втр 15 октября 09:51
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Трудная мишень

Трудная мишень

Ровно 25 лет назад, 30 марта 1981 года, Джон Хинкли пять раз выстрелил в президента Соединенных Штатов Рональда Рейгана, но желаемого не достиг

[b]Выбрав себе в президенты Рональда Рейгана, американцы тем не менее еще какое-то время не вполне представляли себе, чего ждать от нового руководителя.[/b] Прошло два месяца после инаугурации, и Рональд Рейган еще толком не успел приступить к выполнению своих предвыборных обещаний. Проигравшие демократы предрекали наступление в США лет безжалостных и бездуховных: ну чего можно ожидать от киноактера второго ряда и второго плана? Их оппоненты из Консервативной партии утверждали прямо противоположное: дескать, наконец-то Соединенные Штаты перестанут заниматься либеральной чепухой и покажут всему миру свою истинную силу, продемонстрируют подлинные ценности. Вот почему на съезде профсоюза строителей, где должен был выступить президент, яблоку негде было упасть. Перед входом в отель «Вашингтон Хилтон» тоже собралась толпа. Любопытствующих пытались держать на расстоянии, но это не очень получалось, что впоследствии будет поставлено в вину службам, ответственным за безопасность президента. Когда Рейган вышел из отеля и направился к лимузину, молодой человек, дожидавшийся у подъезда, крикнул: «Господин президент!» – Рейган обернулся. Молодой человек выхватил из кармана пистолет и выстрелил. Он успел еще четыре раза нажать на курок, прежде чем агенты Секретной службы повалили его на асфальт, под ноги разбегавшимся зевакам. Пуля прошла в миллиметрах от сердца Рейгана. Кроме президента в инциденте пострадали еще три человека. Полицейскому Томасу Долаханти пуля едва не перебила позвоночник. В грудь был ранен агент Секретной службы Тимоти МакКарти. Пресс-секретарь президента Джеймс Брейди получил ранение в голову. И если Рейган, Долаханти и МакКарти в дальнейшем поправились, то Брейди стал безгласным инвалидом, прикованным к коляске. Но это все – позже. Тогда, 30 марта 1981 года, все занимались президентом. Не только в госпитале, где проводилась срочная операция, но и в Белом доме. [b]Преемники[/b] Согласно Конституции Соединенных Штатов, если президент не способен продолжать исполнение своих обязанностей, к присяге приводится вице-президент. В истории США это происходило девять раз, из нихчетыре – в связи с убийством главы государства. Но Рейган был не убит – ранен. Данное обстоятельство осложняло дело. Настолько, что Конституция была нарушена. В то время как хирурги Университета имени Джорджа Вашингтона вскрывали грудную клетку президента, в Белом доме собрались члены его администрации. О том, что происходило на этом секретном совещании, стало известно благодаря аудиозаписи, сделанной в нарушение всех правил по распоряжению советника по национальной безопасности Ричарда Аллена. Вице-президента Джорджа Буша (тогда еще просто Буша, без приставки «старший», поскольку «младший» Буш делал только первые шаги в политике) среди собравшихся не было. Он спешно возвращался из Техаса в Вашингтон, тогда как в Белом доме решали, должен ли кто-то временно принять на себя управление государством, и если должен, то кто именно. Мнения разделились, и тогда к кормилу по собственному почину встал государственный секретарь Александр Хейг. Это было прямым нарушением конституционных уложений, однако никто госсекретарю не возразил. Хейг сделал заявление для прессы, после чего вернулся к дожидавшимся его чиновникам, озабоченным поисками ядерных чемоданчиков. Один из них отправился с Рейганом в госпиталь. Второй вез в столицу Буш. Но где третий, последний? Два часа спустя он обнаружился в сейфе офиса военного советника президента. Чемоданчик доставили Хейгу, и лишь тогда госсекретарь поинтересовался у министра обороны Каспара Уайнбергера, какие им предприняты шаги. Уайнбергер доложил, что одна советская субмарина с атомным оружием находится ближе к восточному побережью США, чем обычно. В связи с этим отдан приказ экипажам стратегических бомбардировщиков прибыть к своим самолетам. Приказ не будет отменен до тех пор, пока в Министерстве обороны не будут уверены, что покушение на президента – это «изолированный инцидент», а не звено глобальной провокации. На это Хейг сказал: «Ты превышаешь свои полномочия. Почитай Конституцию». Уайнбергер парировал: «Сам почитай». Между тем на лужайке Белого дома ждали вертолет Буша. Однако с борта вертолета поступила радиограмма: вице-президент хочет продемонстрировать миру, что президентом по-прежнему является Рейган, и поэтому приказывает посадить машину возле своей резиденции на территории военно-морской обсерватории и уже оттуда на машине отправится в Белый дом. В этот момент позвонили из госпиталя. Врачи сказали, что Рональд Рейган будет жить. Теперь можно было заняться и личностью стрелявшего. [b]Кумиры и сталкеры[/b] Сын нефтяного магната Джон Хинкли из Колорадо личной неприязни к Рональду Рейгану не испытывал. У него были иные мотивы. 25-летний Хинкли был влюблен в актрису Джoди Фостер и был готов на все, чтобы привлечь к себе ее внимание. Страсть захватила Хинкли после того, как он посмотрел фильм Мартина Скорсезе «Таксист», в котором юная Фостер сыграла роль малолетней проститутки Айрис. Герой картины в исполнении Роберта Де Ниро тоже захватил воображение Хинкли – настолько, что он стал подражать ему в еде, одежде и привычках: например, носить в кармане пистолет 22-го калибра. Напомним, что таксист из фильма Скорсезе собирался совершить покушение на кандидата в президенты США. В 1980 году Хинкли узнал, что Джоди Фостер поступила в Йельский университет. Он тут же отправился в Нью-Хейвен, штат Коннектикут, где находится университет, снял комнату в мотеле и позвонил Фостер. Актриса быстро поняла, что ее преследует один из тех безумных поклонников знаменитостей, кого в Америке называют сталкерами, и перестала отвечать на звонки. Тогда Хинкли перешел на письма. Последнее послание было отправлено за считаные часы до покушения. В нем Хинкли описал замысел покушения и попрощался со своей возлюбленной, так как не сомневался, что, убив президента, будет сам убит его телохранителями. Во время судебного разбирательства адвокаты Хинкли пытались договориться с обвинением, предлагая полное признание вины в обмен на 15 лет заключения вместо пожизненного. Сделка, вполне обычная в американской юридической практике, не состоялась. Тогда в зал суда защитой были вызваны лучшие психиатры страны. Однако им противостояли не менее хорошие психиатры, приглашенные прокурорами. Выиграли первые – обвинению так и не удалось доказать, что Джон Хинкли был вменяем в момент покушения. Единогласным вердиктом присяжных суд признал Хинкли душевнобольным и, следовательно, невиновным в попытке убийства, мерой же пресечения определил содержание в психиатрической клинике Святой Елизаветы в Вашингтоне. Новость о том, что Хинкли оправдан, шокировала многих. В том числе Джоди Фостер, которая дала свои показания суду в видеозаписи. Актриса заявила, что была потрясена, когда узнала, что человек, стрелявший в президента, это тот самый сталкер, что без устали донимал ее признаниями в любви. Если бы его последнее письмо пришло пораньше… В последующие годы адвокаты не раз обращались в суд с просьбой смягчить их клиенту условия содержания, которые, дескать, столь суровы, что спровоцировали три попытки самоубийства. Прежде чем вынести решение, в 1987 году федеральный судья распорядился провести обыск в палате Хинкли. При обыске обнаружились фотографии Джоди Фостер и неотправленные письма, из которых следовало, что страсть Хинкли ничуть не утихла. В процессе обыска также выяснилось, что Хинкли состоял в переписке с серийным убийцей Тэдом Банди и искал адрес тюрьмы, где отбывал заключение маньяк Чарльз Мэнсон. Адвокатам пришлось умолкнуть, тем более что у Джона Хинкли появилась новая сердечная привязанность – пациентка той же клиники Лесли Дево, некогда застрелившая свою 10-летнюю дочь и пытавшаяся застрелиться сама. После того как в 1990 году Дево вышла на свободу, ее отношения с Хинкли не прервались: раз в неделю она посещала его и, по меньшей мере, два раза в день говорила с ним по телефону. Прошло еще несколько лет, и адвокаты Хинкли возобновили попытки облегчить участь подзащитного. Теперь их поддержала лечащий врач больного Марта Книсли: «Долгое время у Хинкли не наблюдается признаков болезни. Мы отпускаем его на прогулки по городу под надзором врачей, и они обходятся без каких-либо инцидентов. Нет сомнений в том, что мистер Хинкли не представляет никакой опасности для себя и для окружающих». Опираясь на заключение медиков, суд разрешил Джону Хинкли покидать психиатрическую лечебницу, посещать родителей в соседнем штате Вирджиния, а также свободно перемещаться в пределах федерального округа Колумбия. Наряду с этим Хинкли строжайше запрещено общаться с репортерами. Решение суда резко раскритиковала Нэнси Рейган. По ее словам, Хинкли по-прежнему представляет опасность для общества. Того же мнения и дочь Рейгана Патти: «Я не верю, что Хинкли мог полностью вылечиться. В любом случае он навсегда останется человеком, который хотел убить президента». [b]Итоги[/b] Через несколько месяцев, проведенных в госпитале, Рональд Рейган вернулся к исполнению своих обязанностей. В 1984 году он был избран на второй срок и покинул Белый дом в 1989 году, в возрасте 78 лет. В 1994 году Рейган в открытом письме сообщил, что страдает болезнью Альцгеймера – фактически попрощался с Америкой. Последние годы жизни Рейган безотлучно жил в своем доме в Санта Монике, Калифорния. Он уже не узнавал жену и близких. 6 июня 2004 года Рональд Рейган скончался. На вопрос, могли ли выстрелы у отеля «Хилтон» и последующая операция спровоцировать появление заболевания, лишившего экс-президента ума и памяти, врачи не дают однозначного ответа. Как нет ответа и на другой вопрос, который периодически возникал еще во время судебного разбирательства. Куда катится Америка? Пять выстрелов, а человек жив. Это же национальный позор: Америка разучилась стрелять! [b]На илл.: [i]Вашингтон. 30 марта 1981 года. Через несколько секунд после покушения на президента.[/b][/i]

Новости СМИ2

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Хамское отношение к врачам — симптом нездоровья общества

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше

Сергей Лесков

Нобелевка, понятная каждому

Георгий Бовт

Сталин, Жданов, Берия и «Яндекс»

Оксана Крученко

А караван идет…

Ольга Кузьмина  

Без запуска социального лифта нам не обойтись

Александр Никонов

Чему нам действительно нужно учиться у Запада