- Выключить коронавирус

В Кремниевой долине придумали диету удовольствий

Сергей Собянин поручил предприятиям создать условия для социального дистанцирования

СК возбудил уголовное дело после хлопка газа в Орехово-Зуеве

Утвержден порядок оказания помощи россиянам за рубежом

«Война за выживание»: названы самые негативные сценарии для рынка нефти

Петр Бирюков сообщил о масштабной дезинфекции общественных пространств

Жительница Китая рассказала, как страна справилась с эпидемией

Стало известно состояние главврача больницы в Коммунарке

Как будут отмечать Пасху в 2020 году

Названы популярные у россиян фильмы и сериалы во время самоизоляции

Названы профессии, ставшие востребованными из-за коронавируса

Что нужно успеть сделать москвичам до 1 мая

Почему Лукашенко отрицает угрозу коронавируса

Как безопасно передвигаться по Москве в условиях коронавируса

«Все идет по сценарию»: политолог — о наступлении новой мировой войны

«Природа преобразилась»: как коронавирус повлиял на экологию нашей планеты

Вассерман назвал сроки действия режима самоизоляции в России

В Кремниевой долине придумали диету удовольствий

Люди, придумавшие смартфоны и крепко подсадившие нас на соцсети, пришли к выводу, что пора спасаться, и придумали дофаминовый хакинг — что-то вроде диеты удовольствий

ФОТО: pixabay.com

Диета удовольствий родилась в Кремниевой долине в США, где сосредоточены мировые высокотехнологичные компании. Здесь придумали все гаджеты, теперь здесь придумывают, как от них спасаться.

Яйцеголовых обитателей Кремниевой долины БАДом не корми — дай что-нибудь улучшить. Например, себя. Какого тамошнего айтишника ни возьми — обязательно окажется либо веган, либо йог, либо махровый медитатор или бегун на длинные дистанции. А чаще — все вместе. Например, настоящим передовиком самосовершенствования является глава «Твиттера» Джек Дорси, который каждый день медитирует (по два часа!), пешком добирается до работы и обратно (еще три часа), сидит попеременно то в бане-бочке (+105°C), то в ледяной ванне (+3°C), то в инфракрасной сауне (+45°C), не ест по выходным, накручивает километры на велотренажере и занимается массой других интересных дел. В общем, биохакинг (оптимизация работы собственного организма разными способами) — это их кремниевое все. Ну и наше заодно — не сейчас, так в ближайшие годы. Потому, как всякая мысль, зарожденная в долине, имеет свойство расползаться по шарику со скоростью, близкой к скорости постинга котиков в «Инстаграме». То есть очень быстро.

Петля для кукушки

Рано или поздно это должно было случиться. Люди, придумавшие смартфоны и крепко подсадившие нас на соцсети, пришли к выводу, что пора спасаться, и придумали дофаминовый хакинг — что-то вроде диеты удовольствий.

Автором методики считают психиатра и по совместительству серийного предпринимателя (так называют людей, которые обожают создавать бизнес с нуля, потом продавать его и браться за новый) Кэмерона Сепаха.

Занимаясь мозгоправством в долине, он обратил внимание на то, что чуть ли не каждый первый там подпадает под определение «аддиктивный тип», то есть тот, кто демонстрирует навязчивую зависимость от тех или иных вещей. Чаще всего в списке фигурировали технологии, информация и еда.

Как и любая другая зависимость, эти формируются при непосредственном участии нейромедиатора дофамина.

— Когда мы завершаем какое-то дело, от которого получаем удовлетворение, мозг с помощью дофамина как бы ставит для себя пометку: на пути к удовольствию мы сделали то-то и то-то. И этот алгоритм, ведущий к успеху, какое-то время сохраняется в мозгу, — объясняет механизм появления зависимости Виктор Ханыков, врач-психиатр ФГБУ «НМЦПН» им. В. П. Сербского. — Если за это время мы опять получили удовольствие тем же путем, эта запись становится четче, и так — с каждым новым повторением — слабенькая поначалу тропинка, ведущая к приятной цели, превращается в хорошо утрамбованный тракт.

А дальше мозг начинает рассуждать так: зачем париться и выстраивать сложные пути достижения других целей, если есть уже обкатанный путь к искомому удовольствию? И постепенно заменяет все другие варианты занятий одним монозанятием. Но специфика такой избирательности такова, что каждый раз для достижения удовлетворения требуется все больше времени и все большая интенсивность этого самого занятия — так формируется зависимость, в которую многие уходят с головой.

И ладно бы сами уходили — иных ведь еще и специально отправляют! Например, не так давно бывший вице-президент Facebook Чамат Палихапития совершил цифровое покаяние: признался, что чувствует «огромную вину» за свое участие в создании и развитии соцсетей, а также за то, что в их работе они сознательно использовали «дофаминовые петли быстрой обратной связи».

Такая петля возникает всякий раз, когда на какое-то действие вас подталкивают стимулом-поощрением: соберешь наклейки с трех творожков — получишь ложку, соберешь с десяти — получишь кружку и т.д. В соцсетях такими стимулами выступают лайки, репосты и другие коммуникационные бонусы. Каждый пользователь, жмущий на сердечко под вашим сообщением, генерирует в вас порцию дофамина, надеясь в свою очередь получить такое же алаверды (обратную связь).

Кукушка хвалит петуха за то, что хвалит тот кукушку. По словам другого экс-родителя «Фейсбука», Шона Паркера, при создании соцсети они долго бились над тем, как максимально завладеть вниманием пользователей.

И в итоге придумали кнопку «Нравится», которая стимулирует владельца аккаунта размещать там все новую и новую информацию.

В общем, все как в известном опыте с крысой, которая все жала и жала на «рычаг удовольствия» до тех пор, пока не умерла. Неудивительно, что Палихапития уже запретил своим детям «использовать это дерьмо» (в смысле, соцсети). Что касается Паркера, то его чада еще слишком малы, чтобы уподобляться грызунам, влюбленным в кнопку.

Кстати, без дофамина эта влюбленность так и останется платонической. Как показали эксперименты, если лишить крысу дофамина, способность к получению удовольствия она не утратит, а вот жать на рычаг перестанет, так как потеряет мотивацию хоть что-нибудь предпринимать для достижения цели. Иными словами, полностью срезать кран с дофамином в отдельно взятом организме — не выход.

Лучше его прикрутить.

Чем и воспользовался уже упоминавшийся нами психиатр из Кремниевой долины. Обнаружив, что масса его IT-подопечных плотно сидят на дофаминовом крючке, Кэмерон Сепах предложил им снова превратить «тракт зависимости» в их мозгу в скромную тропинку. Достичь этого, по его мнению, можно дофаминовым голодом. То есть просто урезать время, которое отводится делам, вызывающим возбуждение, эйфорию и удовольствие. А дела эти, как мы уже поняли, могут быть какие угодно: видеоигры, онлайн-шопинг, секс, пожирание вредной еды, тяга к экстриму, блуждание по порносайтам, накачка алкоголем (кофеином, никотином, психотропами, наркотиками), трудоголизм и интернет-зависимость в самых разных формах.

Схема предельно проста.

Сначала урезаем вредное занятие на час в день, потом на полтора, и так — до нуля. Понятно, что в случае с патологической увлеченностью работой, сексом, шопингом и другими вполне себе адекватными вещами до нуля доходить не стоит. Хотя в долине тут же нашлись перфекционисты: одни теперь наотрез отказываются разговаривать с клиентами по скайпу и в мессенджерах. Другие бегают от друзей, манкируя общением (ведь на него тоже можно подсесть). Третьи приняли добровольный целибат… Для менее радикально настроенной публики Сепах предлагает поступать с въевшейся в плоть и кровь зависимостью помягче, доведя в итоге ее игнор до следующих величин: 1–4 часа каждый вечер; один выходной в неделю; два подряд выходных раз в три месяца; 7 дней подряд раз в году.

Вполне посильный вариант.

Если, конечно, призвать на помощь нужные силы.

Между «надо» и «хочу»

Силы эти, если верить нейрофизиологам, находятся в неокортексе — новых областях коры головного мозга, которые у зверей еще только проклевываются, а у человека уже вовсю функционируют. До его появления всем рулила лимбическая система — прамозг, который отвечает за инстинктивное поведение. Если очень сильно упрощать, то неокортекс в большей степени заточен под «надо», а его доисторический родственник — под «хочу». Первый медленно и тихо соображает, анализирует и делает рациональный вывод.

Второй реагирует мгновенно, бурно и эмоционально.

И именно он — главный по нейронным шаблонам. Поняв, что какое-то наше действие привело к выбросу приличного количества дофамина, лимбическая система дает понять мозгу, что никаким другим путем еще раз такой порции удовольствия не получить. И столбит путь кайфа для будущих визитов.

Как помочь умничке-неокортексу повернуть флюгер выбора в свою сторону? Надо играть на его стороне.

Например, чем больше мы отказываем себе в нормальном сне и отдыхе, тем более падкой на дофаминовые плюшки станет лимбическая система. Чем больше кофе, никотина и алкоголя мы загружаем в собственную тушку, тем менее рационально и стратегически будет мыслить неокортекс.

Да, собственно, одна лишь память о нем может поспособствовать повороту на правильные рельсы, если включать его почаще, стараясь всякий раз отличать плохие тропинки (ведущие к потенциальной зависимости) от хороших (придающих жизни ценность).

Но отказ от порочного пути — это еще полдела.

Нужно ведь понять, чем заполнить освободившееся время.

— Тут очень важна полноценная замена, — объясняет Виктор Ханыков. — Потому что чем больше у человека реальных интересов и увлечений, тем больше у него шансов ни на одно из них не запасть. Сначала поработал за компьютером, потом покатался на велосипеде, затем сходил на сеанс в реальный, а не онлайн-кинотеатр.

