втр 22 октября 15:20
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

В долине невеликих рек

Каховскую линию закроют на реконструкцию 26 октября

Более тысячи человек поучаствуют в «ГТО с учителем»

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Появилось видео с места убийства двух человек в Новой Москве

СМИ: В РФ рекордно упал спрос на бензин

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

Синоптики предупредили о снижении температуры в столице

Названа доля семей, которым хватает средств на еду и одежду

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Трамп объяснил, почему начали процедуру импичмента

Роспотребнадзор Москвы откроет горячую линию по качеству овощей

Путешественники назвали способы борьбы с джетлагом

Чем опасно долгое использование смартфона

Очередь из-за нехватки персонала образовалась на входе во Внуково

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

В долине невеликих рек

Путешествие по Садовому кольцу. Часть третья: от Яузы до Москвы-реки

[b]В прошлый раз мы прервали нашу прогулку, посвященную 190-летию Садового кольца у Курского вокзала, примерно в середине Земляного Вала ([i]см. № от 24 марта 2006 года[/i]). Попробуем сегодня дойти до Таганки, а оттуда – к Москве-реке. Дворянская усадьба в купеческом стиле[/b] Место на правом – высоком – берегу Яузы издревле обжитое: здесь еще в конце XV века находилась великокняжеская усадьба, а в XVII веке – загородный дом «дядьки» царя Алексея Михайловича, боярина Морозова. Весь XVIII век усадьба переходила от одной знатной семьи к другой, пока в 1791 году не была куплена разбогатевшим купцом Невежиным. Но, в отличие от жившего гораздо позднее чеховского героя, этот купец вишневого сада не вырубал, а просто попользовался всласть барской усадьбой, пока в 1829 году ее (вместе с соседними участками) не перекупил у него другой купец – Усачев, разбогатевший на чаеторговле. Он решил на месте изрядно пострадавших от огня 1812 года усадебных строений построить новые, использовав, как было принято, и то, что осталось от XVIII века. Для этого он заказал проект знаменитому архитектору Доменико Жилярди, который много работал для Москвы и звался на русский манер – Дементием Ивановичем. Дом, построенный по его чертежам в 1831 году, парк перед ним, грот и две беседки, лестница, спускающаяся к Яузе, – все это было великолепно: живи, казалось, и радуйся. Но в 1840-х усадьба перешла в руки еще одного купца – Хлудова, который в 1880-х передал ее в наследство дочерям. Как уж они делили это богатство – неизвестно, но вскоре одна из них, бывшая замужем за известным московским промышленником и меценатом Н. А. Найденовым, принесла усадьбу в «семейный надел». Найденовы и владели этим прекрасным домом до самого 1917 года. При советской власти после нескольких госконтор в имении на несколько десятилетий закрепился санаторий «Высокие горы». Но в 1965-м, когда существование санатория на обочине насквозь пропахшего автомобильными отходами Садового кольца стало казусом, он уступил место врачебно-физкультурному диспансеру. Сейчас здесь находится Московский научно-практический центр спортивной медицины. Усадьба Усачевых-Найденовых, особняк XIX века, чудом вписавшийся в забитую торговыми «дворцами» площадь Курского вокзала, да несколько маловразумительных строений, спрятавшихся по обочинам транспортной эстакады на левом берегу Яузы, – вот и все, пожалуй, что осталось от прошлого этой улицы. А вот о недавнем советском прошлом напоминает торговое здание в доме № 41/2, где многие годы работал популярнейший среди москвичек магазин «Людмила». Москвичам мужского пола он был не интересен: для них существовал «Руслан». А вот «Людмила» входила в обязательный ряд достопримечательностей города (наряду с ГУМом, ЦУМом, Третьяковкой и магазином «Москва»), где должен был отметиться всякий приезжий – ведь в обычных магазинах (пусть даже при дикой очереди) такого не продавалось. Сегодня тут тоже торгуют: витрины полны манекенов, но очередей, как в советское время, не видно. На углу огражденной решеткой «физкультурной усадьбы», отделенный от нее группой еще голых в этот весенний день деревьев, стоит один из самых странных московских памятников – Пегас, воспаривший над какой-то то ли недостроенной, то ли уже разрушенной конструкцией. Это памятник российской интеллигенции. Видимо, авторы сочли эту прослойку нашего общества благополучно почившей в бозе – раз памятник. За памятником, чуть выше набережной Яузы, у подножия цитадели спортивной медицины, притулилось здание Музея Андрея Дмитриевича Сахарова. Но туда мы с вами сегодня заходить не будем, а проследуем дальше, к Таганке. Но прежде обратим свой взор в сторону Яузы. В старину переправа через нее осуществлялась либо вброд, либо (как в XVIII веке) по наплавному мосту. Лишь в 1830 году над рекой был построен (на уровне улицы) деревянный Высокояузский мост, замененный в 1873-м мостом железным. Еще в начале 1960-х этот участок Садового кольца был самым «ветхозаветным» – крутые спуски и подъемы, а значит – помогающий карабкаться в гору булыжник мостовой, трамвайные пути, сужавшие и без того неширокую проезжую часть… Было решено все здесь осовременить. И вот (как всегда к празднику) в октябре 1963-го были закончены 600метровый туннель, прорезавший Таганский холм, а также полукилометровая эстакада, нависшая над Николоямской (тогда Ульяновской) улицей, переходящая в новый Высокояузский мост. Заодно и крутизну берега от моста до Курского вокзала сгладили… Ездить по этому участку Садового на 25–30 лет стало легче (сегодня от былого эффекта, естественно, ничего не осталось), но при этом в жертву были принесены дома по нечетной стороне Земляного Вала и древние Торговые ряды на Таганке. Отдав должное славному прошлому этих мест, перейдем подземным переходом на правую сторону улицы, где и история побогаче, и остатки былого спокойствия видны даже невооруженным глазом. Оставшаяся под эстакадой Николоямская улица, где в далеком прошлом была одна из московских ямских слобод, «проныривая» под Садовым кольцом, уводит вправо в сторону Астахова моста, а влево – к Андроникову монастырю. Путь влево для прогулок предпочтительнее и короче: около 500 метров. Если Николоямская еще сохраняет в определенной степени «московский дух», то фасады, выходящие на прячущуюся ниже уровня эстакады часть Земляного Вала, отремонтированы, по большей части, до неузнаваемости. Правда, застройка здесь вполне рядовая, но нынешний алюминий в сочетании со стеклом и пластиком удручает больше, чем скромная охра начала ХХ века. И вот еще какая мысль приходит в голову. На всем пути от Курского до Таганки я насчитал всего два маленьких продуктовых магазинчика (булочных нет – может, в переулках прячутся?), десятка полтора банковских офисов банков, две или три стоматологии, несколько салонов красоты. Если перефразировать общеизвестное начало описания города N из «Двенадцати стульев», то можно сказать, что жители этого района Москвы появляются на свет только для того, чтобы открыт счет в банке, посетить стоматолога и косметолога и – уехать куда-нибудь подальше. [b]Две Таганки[/b] Таганская площадь (до 1963 года – Нижняя и Верхняя Таганские площади) – часть Садового кольца, получившая имя по стоявшим здесь когда-то Таганским воротам Земляного города. Место здесь испокон веку – ремесленное и торговое. Таганская слобода, Гончарная слобода, Котельническая слобода располагались в XVII веке по внутренней стороне Земляного Вала. А с его внешней стороны стояли другие «черные» слободы – Алексеевская, Воронцовская, Семеновская, а также дворцовая Каменщикова слобода. Названия некоторых слобод сохранились в именах улиц, отходящих от Таганской площади, а прочих – и вовсе ушли из современной московской жизни. Между прочим, сама площадь года три (с 1919го по 1922-й) именовалась Октябрьской. В самом конце улицы Земляной Вал, на углу площади, находится здание одного из самых знаменитых в недавнем прошлом театров Москвы – Московского театра драмы и комедии на Таганке (дом № 76). Вот уже лет сорок это называется просто «Таганка». Это и Юрий Любимов, и Владимир Высоцкий, и множество других звонких имен, и шумные премьеры 1960–1970-х годов, на которые было не прорваться. Любимов оказался за границей, потом вернулся, театр долго и скандально делили (сейчас на так называемой Новой сцене работает «Содружество актеров Таганки»). Былая слава чуть померкла, но и сегодня у театра множество почитателей, что позволяет ему держать марку. А до революции в этом здании тоже был «очаг культуры», но построенный для другого, «самого важнейшего из искусств» – здесь находился кинотеатр «Вулкан». Потом это здание перестроили для театра – сначала в первый раз, а потом и во второй (этот проект получил Золотой диплом на Квадриеннале в Праге). Но была и еще одна «Таганка», в какие-то годы даже более известная, чем театр, – знаменитая московская тюрьма, построенная в 1804 году по соседству с нашим маршрутом, на улице Малые Каменщики. Полное имя в год рождения – Московская губернская уголовная тюрьма. Уголовники в ней весь XIX век и содержались, лишь в самом конце XIX столетия уступив часть нар «политическим». Этим обстоятельством в 1905-м умело воспользовались некоторые организаторы смуты: освободив 18 октября так называемых политических заключенных, демонстранты выпустили из камер и всех уголовников, тут же занявшихся любимым делом, а в качестве благодарности к освободителям «отработавшим» свое в декабре, на баррикадах. В середине 1950-х тюрьму закрыли, а здание разобрали. То ли хрущевская оттепель так на власть подействовала, то ли какие-то градостроительные планы пришли в голову отцам города, но была 150 лет тюрьма и – нет ее. А ведь могла, как это было принято говорить при советской власти, еще много лет «служить людям». Вон, к примеру, Бутырский замок, построенный в свое время по проекту знаменитого Матвея Казакова, еще постарше Таганки будет. А ничего – стоит себе. А как память о старой Таганской тюрьме осталась в блатном (а значит, по нынешним временам, народном) фольклоре песня: [i]«…Таганка, все ночи, полные огня… Таганка, зачем сгубила ты меня? Таганка, я твой бессменный арестант: Пропали юность и талант В твоих стенах… Таганка…» [/i]А самым архитектурно знаменитым зданием на Таганской площади были достоявшие до 1963 года Торговые ряды, спроектированные Осипом Бове после пожара 1812 года, который уничтожил стоявшие здесь, на бывшем валу, деревянные лавки. Построенные Осипом Ивановичем на этих же местах лавки каменные украшала изящная галерея с колоннами. [b]Купола окрестных улиц[/b] Если представить на минутку, что вам, несмотря на потоки машин, удастся спокойно постоять где-то в центре Таганской площади и посмотреть по сторонам, то (если не обращать внимание на очевидно обезличенные «устья» некоторых улиц, впадающих в площадь), вы, несомненно, отметите сохранившийся старомосковский дух этого района Москвы. Поражает обилие церковных куполов, перебивающих волнистую панораму разновозрастной застройки. Разумеется, далеко не все храмы в этом районе уцелели от разрушительной «реконструкции» советских времен, но многие замечательные постройки сохранились. И о них мы обязательно поговорим, если наши прогулки уведут нас с шумного Садового кольца в относительную тишину здешних улиц. А пока отметим для себя выходящую на площадь горловину Большой Коммунистической улицы (до 1922 года Большая Алексеевская). Она и сегодня очень похожа на свои фотографии столетней давности. Да и магазин «Звездочка», как в не такие уж давние советские времена, режет треугольным фасадом окружность площади. Небольшое отступление. В 1930-е годы здесь же, по соседству с Коммунистическими улицами, возле Покровского монастыря, висели вывески с таким изящным названием, как Коммунистический тупик. Покойный краевед Юрий Ефремов рассказывал когда-то, что жившие неподалеку его знакомые очень любили водить своих гостей на «экскурсию» к угловому указателю. Храм Мартына Исповедника, построенный на углу Большой и Малой Алексеевской (Б. Коммунистическая и улица Станиславского), и сегодня хорошо виден с Садового кольца. По облику это, пожалуй, самый «петербургский» из всех московских храмов. Хороши (даже с площади) и купола сохранившихся церквей на убегающих вниз с Таганского холма Гончарной, Радищевской и других улицах. А вот от былой застройки самой площади мало что осталось. Разве вот только здание бывшего кинотеатра (в 1990-х тут обитал Еврейский театр) со старорежимными колоннами, да два-три домика рядом напоминают о том, какой была Таганка в ХХ веке. Сейчас в здании бывшего кинотеатра что-то то ли азартно-игровое, то ли жевательно-развлекательное – с этой стороны площади не видно. А переходить ее – себе дороже. Подземных переходов через площадь пока нет, а машин столько, что никакие «зебры» не помогают. Любопытно отметить, на что обращают внимание путеводители и периодические издания разных эпох, рассказывающие о достопримечательностях этого района: [i]«Земляной Вал со своими подъемами и спусками, сверкающими на солнце рельсовыми путями и скользящими вагонами трамваев, представляет собой очень красивую картину на фоне прияузских садов…»[/i] ([b]«Путеводитель по Москве», 1905 год[/b]) «[i]По плану реконструкции Москвы холм, на котором находится Таганская площадь, будет срезан, все отжившие свой век церкви и здания снесены, а по асфальту новых магистралей будут мчаться автобусы и троллейбусы…» [/i]([b]«Вечерняя Москва», 1940 год[/b]). [i]«Там, где кончается туннель, от Таганской площади вправо отходит улица Володарского. Здесь в начале 1964 года открылся прекрасный Московский дом научного атеизма, ведущий антирелигиозную работу…» [/i]([b]«Москва. Путеводитель», 1967 год[/b]). И еще одна цитата, связанная, правда, не с архитектурой, а с московской экологией начала прошлого века: [i]«Комиссия, организованная Управой, нашла, что одной из самых чистых в Москве улиц является Земляной Вал, где на яузском косогоре дышится не в пример легче, а вредных примесей в воздухе обнаружено меньше, чем на любом из московских бульваров…»[/i] Неужели так действительно было? Выезд из туннеля выводит поток машин прямо на Краснохолмский мост, уводящий нас с вами на другой берег Москвы-реки. Но и о самом мосте, и о том, что там, за Москвой-рекой, – в следующий раз. [b]На илл.: 1.[/b] [i]Вид на реки с Высокояузского моста: на запад – в сторону центра и высоток[/i]. [b]2.[/b] [i]Усадьба Усачевых-Найденовых сегодня служит большому спорту. А крутизна подрезанного улицей берега Яузы, на котором стоит усадьба, видна хорошо[/i]. [b]3.[/b] [i]А эти дома лучше смотрелись бы с табличкой «Улица Чкалова» – столько в них советского![/i] [b]4.[/b] [i]Памятник российской интеллигенции: Пегас на острие ржавого «противотанкового ежа»[/i].

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение