сб 19 октября 01:17
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Нацистский пациент

Нацистский пациент

Александра Копцева будут лечить 13 лет

[b]13 лет строгого режима с амбулаторным лечением у психиатра. Такой приговор вчера вынес Мосгорсуд Александру Копцеву, устроившему резню в синагоге на Большой Бронной. Он признан виновным в покушении на убийство девяти человек. «Ксенофобскую» статью – 282 УК РФ (действия, направленные на возбуждение ненависти, вражды и унижение человеческого достоинства) – суд исключил из обвинения «за отсутствием в действиях состава преступления». Более того, Мосгорсуд сделал многозначительный вывод: «признание Копцева виновным в совершении преступления по мотиву национальной вражды» означало бы признание этого явления в российском обществе, что «не соответствует действительности».[/b] Пока пятеро активистов движения «Наши» мирно митинговали у входа в Мосгорсуд, внутри бушевали страсти. «Копцев – настоящий русский патриот!» – кричала немолодая потертого вида дама. Таких, как она, набралось человек тридцать. «Евреи считают себя богоизбранной нацией, они везде. Все олигархи – евреи!» – вторил ей подпрыгивающий на месте старичок. «А как же олигарх Потанин? Он же смоленский», – возражали журналисты, считая, что старичку известно место рождения олигарха Потанина. «Смоленский – жид!» – отвечал пожилой антисемит, имея в виду совершенно иного олигарха. Для оглашения приговора по «громкому» делу в Мосгорсуде выделили самый большой зал. Но и он едва вместил всех желающих. Протискиваясь в зал вслед за журналистами, сочувствующие едва не смели по дороге судебных приставов. Телеоператорам предоставили лучшие места в зале. «Жидам – самое лучшее», — комментировали сочувствующие. Аудитория была довольно пестрой: старушки, осеняющие себя крестом, национал-патриоты со строгими, соответствующими моменту, лицами и просто сумасшедшие. Родителей Копцева – Александра Александровича и Татьяну Вениаминовну – пропустили поближе к сыну, в первый ряд. Сын их, вопреки обыкновению, был сдержан и молчалив. Просто ему не давали слова. Он стоял в стеклянном загоне, переминался с ноги на ногу, почесывал спину, позвякивая наручниками. [b]«По независящим от него обстоятельствам»[/b] Копцев совершил преступление, находясь под влиянием прочитанной им националистической литературы, – таков основной вывод судьи Дмитрия Фомина. Речь шла об изъятой в доме Копцева расистской литературе и публикациях, которые парень отыскал в Интернете. Такое «домашнее чтение» и «сформировало» у юноши «чувство крайней неприязни к лицам еврейской национальности». В результате Копцев пошел убивать. 11 января, примерно в 17.20, прикрепив охотничий нож к изнанке куртки, он вошел в синагогу на Большой Бронной улице, где расположена Община любавических хасидов. Миновав оборудованный металлоискателем пост охраны, Копцев направился в столовую. Жертвами антисемита стали водитель Роман Белинский, начальник охраны Георгий Куликов, бывший работник столовой таджик Рахматулло Хушбеков, прихожанин синагоги Михаил Берлин и 75летний библиотекарь Вилен Столовицкий. Программиста Игоря Валида, раввина Исаака Когана, зятя последнего – Михоэля Мишуловина, а также гостя из Израиля Аарона Менахена Ехезкели Копцев настиг на втором этаже синагоги в офисных помещениях. Он бил людей ножом и кричал: «Убью вас всех, жидов», «Хайль Гитлер!» Задержали преступника раввин Коган и его сын Иосиф. «Довести свои действия, направленные на убийство, Копцев до конца не смог по независящим от него обстоятельствам, так как потерпевшим была своевременно оказана медицинская помощь», – отметил судья. Версию подсудимого о том, что он не хотел убивать, а лишь старался покалечить как можно больше евреев, суд не принял. «О том, что умысел Копцева был направлен на убийство, свидетельствует то, что он наносил удары в жизненно важные области – лицо, шею, верхнюю часть спины, – подчеркнул судья. – К тому же, сам Копцев, как в синагоге, так и в своих первоначальных показаниях, однозначно заявлял, что пришел убивать». Квалифицируя действия подсудимого, суд пришел к выводу, что Копцев «совершил покушение на убийство двух или более лиц по мотиву национальной ненависти» (статья 30, статья 105 УК РФ). [b]«Нанесение ударов ножом не может повлечь разжигание национальной ненависти»[/b] Вторая часть приговора повергла в изумление весь зал. Причем как противников, так и сторонников Копцева. «В действиях подсудимого отсутствовал состав преступления», – сделал вывод Дмитрий Фомин, касаясь части обвинения по статье 282 УК («действия, направленные на возбуждение ненависти, вражды и унижение человеческого достоинства»). И объяснил: обвинение по этой статье УК предусматривает «публичность» деяния, либо использование для его совершения средств массовой информации. «Копцев же заявил, что пришел в синагогу не для того, чтобы о его действиях стало известно широкому кругу лиц, а потому, что там было наибольшее количество евреев. Суд полагает, что нанесение ударов ножом не может повлечь разжигание национальной ненависти. Копцев преследовал другую цель – убийство». После этого пассажа судья Дмитрий Фомин сделал совсем уж неожиданный вывод: «Признание Копцева виновным в совершении преступления по мотиву национальной вражды означало бы признание этого явления в российском обществе, что не соответствует действительности». К смягчающим вину подсудимого обстоятельствам суд отнес наличие у Копцева заболевания обоих глаз, а также смерть в 2004 году близкого ему человека – старшей сестры. Принимая во внимание «тяжесть и дерзость» совершенного преступления, суд пришел к выводу, что Копцев должен отбывать назначенный ему 13-летний срок в колонии строгого режима, заключил судья Дмитрий Фомин. Поскольку специалисты Института имени Сербского диагностировали у подсудимого «шизотипическое расстройство личности», то в качестве дополнительного наказания Копцеву назначено принудительное амбулаторное лечение у психиатра. [b]«Весь процесс – это шоу!»[/b] «Весь процесс – это шоу!» – не выдержала мать Копцева Татьяна Вениаминовна и выбежала из зала суда. «Копцева осудили за то, что он порезал людей, а не за то, что более важно и является причиной подобных действий», – возмутился главный раввин синагоги Исаак Коган. «Срок наказания для нас всегда был вторичен, – добавил адвокат потерпевших Вадим Клювгант. – Прежде всего нам была важна оценка действий Копцева государственной властью в лице суда. Однако суд побоялся признать существующую в обществе проблему». Тут же, по оглашении, прокомментировал приговор и главный раввин России Берл Лазар: «Да, приговор суров и адекватен тяжести содеянного. Но меня беспокоит прямо-таки маниакальное нежелание судов квалифицировать преступления такого рода как разжигание национальной или религиозной розни». То, что Копцев был осужден только за нападение, но не за действия, направленные на разжигание национальной ненависти, по мнению Берл Лазара, «в значительной мере нивелировало воспитательный эффект сурового приговора». Группа поддержки Копцева восприняла решение суда с негодованием. «Последнее слово осужденному!», «Слава герою!» – кричали они. Одна из престарелых барышень взобралась на скамейку и вопила: «Саша! Православная Россия с тобой!» Когда конвой выводил Копцева, молодые соратники тихо и со значением говорили ему во след: «Все будет нормально, Саня». В гардеробе Мосгорсуда «общественные защитники» Копцева из Русского национального единства (РНЕ) обсуждают дальнейшие действия: «В течение десяти дней подаем аппеляцию. Суть протеста: адвокаты Копцева ввели парня в заблуждение, убедив его согласиться на суд без участия присяжных заседателей». [b]ДОСЬЕ «ВМ» [i]Хулиганство с «коричневым» оттенком[/b] Впервые приговор по 282 статье УК был вынесен 26 мая 2003 года судьей Ленинского райсуда города Иваново. Шестеро скинхедов, избивших студентов из Индии и Бангладеш (один из них умер в больнице), получили от 6 до 12 лет лишения свободы. Но это – редкий пример. Чаще суды исключают 282-ю из обвинения и квалифицируют убийства и избиения инородцев как банальное хулиганство. 11 мая 2005 года Мособлсуд вынес приговоры группе скинхедов, убивших в электричке чемпиона России по карате Якова Кана – этнического корейца. Шестеро подсудимых получили от 8 до 19 лет лишения свободы. «Букет» статей – от убийства до порчи казенного имущества. 11 июля 2005 года Мособлсуд приговорил к 14 и 17 годам убийц двух узбеков-гастарбайтеров – Дениса Ермошина и Антона Кузнецова. Они вломились в коттедж, который ремонтировали гастарбайтеры, и потребовали денег. Те отказали, и убийцы подожгли дом. Результат – четыре статьи УК РФ: «убийство двух и более лиц, совершенных с особой жестокостью», «вымогательство», «покушение на убийство» и «умышленное повреждение чужого имущества». 21 июля 2005 года Останкинский суд Москвы за избиение двух раввинов – Александра Лакшина и Элияги Фомиука – приговорил подростковДмитрия Розанова и Андрея Максина к 4 годам колонии и 1,5 года колонии-поселения соответственно. За хулиганство (статья 213 УК РФ), по традиции, исключив 282-ю из обвинения. Напомним, Лакшин и Фомиук подверглись нападению в подземном переходе. 