Неправый сектор
22 февраля, Киев. Лидер националистической организации «Правый сектор» Дмитрий Ярош (справа) выступает на Майдане. / Фото: РЕЙТЕР

Неправый сектор

Общество
Запад откровенно заигрывает с ультранационалистами на Украине. Но бумеранг имеет обыкновение возвращаться.

Ствол немецкого «шмассера» упирается мне в живот. Бородатый верзила в форме украинской повстанческой армии рявкает:

— Москали, комсомольцы е?

— Так точно, — говорю я в ответ. — И москаль перед вами, и бывший комсомолец.

А сам думаю: что же дальше — поведет меня на расстрел или отпустит с миром?

Это Львов, популярный ресторан в центре, стилизованный под схрон бандеровцев. Так здесь встречают каждого гостя. Организован ресторан по всем правилам партизанской маскировки: на доме ни вывески, ни намека на существование злачного места. Ничем не примечательный темный подъезд прямо напротив городской ратуши. Надо зайти внутрь, продвинуться вглубь и постучать в глухую дверь.

В двери вначале отворят форточку, оттуда вас придирчиво осмотрит бородатый охранник в форме украинской повстанческой армии. Внутри «схрон» состоит из шести залов — все они стилизованы под землянки: накаты из бревен, столы из досок, табуреты, фонари «летучая мышь», фотографии известных деятелей оуновского движения, пулеметы по углам. Человек, командующий официантами, вооружен револьвером и иногда постреливает холостыми. Девушки визжат. Весело. В какой-то момент взвывает сирена, официанты выстраиваются в два ряда, а тот, с револьвером, палит в потолок и кричит:

— Слава Украине! Позор москалям!

— Позор! — с удовольствием поддерживают спектакль гости.

Меню тоже выглядит соответственно интерьеру. В названиях блюд преобладают темы героизма «лесных братьев» и явного презрения к инородцам с востока. Меню оканчивается памяткой, где в числе прочих содержится совет избегать ненормативной лексики, потому что «матюки превращают тебя в москаля». «Не будь москалем!» — призывает напечатанная крупным шрифтом заключительная фраза.

К девяти вечера ресторан без вывески заполняется до отказа. Игра в «лесных братьев», как и вареники под горилку, явно по вкусу правнукам ветеранов УПА.

Когда три года назад я впервые оказался в этом подвале, то знакомые львовяне меня успокоили: игра-то ведь безобидная. И автомат без патронов, и револьверные выстрелы холостые… Мол, что поделаешь, раз у публики есть спрос на подобные развлечения. Бизнес… Допустим, подумал я. Но можно ли себе представить, что в центре Москвы существует ресторан, где ежевечерне, словно заклинание, публика скандирует: «Позор хохлам»? Город Львов — замечательный. Он один из самых красивейших на постсоветском пространстве. Не зря его исторический центр признан ЮНЕСКО памятником мирового культурного наследия. Этот город подарил и Союзу, и России, и Украине немыслимое число великих музыкантов, художников, ученых, журналистов.

И в то же время все последние годы он был инкубатором той страшной заразы, которая так пугает сейчас обывателя. Имя ей — национализм.

Также совершенно очевидно другое: эпидемия распространялась при попустительстве, а иногда и при прямой поддержке местных властей.

Вспомним чудовищный эпизод, случившийся 9 мая 2011 года, когда местные фашисты избили ветеранов Великой Отечественной войны и тех земляков, которые хотели возложить венки к воинскому мемориалу на Холме Славы. Какими терминами, вы думаете, было квалифицировано это преступление? Как происки «коммунистических провокаторов». Местные власти посчитали, что ветераны не имели права демонстрировать свою гордость за победу над гитлеризмом, не имели права украшать свои пиджаки и блузы георгиевскими ленточками. Это, дескать, оскорбляет историческую память коренных жителей.

Все последние годы официальная идеология строилась на ненависти к русским и возвеличивании «борцов с оккупационным режимом», к коим автоматически причисляются эсэсовцы из сформированной здесь дивизии «Галичина» и каратели из батальона «Нахтигаль». Именами их командиров называют улицы, их фотографии расклеены по городу, мемориальные доски с их бронзовыми профилями украшают фасады многих домов.

«Не переживайте вы так! — успокаивали меня во львовской мэрии. — У вас, русских, власовцы тоже воевали под фашистскими знаменами».

Верно, воевали. Но только мы не делаем из них героев. Во Львове же гитлеровские прихвостни уже давно возведены в сан мучеников. Неподалеку от вокзала высится памятник Степану Бандере. Бывшая улица Пушкина теперь носит имя офицера СС Тараса Чупринки, а улица Тургенева названа в честь «Героев УПА».

Бывшая Бехтерева ныне именуется улицей Шухевича, а Энгельса переименована в Коновальца (оба — видные деятели националистического движения). На Лычаковском кладбище сооружен памятник солдатам дивизии «Галичина». Городской совет установил ветеранам УПА специальные ежемесячные доплаты к пенсиям.

«Вы не путайте фашизм и национализм, — уговаривали меня в мэрии. — Национализм — это любовь к родине, не более того. Встречаются, конечно, отдельные радикалы, но они погоды не делают».

Там сами не заметили, как «отдельные радикалы» сначала полностью подмяли под себя все органы власти во Львове, а затем переместились на киевский Майдан.

Тень «Свободы» (так по злой иронии называется партия националистов Олега Тягнибока) все шире расползается по Украине. В Киеве ее опорные пункты еще три года назад были открыты круглосуточно.

Руководитель столичного отделения партии аспирант-философ Андрей Ильенко уже тогда заверял меня: «Мы уже сейчас можем вывести на улицу десять тысяч человек».

А власти смотрели на все это сквозь пальцы. Демократия же… В Европу хотим… Само собой рассосется…

Даже в декабре прошлого года, когда уже вовсю бушевал Майдан, известный украинский публицист Владимир Павлив, радеющий за возрождение Галиции, говорил мне: «Вы не должны обманываться насчет внешних атрибутов, например, памятника Бандере или символики ОУН-УПА. Большинство людей не считают оуновцев героями. «Свобода» победила на выборах в местные органы власти только потому, что у нее не было достойных конкурентов.

А популистских обещаний было хоть отбавляй».

То есть там опять прятали голову в песок. А хвост уже давно стал вилять собакой. Именно львовские парни Тягнибока и Яроша мирный протест превратили в кровавое побоище.

Именно на них в огромной степени лежит вина за все случившееся с Украиной.

— То, что делает и к чему призывает Тягнибок, — это закамуфлированная форма фашизма, — сказал мне один уважаемый профессор из Львова, фамилию которого я сейчас называть остерегусь — в целях его безопасности.

Он же заверил, что с такими лозунгами и такой позицией Украина Европе не нужна. Не нужна? Тогда отчего и ЕС, и Штаты до сих пор не открестились от нечисти, которая пытается править бал в Киеве? Исключительно для того, чтобы насолить России? Чем заканчивается заигрывание с фашистами, все мы хорошо помним. Ох, опасная эта игра!

КСТАТИ

Согласно результатам исследований, проведенных социологической группой «Рейтинг» в конце прошлого года, лишь 20 процентов украинцев поддерживали идею вступления Украины в НАТО. Не поддерживали две третьих опрошенных. Большинство сторонников — это избиратели Тягнибока и Кличко. Только 27 процентов опрошенных поддерживали идею признать ОУН и УПА участниками борьбы за независимость Украины.

Автор материала 

Владимир Снегирев, известный российский журналист. В настоящее время — собкор «Вечерней Москвы» по странам Восточной Европы

Google newsYandex newsYandex dzen