Именно такое перераспределение занятий — в пользу реала — создает из нас людей, а не придатков к виртуальному миру, которыми мы все больше становимся.

Когда-то большевики возмущались гримасами капитализма, который превращал людей в придатки конвейера. Сейчас к монотонным интернет-занятиям привязывается не только тело, как в случае с конвейером, а весь человек целиком — тело, душа, ум, психика.

Обитателям Кремниевой долины хватило интеллекта и образования это понять.

Хватит ли другим людям — вопрос.

Но попробовать стоит, уверен психолог. Тем более что начать можно с малого.

— Очень помогает слезть с крючка зависимостей волонтерство — совершение добрых дел, так как это дает возможность почувствовать свою значимость. Ведь на самом деле успешность жизни выражается не в сумме денег, которую мы зарабатываем. Она — в сумме успешных дел, которые мы делаем в реальном мире.

Ведь в нем успех и удовлетворение требуют гораздо больше усилий. Одно дело кинуть ссылку на чей-то ролик о путешествиях, и совсем другое — вынуть себя из кресла и отправиться в него самому, пусть даже в ближайший город. Можно купить мебель в интернете, кликнув по картинке, а можно поехать в магазин. Это займет больше времени, но куда спешить? Мы все очень радуемся скорости прогресса, а высвобождаемое время тратим на все более бессмысленное времяпрепровождение в сети — на пустые разговоры, пустые новости и чтение пустых постов. А количество личностей падает — это говорят все психологи сейчас. Потому что личность развивается лишь в сопротивлении среды, а виртуальный мир это сопротивление сводит к нулю.

В ПОЛНОЙ ОТКЛЮЧКЕ

Отрешиться от забот поможет камера сенсорной депривации. Внутри бака, куда не проникают звуки, свет и запахи, находится раствор английской соли температурой 36,6 градуса, из-за чего помещенный в камеру человек чувствует себя в невесомости и может полностью расслабиться. Интересно, что ее предтечу — сурдокамеру — использовал еще академик Павлов, по заказу которого в 1913 году в Питере построили «Башню молчания». В условиях полной изоляции от внешних раздражителей он проводил свои опыты с собаками. Но песики наотрез отказывались работать в таких условиях, просто тупо засыпая.

В итоге Павлов пришел к выводу, что для нормальной работы мозга нужно постоянное поступление внешних раздражителей, а монотонность впечатлений снижает его тонус.

КСТАТИ

В нехватке дофамина тоже нет ничего хорошего. Она приводит к частым сменам настроения, усталости, рассеянности, постоянному откладыванию важных дел, забывчивости, проблемам со сном, а потом может обернуться мастопатией, болезнью Паркинсона и необратимыми последствиями для мозга.

Содержание дофамина повышают: твердый сыр, творог и жирный кефир; курица, баранина и говядина; сельдь, скумбрия, семга; овсянка, семечки подсолнечника, цельнозерновые каши, цельнозерновой хлеб и ростки пшеницы; свежий горошек, свекла, цветная и брюссельская капуста, фасоль; яблоки, арбузы, апельсины, бананы, клубника; грецкие орехи и фундук.

ОТВЫКАЙ!

5 способов отлипнуть от смартфона

— Paper Phone — бумажная альтернатива смартфонам.

Приложение распечатает на принтере специальный буклет со всей важной информацией, которая вам нужна в текущем дне: избранные контакты, карты, встречи, задания, информацию о погоде, кроссворды и многое другое.

— Unlock Clock — анимированные обои, которые показывают, сколько раз за день мы утыкались в свой смартфон.

— Post Box — собирает все дежурные сообщения и уведомления и показывает их скопом 1–4 раза в день (периодичность можно настроить), чтобы не отвлекаться на них многажды.

— We Flip — приложение для встреч с друзьями. Собравшись вместе, участники дергают в смартфонах виртуальный рубильник и начинают общаться. Пока рубильник находится в положении «выкл.» и идет отсчет времени живой встречи, никто не может пользоваться своим телефоном. Как только у кого-то не выдерживают нервы и он тайком хватается за мобильник, таймер останавливается, и все понимают, кто виноват.

— Desert Island — пользователь выбирает на смартфоне основные программы, которые пригодятся ему в течение дня, а остальные прячутся на весь день.

Читайте также: Каким смартфонам грозит отключение от Интернета и как этого избежать

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

194 +26

Выздоровели

3 357 +434

Заразились

29 +2

Умерли

Александр Хохлов 

Русские идут с подмогой

Камран Гасанов

Хотите — платите! США и саудиты капитулировали в нефтяной войне

Ирина Алкснис

Российской власти повезло с оппозицией

Игорь Воеводин

Жить в эпоху перемен

Алиса Янина

О чем не сказал Владимир Путин

Ольга Кузьмина  

Любить пересмешника

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Усыновленные

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

Здоровый образ жизни: квест на выживание

Персональный курс. Медицина будущего должна лечить не болезнь, а человека

Генно-модифицированные продукты: страшный миф или научный прорыв?