втр 22 октября 17:50
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

«Лучше умереть от инфаркта в 60, чем от скарлатины в 6»

Мосгорсуд выпустил из СИЗО виновника ДТП у «Славянского бульвара»

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Каховскую линию закроют на реконструкцию 26 октября

Появилось видео с места убийства двух человек в Новой Москве

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

Синоптики предупредили о снижении температуры в столице

Названа доля семей, которым хватает средств на еду и одежду

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Трамп объяснил, почему начали процедуру импичмента

Путешественники назвали способы борьбы с джетлагом

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

«Лучше умереть от инфаркта в 60, чем от скарлатины в 6»

Подведены неутешительные итоги переписи населения

[i]Вчера Центр демографии и экологии человека РАН представил доклад «Население России в 2003–2004 гг.» – исследование демографической ситуации в стране по данным последней переписи 2002 года. Его главные выводы – детская смертность снижается, брачные отношения в России переживают «тихую революцию», а поток мигрантов скоро кончится.[/i] [b]От «пожилых» болезней умирают молодые[/b] Главная проблема России — постоянное сокращение населения. По словам Анатолия Вишневского, директора Центра демографии и экологии человека, за период с 1994 года до начала 2005-го население нашей страны сократилось по меньшей мере на 5,8 млн человек. Число смертей по-прежнему превышает число рождений. По предварительным данным, в 2004 году в стране родилось около 1,5 млн человек, а умерло 2,3 млн человек. «Огорчает то, что нет никакой перспективы изменения тенденций в будущем, – считает Вишневский. – После войны у людей была надежда на то, что война закончится, и население вновь будет расти. Сейчас, наоборот, преобладает уверенность, что население продолжит сокращаться». Одна из главных проблем — высокая смертность мужчин и женщин, особенно среднего, рабочего возраста (которая и определяет продолжительность жизни в стране). Причин смертности для этих категорий две: 1) сердечно-сосудистые заболевания и 2) т. н. внешние причины, в которые входят несчастные случаи, убийства, самоубийства и проч. «С точки зрения специалиста-демографа, лучше умирать от инфаркта в 60, чем от скарлатины в 6, – говорит Вишневский. – Но беда в том, что от «пожилых» болезней у нас умирают молодые». Мужчины в России живут меньше женщин. Разница в средней продолжительности их жизни составляет более тринадцать лет – больше, чем в любой другой стране. В последние годы, правда, наблюдается тенденция к сокращению разницы в продолжительности жизни. Однако не за счет увеличения жизни мужчин, что было бы благоприятным явлением, а за счет сокращения срока жизни женщин (особенно в возрастах от 30 до 44 лет). Причем у ранней женской смертности помимо чисто женских болезней появились и так называемые мужские – цирроз печени и алкогольные отравления. Впрочем, не все так плохо: детская, особенно младенческая, смертность заметно снизилась. По словам Вишневского, если в 70-е годы из тысячи младенцев умирали 25, то сегодня эта цифра снизилась до 11–12 новорожденных. [b]Молодые россияне выбирают «шведскую семью»[/b] Мужчин в России по-прежнему не хватает – диспропорция между женским и мужским населением за последнее время удвоилась. Но хорошая новость в том, что сосредоточена эта диспропорция главным образом в старших, «военных» поколениях – до 1928 года рождения, что, согласитесь, уже не так актуально. Ситуация с пропорцией полов в России, по словам Вишневского, в целом улучшается. К примеру, если для невест сегодняшняя ситуация на «брачном рынке» не столь выигрышная, как во второй половине 1980-х – первой половине 1990-х гг., когда на одну невесту приходилось на 10–15% больше женихов, то в ближайшие годы выбор женихов (правда, на короткий период) расширится: за счет мужчин, рожденных в середине 1980-х годов. Мощные изменения произошли в сфере брачных отношений. Один из сотрудников Центра демографии Сергей Захаров даже назвал эти изменения «тихой революцией». «Вплоть до начала 90-х брачные отношения в России больше напоминали скорее XIX век, нежели западную модель, – говорит Захаров. – В 18–19 лет молодые люди начинали сексуальную жизнь, тогда же вступали в брак, тогда же обзаводились ребенком. В последние десять лет этот монолит брачного поведения разрушился. Умножились формы отношений, в которых расписание событий стало не таким жестко распланированным». Во-первых, увеличился сам возраст вступления в брак. Для мужчин, вступающих в первый брак, средний возраст составил 26,1 г. Для женщин – 23,3 г. Для сравнения – в Швеции средний возраст невест, вступающих в первый брак, превысил 30 лет, в большинстве стран запада и юга Европы достиг 27–28 лет. Российские юноши не спешат заключать брак вообще, а девушки все более стремятся выбирать женихов с устойчивым социальным и экономическим статусом. Сам по себе брачный союз перестал быть обязательной нормой: почти каждый десятый брак в стране сегодня не имеет печати в паспорте. Каждый третий мужчина и каждая пятая женщина до 30 лет все еще ни разу не состояли в законном браке. С ростом числа неформальных отношений возросло число внебрачных детей: сегодня это почти 30% общего числа родившихся. Кстати, и рожать российские женщины стали позже – в среднем это 26–27 лет. Незапланированная беременность уже не является позором, а внебрачный ребенок не оказывается «вне закона». Возможно, его родители просто не считают нужным оформлять отношения. Развенчали демографы и один из мифов последнего времени – о невероятном всплеске разводов, который зафиксировала статистика. Оказывается, всплеск был вызван чисто техническим казусом: с 1999 года бывшие супруги могли обращаться за получением свидетельства о расторжении брака в разные ЗАГСы. Таким образом, один развод учитывался дважды, так что «двойной» рост разводов был неизбежен «В целом можно отметить, – подытожил Сергей Захаров, – что наша семья движется от более традиционной («итальянской») модели в сторону более сложной, шведской, скандинавской семьи». [b]Все, кто уехал из Закавказья, уже здесь[/b] Обычно, когда говорят о демографических проблемах, неизбежно всплывает вопрос мигрантов. Но и тут нам особо рассчитывать не на что – все, кто хотел и мог приехать, уже тут. В последние годы резко ужесточилась российская миграционная политика, усложнились регистрация мигрантов и предоставление вида на жительство и гражданство. Это вызывало сокращение притока мигрантов в Россию. И видоизменило отчасти характер миграции, сделав ее трудовой, а не постоянной (с семьями). По официальным данным, главный миграционный донор России — Казахстан (в период 1989–2004 гг. оттуда приехали в Россию 1,8 млн человек, т. е 10,7% своего населения). На втором месте – Узбекистан – 812 тыс. Далее равные доли у Грузии, Азербайджана, Украины, Таджикистана и Киргизии. – Дальнейшего роста миграции в Россию не ожидается, – заявил представитель Центра демографии Никита Мкртчян. – Лимит этих стран не безграничен. Это касается не только русских, живущих там, но и коренного этнического населения. В Средней Азии лимит еще есть, но в Закавказье он уже исчерпан.

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение