Карта городских событий
Смотреть карту

Родом с окраины

Родом с окраины
Алексей Шалаев пишет картину «Московский теплый уголок. Армянский переулок»/ Фото: Светлана Колоскова / Вечерняя Москва

Любимые места в столице есть у каждого, кто искренне ее любит. О дорогих его сердцу уголках Москвы «Вечерке» на этотраз рассказал художник-урбанист, член союза художников Алексей Шалаев, который здесь родился и вырос.

Моя Москва — она такая разная. Я родился на северной окраине столицы, самое ранее детство прошло в районе Ховрино. Название района очень старое и уходит корнями в XV век — так называлась одна из деревень, находившаяся в этой местности.

И, кстати, до 1960 года эта территория еще не входила в состав города. До сих пор среди новостроек можно найти плодовые деревья, оставшиеся от исчезнувших крестьянских дворов. На месте современных многоэтажек была частная деревянная застройка, местами она сохранялась до конца 1970-х годов. В одном из таких домиков родители ждали моего появления на свет.

Вместе со мной рос и менялся наш район. Хорошо помню, как с бабушкой ходили в одноэтажный кирпичный продуктовый магазин, старожилы утверждали, что он был построен на месте деревянной конюшни. Еще долгое время местные жители так и продолжали его называть «конюшня», да и магазинчик внешне и внутри очень на нее походил.

Одной из самых привлекательных достопримечательностей в Ховрине была и остается усадьба Грачевка — в старом парке, за чугунной оградой, будто остановилось время. Сам особняк хоть и немного вычурный, но несомненно является бесценным произведением архитектуры конца XIX века. Будучи мальчишкой, я частенько седлал каменного льва на лестнице, заглядывая через окно в главный зал. Поражался массивным каминам, подолгу разглядывал причудливую, сложной формы крышу.

Одному из самых древних дубов парка более 400 лет. Это самое старое дерево на территории Москвы. Пенсионеры здесь играли в лото и домино, умиротворенно сидели на лавочках.

Ребятня каталась на велосипедах по дорожкам, гоняла мяч. Мы с друзьями любили играть в казаки-разбойники, в приусадебных постройках было достаточно укромных местечек. Зимой после школы бежали на замерзший пруд погонять хоккейную шайбу. Помню, что защитную амуницию для вратаря мастерили из металлической кухонной утвари, не каждая мама была рада таким проделкам. О том, что здание усадьбы было построено по образцу игорного дома в Монте-Карло, я узнал немного позже от друга моего отца — не одно поколение его семьи жило в этом месте, и они хорошо знали его историю.

Говоря о севере Москвы, невозможно не вспомнить Северный речной вокзал — порт пяти морей. Частенько большой компанией родни и друзей мы отправлялись на прогулочном кораблике по каналу имени Москвы. Особым удовольствием было прокатиться на «Ракете» — быстроходном судне на подводных крыльях.

Родом с окраины«Лето, солнце, дождь» — Мясницкая улица / Фото: Светлана Колоскова / Вечерняя Москва

Мальчишки всегда стремились занять место в салоне около окна на носу судна — мы представляли себя капитанами космического корабля. Однажды мне довелось побывать в капитанской рубке этого скоростного теплохода. Добродушный капитан, видя наш неподдельный интерес, позволил немного постоять на своем месте. Описать восторг невозможно, просто дыхание от счастья перехватило! Еще одно с детства любимое место — усадьба Михалково. Сколько времени я здесь проводил — трудно сосчитать. Кажется, каждый уголок парка и строений на его территории я могу пройти с закрытыми глазами. Сохранившиеся до наших дней башни западных и восточных ворот, флигели, часть стены и ротонды хранят былую красоту имения.

Вместе с одним моим закадычным другом мы почти все свободное время проводили в «Петрашке» — парке имени Петра Алексеева, так в советское время называли это место. От дома мчались в парк на самокатах, хотя родители и запрещали так далеко уезжать, нам сложно было устоять перед соблазном залезть в конус металлической ракеты на детской площадке и взлетать в небо на качелях «лодочка». Тогда в наших дворах песочница с грибком — это максимум, что было из доступного развлечения. В жаркое время мы не вылезали из воды Головинских прудов, на берегу яблоку негде было упасть. А яблоки были под рукой — около пруда располагался садик юных мичуринцев.

Читайте также: Наталья Заидова: Создам героя за два дня

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse