Стать жертвой может не только ребенок, но и учитель
На столе у Натальи Болтневой пузырьки с нефтью и продуктами ее переработки. И в наше время ученики очень любят рассматривать образцыископаемых, о которых рассказывают на уроках. Например, коллекцию кристаллов, которая есть в кабинете у Натальи Евгеньевны / Фото: «Вечерняя Москва»

Стать жертвой может не только ребенок, но и учитель

Общество
Депутат Московской городской думы Ольга Ярославская в осенней сессии планирует обсудить с коллегами законопроект о прикреплении ребенка к органам опеки по месту обучения в школе. «ВМ» узнала, почему такое изменение необходимо.

— Ольга Владимировна, как возникла идея такого законопроекта?

— В школе № 1298 «Профиль Куркино», где я работаю директором, три года назад произошла история, связанная с травлей учителя. Мама ребенка, которая стала жаловаться на педагога, была в родительском комитете. Но затем другие родители общим решением ее оттуда исключили. После этого начались жалобы на учителя. Куда она только не писала — начиная от президента нашей страны и заканчивая столичным Департаментом образования. В первый год мы получили более 80 писем.

— Думаете, это такая реакция на исключение из родительского комитета?

— Возможно, это именно так. Сложно сказать, ведь мы до сих пор не можем понять истинных причин этой ситуации.

— Пытались как-то поговорить с этой мамой?

— Конечно! Как только поступила первая жалоба, мы сразу отреагировали. Была беседа и с мамой, и с педагогом. Но решить конфликт не удавалось.

— На что жаловалась эта мама?

— Что ее сына избивают и унижают, вымогают деньги. С юридической точки зрения она выбрала довольно продуманный ход. Во всех ее письмах она использовала форму «со слов моего сына...». И выходило так, что под статью «Клевета» это никак не попадает. История эта началась, когда ее сын учился в первом классе. На будущий год он пойдет уже в четвертый, и все это время шли жалобы.

— Какие меры вы как директор приняли, что уладить ситуацию?

— В классе, где ведет уроки этот педагог, мы установили видео наблюдение с записью не только картинки, но и звука. И педагог сама дала на это согласие. Кроме того, все маршруты передвижения класса контролируются. Мы также провели беседу с другими родителями. Кстати, всем остальным этот учитель очень нравится, жалоб ни от кого больше не поступало ни разу. Мы попросили родителей ни в коем случае не обсуждать эту ситуацию с детьми. В третьем-четвертом классе ребята уже достаточно взрослые, чтобы перенести трудные отношения между учителем и родителем на ребенка, чья мама является зачинщиком конфликта. Ребенка бы просто затравили, потому что дети очень любят этого педагога и не дали бы его в обиду.

— Предлагали перевести ребенка в другой класс?

— Да, этот вариант тоже предлагали маме. Но она отказалась. То есть это еще раз подтверждает, что учитель хороший, а один из родителей просто травит его по непонятным причинам.

— Выходит, ребенок до сих пор учится в этом классе?

— Все три года да. В третьем классе нам удалось убедить маму перевести ребенка в другой класс, но она выбрала переполненный, там уже обучались 32 ребенка. Я просто не могла посадить туда еще одного ученика. В итоге ей пришлось отказать в переводе в этот класс, хотя были другие варианты, где 23 ребенка, например. И мама, получив отказ, тут же снова пожаловалась. Сейчас мы наконец нашли выход. В новом учебном году у нас открывается еще один класс, куда перейдут этот ребенок и еще несколько детей из других классов. Я очень надеюсь, что новый учитель не подвергнется травле. Но гарантий опять же нет.

— Почему возникла необходимость обращения в органы опеки?

— Однажды мама этого ребенка прислала в родительский чат видеозапись, на которой спрашивала своего сына, хочет ли он идти в школу. Мальчик ответил нет, объяснив это тем, что учительница его не любит. После этого мы обратились в органы опеки с просьбой обратить внимание на семью, в которой ребенка принуждают к странным действиям. Но дело в том, что прописана семья по одному адресу, учатся они в другом районе, а живут вообще в Московской области. Поэтому проконтролировать ситуацию непросто. И я как депутат Мосгордумы задумалась о том, что нужно усовершенствовать законодательство. На мой взгляд, во время обучения ребенка в школе нужно прикреплять его к органам опеки по месту обучения. Эту инициативу я обязательно обсужу с коллегами-депутатами ближайшей осенью. Столкнувшись с этой ситуацией, я также поняла, что педагоги никак не защищены юридически. Учитель смогла обратиться в суд только спустя три года, когда мама ребенка позволила себе в социальных сетях обвинить педагога от своего имени. До этого, напомню, она писала обвинения со слов сына.   

Google newsYandex newsYandex dzen