблюдал воровское воинство Мишки Япончика, уходящее на борьбу с петлюровцами. Незадолго до смерти Штаркман рассказывал мне: «Мишку Япончика мне довелось видеть еще до отправки его полка на фронт. Наша семья жила на улице Глухой, а через два дома от нас жили Винницкие. Кстати, одного из младших братьев Мишки Япончика я знал по комсомольской работе на Пересыпи. А тогда, в июле 1919 года, я наблюдал незабываемое зрелище — отправку 54-го полка на фронт. Время было тревожное. С одной стороны на Одессу деникинцы наступали, с другой петлюровцы, а под городом восстали немцы-колонисты. Да и в самой Одессе было неспокойно.[/i] Тон задавали налетчики, которые грабили днем и ночью. Королем у налетчиков был Мишка Япончик. Так вот, явился однажды Япончик к председателю исполкома, вот забыл его фамилию (Иван Клименко, бывший руководитель боевых большевистских дружин, которому в свое время Япончик сбывал оружие и гранаты. — О. К.), и заявил, что сформирует полк, который вольется в Красную Армию. Как-то раз был я на сборном пункте, где формировался этот полк, конечно, не полк, а отряд. Зрелище, скажу вам, было потрясающим. Были здесь и налетчики, и рецидивисты, и воры в законе, и мелкие хулиганы — вся блатная и уголовная Одесса. Такой ужас меня обуял, что я бегом бросился оттуда. Помню, как они на фронт выступали. Впереди на серой кобыле ехал сам Мишка Япончик, за ним маршировали его бойцы, одетые во что попало. Сопровождал их оркестр, игравший блатные песни. Рядом с Япончиком ехал комиссар Фельдман. Был он анархистом, но во всем поддерживал большевиков. Вы слышали об одесской достопримечательности — Приморском бульваре? Так вот после революции этот бульвар долго назывался бульваром Фельдмана — пока кто-то из одесского начальства в сороковые годы не возмутился: «Как это так — красивейший бульвар советского города носит имя анархиста, к тому же служившего в бандитском полку!». И бульвар снова стал Приморским. Мой старший брат Марк в конце июля 1919-го служил в другом одесском полку — в 40-м, состоявшем отнюдь не из бандитов. Он был адъютантом у комиссара Льва Григорьевича Зорина, впоследствии видного работника ГПУ Украины. Пути этих полков проходили рядом. В 40м был хороший военный оркестр — предмет постоянной зависти Мишки Япончика. Во время учений Япончик выпросил у Зорина оркестр, чтобы устроить в деревне военный парад. Прошло несколько дней, а Япончик не возвращал оркестр. Зорин пришел к командиру 54-го полка и потребовал немедленно вернуть музыкантов. Япончик только усмехнулся ему в лицо. И тут Зорин не выдержал. Подняв руку с гранатой, он закричал: «Если немедленно не будет отдан приказ о возврате оркестра, 54-й полк лишится своего командира!». «Ладно, — нехотя ответил Мишка, — так уж и быть…». Оркестр вернули, а вскоре 40-й полк передислоцировали в направлении Киева, и Зорин с Япончиком больше не встречался. Потом кто-то пустил слух, что Зорин участвовал в расстреле Япончика. Но это неправда. Мишку расстреляли другие…». В первом же бою Мишкины ребята с помощь ручных гранат обратили петлюровцев в бегство. Однако следующей же ночью по непонятным причинам в стане бойцов 54-го полка возникла паника, и они, оставив позицию, двинулись к себе домой, в Одессу. Военное командование приказало задержать уголовников и разоружить их. Из воспоминаний Григория Штаркмана: «Мне известна следующая версия гибели атамана. Япончик выехал с остатками своего полка в город Вознесенск. Ехали они в эшелоне, состоявшем из паровоза, салон-вагона, в котором находился Япончик со своим «штабом» и комиссар Фельдман, и нескольких теплушек. На каждой станции военные власти незаметно отцепляли по одному вагону, и в результате в Вознесенск прибыли только паровоз и салон-вагон. Когда Япончик вышел из вагона, он понял, что помощи ему ждать неоткуда и бросился в здание вокзала, где его поджидал начальник отряда конной охраны Урсулов и военком Вознесенска. Последний объявил Япончику, что он арестован. В завязавшейся перестрелке Мишка был убит. Урсулов снял с убитого серебряную шашку, подаренную тому комендантом Одессы Павлом Мизикевичем». Ветеран МВД, майор в отставке Григорий Штаркман на 80 лет пережил знаменитого бандита и скончался в подмосковном Переделкине.

Новости СМИ2

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?