пт 18 октября 15:05
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Остановка по требованию

Остановка по требованию

Национальный фонд защиты потребителей начал борьбу с частными автобусными перевозчиками

[b]Национальный фонд защиты потребителей начал борьбу с незаконным извозом на рынке междугородных автобусных перевозок. В конце прошлой недели глава этого фонда заявил, что вместе с Генеральной прокуратурой они намерены ликвидировать нелегальную стоянку таких автобусов у Павелецкого вокзала.[/b] По данным фонда, таких «автовокзалов» в Москве уже около 150. Большинство из них не имеют лицензии на такую деятельность, не оборудованы должным образом и находятся в неудовлетворительном техническом состоянии. Корреспондент «Вечерней Москвы» Александра Гавычева выяснила, как на самом деле работают частные фирмы-перевозчики. Совершая дальнюю поездку с автовокзалов Москвы, редко кто утруждает себя поиском информации о том, какая организация обслуживает маршрут и легальна ли ее деятельность. Пассажиры такими вопросами себе голову не забивают: люди хотят вовремя, с комфортом и за приемлемую цену прибыть в нужное место. И им без разницы, кто это обеспечит – частное или государственное предприятие, с лицензией или без. Зато разница есть для городских властей, вот уже много лет пытающихся решить проблему нелегальных автобусных стоянок и несанкционированных перевозок. По сообщениям информационных агентств, появившихся на этой неделе со ссылкой на Национальный фонд защиты потребителей, в столице действует около 150 нелегальных автобусных стоянок. Одну из таких стоянок – у Павелецкого вокзала – Национальный фонд защиты потребителей собрался ликвидировать. В беседе с корреспондентом «Вечерней Москвы» руководитель Национального фонда защиты потребителей Александр Калинин охотно поделился своими соображениями. – Проблема нелегальных автостоянок существует давно. В Москве, как и во многих городах, нет порядка в вопросе автотранспортных перевозок, а это источник многих бед, как для пассажиров, так и для государства. Во-первых, представители многих частных фирм просто захватывают площадку на территории железнодорожного вокзала и эксплуатируют ее безо всякой документации. Частники абсолютно произвольно назначают цену на билеты. Во-вторых, есть определенный порядок: каждому пассажиру должен выдаваться билет. А у большинства частников отсутствуют даже кассовые аппараты, билеты порой вообще на руки не выдаются. А без билета у пассажира нет никаких доказательств того, что он вообще пользовался услугами этой фирмы. Случись авария, люди не смогут предъявить к этой фирме никаких претензий. Большинство нелегальных автостоянок расположены в непосредственной близости от железнодорожных вокзалов (Павелецкого, Курского, Казанского и т. д.). Однако вокзальное руководство считает, что нелегальные автостоянки – это проблема городских властей, «за которую у железнодорожников голова болеть не должна». Как пояснил «ВМ» начальник Казанского вокзала Андрей Гордиенков, вокзальная территория ограничивается городским тротуаром, все остальное – это уже город. А пресс-службе ОАО «Московские железные дороги» «ВМ» заявили, что частные стоянки автобусов мешают нормальной работе вокзалов, загромождают подъезды к вокзалам и своим грязным видом наносят урон престижу вокзалов: – Частники – таксисты и автобусы – как появились на заре перестройки, так мы и не в силах с ними совладать. Если город нам поможет, мы будем очень благодарны. Знают о проблеме и в Департаменте транспорта и связи города. Однако в большей степени относят ее решение к компетенции УВД и ГИБДД Москвы: – Все, что касается работы правового поля, – это деятельность правоохранительных органов, – заявила в разговоре с корреспондентом «ВМ» начальник пресс-службы Мария Проценко. – Однако проблему мы не отрицаем. Она есть, и она очень запущена. Мы делаем все, чтобы ее решить. Конечно же, 150 стоянок – это цифра нереальная. Столько их быть просто не может. Сейчас идет работа по составлению реестра перевозчиков, также регистрируется прибытие и отбытие пассажирских автобусов, согласовываются маршруты. Что же касается цен на билеты, то частники имеют право брать за них столько, сколько захотят, абсолютно на законных основаниях. Тарифная политика есть у государства, но не у рынка. [b]«Фонд ветеранов МВД – это надежно»[/b] Больше всего коммерческих рейсов автобусов отправляются со стоянки в районе Казанского вокзала. Незаконная автостанция с Volvo и «Икарусами» расположена рядом со входом в здание вокзала. Мимо равнодушно проходят люди в милицейской форме. Водители автобусов в разговор вступать не торопились, по всем вопросам отсылая к своему начальству. Однако сразу предупреждают, чтобы о скидке не просила. – Нет у нас скидок никаких, – улыбается на мою просьбу водитель «Икаруса» в потертой кожанке, продающий билеты до Воронежа прямо с рук. – У нас и так билеты дешевые, 400 рублей всего. Билеты на рейс автобуса Мосгортранса до Воронежа – на 50 рублей дороже. Что касается отсутствующих телевизоров и неработающих туалетов, то ситуация далеко не столь однозначная, как описывают ее в Национальном фонде защиты потребителей. К примеру, отправившись на Курский вокзал, корреспондент «ВМ» наблюдал совершенно иную картину. На узком тротуаре перед вокзалом стояло всего два автобуса маршрута «Москва–Владимир». Но зато какие! Новенькие оранжевые Neoplan`ы выгодно выделялись из грязно-красной массы «Икарусов». Очередь от их дверей тянулась на несколько десятков метров. – А вы знаете, какая фирма вас обслуживает? – поинтересовалась у пассажиров корреспондент «ВМ». – Нам без разницы, лишь бы сесть. – А вдруг это нелегальная фирма? – Девушка, нас сейчас интересует только одна проблема – хватит нам места на этом автобусе или нет. Больше ничего. Новые сиденья, туалет, два телевизора. Два с половиной – три часа в дороге. Цена билета – 160 рублей. На автостоянке Павелецкого вокзала корреспондента «ВМ», представившегося учительницей, подыскивающей автобус для школьной экскурсии, взяли в оборот прямо при выходе из подземного перехода. Молодые люди, окружив меня тесной толпой, наперебой предлагали разные маршруты – Липецк, Волгоград, Воронеж, Саратов, Ставрополь и так далее. Услышав слово «экскурсия», один из них тут же вывел меня из окружения. – Вы очень правильно решили, что обратились именно к нам, – быстро проговаривая слова, начал беседу молодой человек, представившийся диспетчером Александром. – Наша фирма называется «Фонд ветеранов МВД». Вы вдумайтесь в это название, оно уже говорит о надежности. На рынке мы 8 лет, все маршруты «накатанные», есть и постоянные клиенты. А то, что о нас плохо отзываются в Мосгортрансе, так это не слушайте. Это же все из-за конкуренции. И кассовые аппараты у нас есть, и цены вполне нормальные. Салон у нас удобный, но туалеты не работают. В России живем… Но детишкам мы остановим, как попросят. Узнав о том, что на «экскурсию» поедут целых сорок пять человек (а это целый автобус), Александр даже согласился ознакомить «учительницу» с документацией. Лицензия у фирмы действительно была, однако качество документа, а вернее ксерокопии, не позволяло разглядеть ни название ведомства, выдавшего его, ни подпись руководителя. [b]«Люди рискуют и ездят на частниках»[/b] В пресс-службе Мосгортранса мне пояснили, что на рынок междугородных перевозок они вышли недавно и пока имеют всего три маршрута – до Воронежа, до Ростова-на-Дону (который действует только летом) и до Волгограда. Маршруты Мосгортранса обслуживают преимущественно отечественные автобусы («Волжанин», КоЛАВ). Машины, по словам начальника пресс-службы ведомства Ольги Терно, оборудованы туалетами, телевизорами, аудио- и видеоаппаратурой. – В прошлом году поехали частным автобусом в Волгоград. Это был ужас какой-то. Автобус сломался на полпути до города, мы, разумеется, добрались гораздо позднее обещанного. А во второй раз я ехала в жутко неудобном кресле. Ноги, можно сказать, «на ушах» были. С другой стороны, частники тоже разные бывают – у кого-то и автобусы в приличном состоянии, и техосмотр проходят, и цены вменяемые. А другие ездят на каких-то развалюхах. Отзывы пассажиров, с которыми удалось пообщаться корреспонденту «ВМ» у стоянок частных автобусов, несколько отличались от оценок представителя Мосгортранса. Так, например, на Казанском вокзале студент одного из московских вузов Павел, регулярно ездящий на родину в Волгоград, признал, что на государственном автобусе этого маршрута билет стоит дешевле на 50 рублей, однако там не подают чай, и нет телевизора, как в частном, да и сервис, по его мнению, у частников лучше. Там же пассажиры маршрута Москва–Ставрополь тоже высказались в пользу частников, из-за того что эти автобусы прибывают на место гораздо быстрее «государственных». А что касается удобств, то, к примеру, осматривая автобус до Шуи (Владимирская область), корреспондент «ВМ» ни туалета, ни телевизора не обнаружил. Конечно, несколько новых частных немецких автобусов не решают проблему междугородных автобусных перевозок. Как не решит ее и ликвидация незаконных автобусных стоянок у городских железнодорожных вокзалов. И вообще, как заявил «ВМ» заместитель директора управления Щелковского автовокзала Александр Шишлов, пока не вполне понятно, что именно с этой проблемой делать. – Это повсеместная проблема. Ею занимается городской Департамент транспорта и связи. Однако нелегальные автобусные стоянки как были, так и есть. А документы частники какие угодно могут показать, но это ничего не гарантирует. Кто знает, где они их взяли. Наши автобусы (государственный транспорт Мосгортранса) в полном порядке, что регулярно подтверждает техосмотр. Однако люди рискуют и ездят на частных автобусах. С другой стороны, если сейчас всех частников запретить, то люди останутся с тремя государственными маршрутами – до Воронежа, Ростова-на-Дону и Волгограда.

Новости СМИ2

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит