чт 17 октября 03:52
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

SOS! SOS! SOS!

SOS! SOS! SOS!

Экипаж АН-26Б: «Нас хотят уничтожить морально и физически»

[i]По просьбе Международного комитета гуманитарной поддержки заключенных в Калькутте по делу «О сбросе оружия в районе Пурулия (Индия, Западная Бенгалия) «ВМ» публикует обращение находящихся под судом членов экипажа АН-26Б.[/i] [b]Краткая история дела «О сбросе оружия в районе Пурулия» [/b] В ноябре 1995 года представитель компании «Carol Air Service» Ким Питер Деви купил у латвийской авиакомпании самолет АН-26Б и заключил договор на его обслуживание с семью сотрудниками латвийской компании — пятью членами экипажа (один из них имеет российское гражданство, остальные — лица без гражданства) и двумя инженерами наземной службы. Ночью 17 декабря 1995 года, выполняя очередной рейс по перевозке груза (согласно официальным документам — «технического оборудования») из Болгарии в Бангладеш, во время прохождения самолета над территорией Индии владелец самолета Деви и его компаньон Дипак, угрожая оружием, вынудили экипаж отклониться от курса, снизить высоту полета, после чего они открыли грузовой отсек и выбросили груз, оказавшийся оружием. 22 декабря 1995 года во время полета в районе г. Бомбей экипаж получил сообщение диспетчера с требованием приземлиться. После приземления самолета Деви скрылся, а члены экипажа и находившийся вместе с ними бизнесмен Питер Блич, специализировавшийся на обеспечении международных торговых сделок, после исчезновения владельца самолета были арестованы. Впоследствии им было предъявлено обвинение в «заговоре с целью ведения войны против Индии». Таким образом, истинные виновники происшедших событий остались безнаказанными. Существует также много других фактов, требующих объяснения. Так, например, спецслужбы Индии были заранее предупреждены о готовящейся операции по сбросу оружия в районе Пурулия, но тем не менее не предприняли никаких действий. По всей видимости, дело имеет политический характер, и суд над экипажем необходим индийским властям для того, чтобы прикрыть политически значимые фигуры, действительно виновные во всем происшедшем. Судебный процесс над членами экипажа длится уже более трех лет. В качестве обвиняющей стороны выступает Центральное бюро расследований Индии, которое, будучи не в силах доказать виновность летчиков, оказывает давление на суд с целью затянуть процесс как можно дольше. Число свидетелей со стороны обвинения насчитывает 140 человек, ни один из них не смог представить информацию, подтверждающую вину экипажа. Более того, судья обязал пятерых главных свидетелей обвинения, четверо из которых — офицеры ЦБР, в том числе и П. С. Мухопадьяй — главный следователь, подписавший обвинительное заключение, представить в суд объяснения, почему их не следует привлечь к ответственности за дачу ложных показаний в поддержку обвинения. Средневековые условия тюрьмы и жестокое обращение серьезно подорвали здоровье летчиков. Бортмеханик Е. Антименко перенес два инфаркта; штурман И. Москвитин приобрел опасную форму туберкулеза обоих легких, устойчивую к медикаментам; А. Клишин, О. Гайдаш и И. Москвитин перенесли заболевание печени, периодически приводящее к тяжелым обострениям; у всех членов экипажа началось разрушение зубов, ногтей, ухудшилось зрение; каждый потерял в весе от 9 до 20 кг. Серьезные опасения вызывает их психическое состояние. Им необходима постоянная квалифицированная медицинская помощь, которую им не оказывают. Более того, индийские врачи, действуя по указанию ЦБР, превращают медицинские обследования в допросы. В марте 1999 года летчики, доведенные до отчаяния, объявили голодовку с тем, чтобы добиться прекращения представления в суд бесчисленного количества свидетелей обвинения. На седьмой день голодовки они были жестоко избиты пятьюдесятью охранниками. К настоящему времени завершено представление свидетелей обвинения. Судья проводит допрос членов экипажа по показаниям каждого из 140 свидетелей обвинения. Допрос каждого летчика занимает более недели. Летчики готовы объявить новую голодовку, если судебный процесс будет и далее необоснованно затягиваться. Единственным эффективным средством, способным оказать влияние на суд с целью ускорения судебного процесса, является активная поддержка членов экипажа со стороны широких кругов общественности. [b]Обращение членов экипажа самолета АН-26Б, находящихся под судом в Калькутте [/b] Только уверенность в нашей полной невиновности, дающая нам силы и мужество продолжать нашу изнурительную борьбу за свою свободу, против чудовищных и беспримерных нарушений гражданских, политических и просто человеческих прав и свобод, заставили нас написать это обращение. Мы взываем из адских застенков ко всем, кто не может остаться равнодушным к судьбе невиновных людей, погибающих в нечеловеческих условиях вдали от родных и близких, растоптанных нелепыми циничными обвинениями, издевательствами, равнодушием! Мы верим в помощь и поддержку всех людей доброй воли! В настоящее время проходит судебный процесс по делу «О сбросе оружия в районе Пурулия 18 декабря 1995 г.», в который насильственным и провокационным путем оказались вовлечены и мы — невиновные люди. Нам, членам гражданского экипажа, предъявили нелепое обвинение в «намерении вести войну против Индии», полностью, от начала и до конца сфабрикованное Центральным бюро расследований (ЦБР) Индии, выступающим в качестве обвиняющей стороны. Подобное обвинение и сейчас, даже после привлечения к делу 140 свидетелей обвинения, давших путаные и противоречивые показания, остается и выглядит нелепым, недоказанным и политически ангажированным определенными силами и в определенных целях. Судопроизводство по нашему делу проводится с грубыми нарушениями процессуальных законов, действующих в Индии, принятых Мировым Сообществом, и норм Международного пакта о гражданских и политических правах. 1. Мы были лишены права на защиту, т. к. до апреля 1996 года в деле не участвовали адвокаты. 2. В нарушение ст. 22 Конституции Индии мы были доставлены в суд для разбирательства спустя 58 часов после задержания, а не в течение 24 часов, как того требует закон. 3. Мы фактически лишены участия в судебном разбирательстве, т. к. приглашенный переводчик участвует не в каждом судебном заседании, отсутствует синхронный перевод в суде. Переводчик пересказывает, что было на заседании, после его завершения, что лишает нас возможности своевременно реагировать на происходящее. 4. Представляемые нами ходатайства своевременно не рассматриваются или необоснованно не удовлетворяются. 5. Мы постоянно подвергаемся жесточайшему давлению со стороны обвинения, в том числе и в самых недопустимых и издевательских формах. Например, 6 апреля нас зверски избили в связи с отказом от принудительного кормления на седьмой день проводившейся нами голодовки. Эта акция не была вызвана необходимостью и носила явно устрашающий характер. У одного из нас сломаны ребра, причем медицинские снимки, подтверждающие нанесенные травмы, были изъяты из дела. Приведенный перечень нарушений далеко не полный. Мы не останавливаемся детально на ужасающих и губительных условиях нашего содержания, которые стали причиной тяжелых заболеваний у Москвитина и Антименко. Организм остальных сильно истощен и подорван, все мы — на грани глубоких срывов здоровья и психики. Нам не оказывается своевременно необходимая медицинская помощь, в результате чего многие заболевания приобрели хронический характер. Кроме того, во время медицинского обследования по факту заболевания Антименко он был подвергнут жесткому и пристрастному допросу, а затем к нему были применены сильнодействующие медикаментозные препараты, влияющие на сознание. Все эти инквизиторские приемы, естественно, закончились для больного очередным сильнейшим приступом его болезни. Мы прекрасно осознаем, что цель всех этих нарушений и издевательств одна — сокрушить нашу волю, ум, сознание, постепенно уничтожить нас морально и физически. Это облегчит дальнейшую фальсификацию фактических обстоятельств этого дела и позволит заказному судебному процессу над нами плавно вписаться в предлагаемую заинтересованными лицами и покрывающую их схему. На что нацелена эта схема? Что и кого она покрывает? Кому выгоден приговор по нашему делу или наше постепенное физическое устранение? Мы не хотим навязывать наш ответ на эти вопросы. Приведем только некоторые из многочисленных известных фактов, касающихся нашего дела. [i]В мае 1997 года местная пресса опубликовала отчет специально созданной для расследования нашего дела комиссии правительства Индии, в котором признавались бесчисленные промахи госструктур Индии в связи с делом «О сбросе оружия в районе Пурулия». Спецслужбы Великобритании заблаговременно передали индийским властям информацию о преступных планах Деви, настоящего виновника происшедших событий, организовавшего и осуществившего операцию по сбросу оружия в районе Пурулия. Это подтверждается показаниями свидетелей, официальным письмом из отдела по борьбе с организованной преступностью МВД Великобритании, публикациями в индийской прессе («The Statesman» 7.05.97; «The Telegraph» 8.05.97). В письме члена парламента Великобритании Т. Тэйлора министру внутренних дел Джеку Стро прямо ставится вопрос о контактах Деви с представителем спецслужбы MI-6 В. Джонсоном в Калькутте незадолго до событий в Пурулии.[/i] Побег Деви после нашей посадки в Бомбее 22.12.95 с охраняемой территории международного аэропорта был просто невозможен без помощи властей. Незаконно находясь в этих застенках и подвергаясь тем не менее издевательствам уже на протяжении нескольких лет, мы начинаем забывать о нормальной жизни. Каждый новый день в этой средневековой тюрьме превращается для нас в пытку духовную и физическую, убивает в нас надежду возвратиться домой, обнять наших родных и близких. Не за горами третье тысячелетие. Люди! Не входите в него с совестью, убитой равнодушием к человеческому горю, несправедливости и попранным жизням! Помогите нам одержать победу в борьбе за справедливость, жизнь, права и достоинство человека! Откликнитесь на наш призыв, на наш SOS! Для некоторых из нас он, возможно, будет последним. Мы обещаем, что сломать нас не удастся. Мы не признаем за собой вины и будем бороться до конца за наши права, за нашу свободу, за торжество справедливости! Экипаж самолета АН-26Б, находящийся в тюрьме г. Калькутты: Александр Клишин, Олег Гайдаш, Игорь Тиммерман, Евгений Антименко.

Новости СМИ2

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Никита Миронов  

За фейки начали штрафовать. Этому нужно радоваться

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше