- Город

Подделки продают доверчивым иностранцам

Надеть маски. Нарушителей ждет большой штраф

Фитнес переезжает из душных спортзалов на крышу

Бывшего проректора МГУ задержали в Москве

Социальные работники получили 8 миллиардов рублей за работу в период пандемии

«Второй пакт Молотова — Риббентропа»: политологи назвали истинную причину ненависти Польши к РФ

Профессор МГУ оценил опасность частых КТ-исследований из-за COVID-19

Определен размер средней зарплаты в России за последний год

«В России легче, чем в Европе»: как итальянец развил бизнес в Москве в разгар пандемии

Адвокат Соколова объяснил, почему решил защищать в суде вдову рэпера Картрайта

«По 500 тысяч долларов»: Пригожин рассказал о гонорарах Егора Крида

Отельеры Турции оценили стоимость летнего отдыха для россиян

Как россияне покупают «золотые паспорта» и сколько это стоит

Рошаль оценил эффективность борьбы с COVID-19 в России

Финансист ответил на слова Собчак об «идиотах» со сбережениями в рублях

«Озноб, температура»: профессор РАН назвал признаки укуса энцефалитного клеща

Пожилых и людей с хроническими заболеваниями предостерегли от путешествий из-за COVID-19

Подделки продают доверчивым иностранцам

Директор одной из столичных галерей Марина Молчанова демонстрирует на 42-м антикварном салоне один из московских пейзажей художника Александра Лабаса 

ФОТО: Сергей Шахиджанян, «Вечерняя Москва»

Как считает Дмитрий Буткевич, эксперт в области антиквариата, в России с настоящими редкостями сложно.

— Российский антикварный рынок имеет свои особенности — он очень ограничен. На государственном хранении — 96 процентов от всего объема редких вещей. Много вещей, предметов из дворянских усадеб, богатых квартир конфисковывали и превращали в госсобственность. То есть у нас на рынке вращается не более 4 процентов всего того, что было в России. Наши вещи у нас в стране стоят дороже, чем на мировом рынке, и купить их сложнее, чем за границей, — считает Дмитрий Буткевич.

Вещи часто специально состаривают

Согласно исследованиям компании Art Market Research, самое выгодное вложение денег при покупке антиквариата — картины известных художников. Они растут в цене в два, а то и в три раза в год. Раритетные исторические фотографии и художественные снимки знаменитых фотографов дорожают пока значительно медленнее — всего на 10 процентов в год. На 15–30 процентов в год растут в цене фарфоровые изделия, монеты.

Где же можно купить антиквариат? Доверчивый москвич отправляется за редкостями на Измайловский вернисаж. Продавцы антиквариата не раскрывают источников поступления товара, но на условиях анонимности один из них согласился с нами пообщаться.

— Я торгую на Измайловском вернисаже уже десять лет.

Сразу могу сказать: найти что-то действительно антикварное на рынке сегодня практически невозможно.

В основном продают ширпотреб. У каждого человека на вернисаже — своя специализация. Кто-то торгует стеклом, кто-то — фарфором, у кого-то свой маленький книжный бизнес. Особняком стоят люди, занимающиеся военными вещами — макетами оружия, орденами, военной формой, — говорит Тимофей Даннов, торговец с Измайловского вернисажа. — Подойти к торговцу и купить у него, скажем, пулемет — невозможно, никто не продаст.

Такие вещи не выставляются.

А вот, скажем, по частям — вполне реально. «А есть ли у вас колеса от пулемета максим? А броневой щиток? А деталь затвора?» — и так можно собрать целый пулемет, только ствол будет охолощенный — с просверленной дыркой. Но и широко эти вещи не рекламируются, люди понимают, что за это есть уголовная ответственность. В основном такие предметы расходятся «по своим». То же касается и продажи государственных «наград». То, что лежит на прилавках, — китайские подделки.

По словам Даннова, интернет крайне упростил задачу торговцам. Например, человек занимается серебром и тут же отсматривает изделия из дореволюционного серебра и ставит на них свою цену. Приезжий стремится продать какую-нибудь ложку со знаком 84-й пробы — дореволюционной. Редкие экземпляры таких ложек стоят до 100 тысяч рублей — в зависимости от сделавшего их мастера. Знающие люди такие сразу скупают и держат цену от 40 тысяч рублей. Если ложка слегка повреждена — 35 тысяч, а если совсем хорошая — то 50. И не сбавляют. В общем, перепродают в четыре раза дороже.

— Еще хуже дело обстоит с холодным оружием, — продолжает Тимофей. — Не так давно я встречал несколько палашей — штатного оружия царской армии, выпущено их было немерено. Берешь такой палаш в руки, вроде бы он старый, все в порядке. А на клинке — две буквы выгравированы: «ДД». Конечно, продавец утверждает, что этот палаш — именно Дениса Давыдова, и никакая экспертиза не скажет вам, когда именно эти буквы были сделаны! А иногда люди придумывают вещам легенды, прикладывают какие-то ксерокопии документов.

Даты и подписи на них расплывчатые, если начать проверять — быстро выясняется, что это подделка. Хочу предостеречь: бывают вещи искусно состаренные.

Особенно часто такое встречается с военными вещами — какой-нибудь китель, кажется, вчера сняли с погибшего солдата — настолько он непригляден и затаскан. Но если детально его осмотреть, то обнаружится, что его ни разу не надевали: это покажут швы и карманы. А иногда вещь бывает действительно старая, но без «потертостей», выглядит как новодел.

— Сейчас на рынке появилось много вещей советских — табличек, ручек, значков — все новое, — добавляет Даннов. — В России подделывать наследие советской эпохи невыгодно — слишком дорого выходит, дешевле найти. Китай — другое дело, множество «советского» новодела сегодня производится именно в Поднебесной.

По-настоящему ценные вещи редко выставляются на продажу прямо на прилавок — опытные продавцы знают «своего» покупателя и стараются не предлагать такой товар кому попало. Поскольку для многих торговцев работа на вернисаже — что-то вроде прибыльного хобби, то они могут держать хорошую вещь и год, и два — понимающий покупатель-эксперт найдется.

На вернисаже пытаются продать все — катушечные магнитофоны, допотопные механические бритвы, телефоны. Часто приходят пожилые люди в надежде выручить за какой-нибудь старинный телефон или настольную лампу несколько тысяч — взамен получают только сотни. Продавцы обуславливают это плохим состоянием вещей, что часто и оправданно. Купив по дешевке, они отдают вещь на подновление — причем реставрацией никто не занимается, главное — придать товарный вид: где-то подчистят, где-то, наоборот, состарят, и вуаля — вещь уже стоит десятки тысяч.

К счастью, таких поддельщиков на рынке становится все меньше — зато растет число художников и ремесленников, которые продают свои изделия — ложки, чашки, мелкие ювелирные украшения. А сомнительные иконы «XVI века» или «мебель из гарнитура Николая II» стараются всучить иностранцам — особенно падки на искусственно состаренные вещи туристы из КНР.

Популярен русский ампир

Отчаявшись найти что-то действительно интересное на вернисаже, покупатель обращается, часто через знакомых, к какому-нибудь дилеру, специализирующемуся на одном виде антиквариата. Допустим, ему хочется купить старинную мебель. Как это сделать? Об этом рассказал антиквар Ираклий Месхия.

— Сейчас высокий спрос у товара, который можно использовать как предмет коллекционирования и получения эстетического удовольствия, и при этом — по прямому назначению. Например, мебель или тарелки, чашки. Особенно хорошо продается у меня посуда, которую можно поставить на стол, — говорит Месхия. — В антикварной торговле, как и в любой, интернет произвел революцию. И это отразилось на падении цен. Теперь любой человек может продать старый бабушкин графин, сфотографировав его и выложив объявление в интернет. И в определении происхождения вещей интернет — большое подспорье. Посмотрел клеймо в интернете, нашел производителя и понял стоимость кувшина. Или, например, венский стул. Человек его нашел на чердаке своего дома.

Перевернул и прочитал на этикетке, что стул произведен на фабрике братьев Тонет. Дальше он идет на сайты интернет-аукционов и вводит данные.

Самый рядовой такой стул стоит 2–3 тысячи рублей, а дорогой— 20 тысяч.

В Москве дорого стоит отечественная мебель конца XVIII — начала XIX века в стиле русский ампир. Часто встречаются подделки, за русский ампир выдают европейское производство. Также цена высока у вещей артелей Абрамцево, Талашкино. Но и их подделывают — делают мебель из старых досок и выдают за антикварную. А ведь аптечка или резная полочка, произведенные в известной артели, в зависимости от состояния и редкости стоит от 30 000 до 100 000 рублей. Подделки оцениваются чуть дешевле.

— Чаще всего ко мне за стульями приходят из киностудий и театров, — продолжает Месхия. — Стулья нужны для постановок и съемок. Однажды в стуле нашли клад — несколько пачек советских 50-рублевых купюр. Но такие находки редкость.

 Кабинетная скульптура генерала Скобелева работы Евгения Лансере (1848–1886) / Сергей Шахиджанян, "Вечерняя Москва"

Кабинетная скульптура генерала Скобелева работы Евгения Лансере (1848–1886)

ФОТО: Сергей Шахиджанян, "Вечерняя Москва"

Месхия уверен, что главные проблемы рынка антиквариата — в переоценке вещей и плохой реставрации.

— Лучше оставить какую-нибудь кушетку XVIII века, пусть и сломанную, такой, какая она есть, чем покрыть дешевой краской под красное дерево и испортить, — убежден Ираклий.

Кабинет украсит скульптура

Кроме мебели, популярностью пользуются небольшие бронзовые фигуры, которые можно ставить в кабинетах.

— Основателем направления кабинетной жанровой скульптуры малых форм был барон Петр Клодт, его преемником стал академик Николай Зибирев, — рассказывает «ВМ» коллекционер кабинетной бронзовой скульптуры, историк искусства, галерист Константин Журомский. — Но в начале 80-х годов XIX века самородок-самоучка Евгений Лансере создал для всех поколений скульпторов обширную серию фигур малых форм, насчитывающих более полутора сотен моделей. Ее герои — это и крестьяне, и военачальники, и народы Кавказа, Средней Азии и Арабского Востока, и казаки, и гвардейцы, и былинные сказочные персонажи. Такое наследие породило множество учеников — все Лансере подражали и копировали его.

Из-за короткой жизни скульптора его работы оцениваются особенно высоко. При этом умелые китайские копии зачастую трудно отличить от оригинала. В отличие от западноевропейских фигур, рассчитанных на массового потребителя, в России все статуэтки заказывались под конкретного покупателя, и мастер делал ручную проработку поверхностей. Поэтому отечественные скульптуры так ценятся профессионалами.

ЭТО ЗАКОН

Многие коллекционеры не представляют, что, покупая на «развале» какой-то предмет, держат в руке «тюремный срок». «ВМ» решила разобраться, что из предметов старины покупать можно, а что — чревато наказанием.

разрешено

■ Можно покупать старинные иконы (если, конечно, вам позволяют вера и совесть) и заниматься их коллекционированием. Другое дело, что для вывоза иконы за рубеж необходимо будет предоставить разрешение Министерства культуры РФ.

■ Практически любые предметы искусства. Только не забудьте проверить все необходимые сертификаты (особенно если это касается картин). И, если возможно (а если покупка дорогостоящая — то просто необходимо), привлеките стороннего эксперта.

■ Охолощенное оружие (пока не принят закон об ужесточении оборота макетов и охолощенных образцов оружия, который сейчас находится на рассмотрении). Главное, чтобы у вас на руках находились сертификат на предмет и заключение, что оружие не является боевым.

запрещено

■ В России запрещено покупать и продавать государственные награды. За это с легкостью можно отправиться в места не столь отдаленные.

■ Также можно поплатиться за покупку предметов, содержащих изображения нацистской свастики и иной символики Третьего рейха. Вряд ли прокурор будет интересоваться, что вы приобрели награду или значок вермахта исключительно для коллекции.

■ Покупка антикварного оружия (если оно не охолощено или, в случае холодного, не было специально обработано — «отпущена» сталь, подпилен клинок) вполне подпадает под статью 222 УК РФ.

■ В России не ведется легальная торговля археологическими предметами. Если увидели подобное — обратитесь в правоохранительные органы.

КСТАТИ  

Самый популярный на арт-рынке художник — Иван Айвазовский. За свою творческую жизнь он написал около 6000 картин. Известен 21 вариант подписи художника, но «настоящий» Айвазовский встречается очень редко — несмотря на его плодовитость, большинство его картин известно, не раз участвовало в выставках. При этом эксперты сходятся во мнении, что Айвазовский — самый часто подделываемый художник из России.

ЦИФРА

100 лет и более — возраст культурных ценностей, вывоз которых запрещен с территории Российской Федерации. К культурным ценностям не относятся сувениры, предметы серийного и массового производства.

Подписывайтесь на канал "Вечерней Москвы" в Telegram!

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

184 969 + 1 329 (за сутки)

Выздоровели

244 097 

Выявлено

4 521 + 11 (за сутки)

Умерли

Игорь Воеводин

Не бей лежачего Ефремова

Ольга Кузьмина  

В Питере — пить, любить и рубить

Олег Сыров

Нищенский рецепт для высокой кухни

Александр Разуваев, экономист

Рубль сильнее, чем кажется

Екатерина Рощина

Как сохранить мужика любой ценой

Руслан Клинский

Карать ли за измену топором

Мехти Мехтиев

Учитесь жить по средствам

Река сильнее традиций. Правда и мифы о столице и ее жителях

Газеты создаются в творческих муках и спорах

Как помочь ребенку выбрать профессию?

ЕГЭ по литературе. Больше читайте и пишите