282 статья УК – удел редакторов газет националистского толка. Именно они получают по ней условные сроки и штрафы.[/i] [b]КОММЕНТАРИЙ «ВМ» [i]Анатолий КУЧЕРЕНА, адвокат, член Общественной палаты: «Нельзя выстроить зависимость между жесткостью приговора и подобными преступлениями в будущем»[/b][/i] – Вопрос не в том, дали Копцеву большой срок или маленький. Когда суд выносит приговор, он оценивает качество представленных доказательств, а не тяжесть вменяемого в вину преступления. Я достаточно много занимаюсь адвокатской практикой и вел различные дела. Должен сказать, что очень суровая мера наказания не всегда приводит к устрашению. На мой взгляд, нельзя выстроить четкую зависимость между жесткостью или мягкостью приговора и тем, будут ли повторяться подобные преступления в будущем. Поэтому, наверное, вопрос в другом: откуда берется эта ненависть на националистической почве? Посмотрите, в Санкт-Петербурге присяжные оправдали группу лиц за убийство таджикской девочки. И совсем недавно там же произошел инцидент с девочкой-мулаткой. Но утверждать, что на напавших на девочку-мулатку повлияла мягкость приговора убийцам таджикской девочки, было бы, на мой взгляд, некорректным. Так же, как преждевременно было бы делать выводы о том, что суровый приговор Копцеву сильно напугает ему подобных. Сейчас в обществе, исходя из оправдательного вердикта по таджикской девочке, возникает много вопросов – нужен ли нам суд присяжных? Если мы все время слышим и видим, что какого-то человека с другим цветом кожи или другой национальности избивают, это влияет и на присяжных. Для одних это становится чуть ли не общим местом. В данном случае с Копцевым, как я думаю, столь серьезная мера не может явиться фактором устрашения. Хотя, может, кого-то она и будет сдерживать от такого рода поступков. Почему суд исключил из приговора Копцева 282 статью, предусматривающую наказание за разжигание межнациональной розни, я не знаю. Неужели у обвинения не было достаточно внятных доказательств того, что именно на почве межнациональной ненависти Копцев совершил преступление? Видимо, суд пришел к выводу, что это обстоятельство не имеет достаточно четкой доказательной базы. Опять же мы можем воспринимать ситуацию на бытовом уровне и понимать, что национализм отвратителен и достоин сурового наказания. [b]КОММЕНТАРИЙ «ВМ» [i]Владимир ЖАРИХИН, зам. директора Института стран СНГ: «Мальчик, напавший на синагогу, – продукт Интернета»[/b][/i] – Преступление Копцева, убийство таджикской девочки, другие правонарушения на национальной почве – подобные тенденции существуют в любом обществе, самом что ни на есть европейском и демократическом. Другое дело, чтобы эти тенденции не получили развития и мощного политического оформления. Пока что они его не получили, и пока что такие явления получают в обществе почти всеобщее осуждение. Поэтому я бы не преувеличивал их типичность, хотя недооценивать их тоже нельзя. В конце концов, такую свободу для пропаганды своих расистских и человеконенавистнических идей наши крайние националисты получили из рук крайних либералов, которые долгое время отрицали необходимость какоголибо контроля со стороны государства за распространением идей в обществе. И, к сожалению, говоря о причинах этого явления, мы должны сказать об Интернете. Какие-либо запреты в нем бессмысленны и, безусловно, не нужны, но я чего-то не припомню, чтобы по отношению к тем, кто допускает в Интернете какие-то выходящие за рамки закона высказывания, инициировались судебные процессы. Такой прецедент здорово охладил бы тех, кто считает, что Интернет – это бесконтрольная площадка, где можно говорить и проповедовать то, что невозможно говорить в печатных и электронных СМИ. Тот молодой человек, который напал на синагогу – это продукт Интернета. Его судят, и опосредованно судят те самые сайты, которые привили ему ненависть к людям другой национальности. Мне кажется, что для сайтов надо ввести не цензуру – это невозможно – а исключить возможность их авторам скрываться под безликими «никами». Я надеюсь, что государство будет более последовательно исполнять свои же законы, что постарается навести порядок и в Сети, и на улицах. Пока же милиция увлечена проверкой документов у брюнетов и совершенно не обращает внимания на то, что происходит у нее под носом.

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?