Главное
Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Эпоха Старбакс и Макдональдс

Эпоха Старбакс и Макдональдс

Кто придумал Последний звонок?

Кто придумал Последний звонок?

Легендарный «Москвич» вернулся

Легендарный «Москвич» вернулся

Какие города играли роль Москвы

Какие города играли роль Москвы

Кого нельзя сократить?

Кого нельзя сократить?

Отцовство в зрелом возрасте

Отцовство в зрелом возрасте

Судьбы детей-вундеркиндов

Судьбы детей-вундеркиндов

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Где в мире заблокированы соцсети

Где в мире заблокированы соцсети

Как защитить машину от угона

Как защитить машину от угона

Срочная борьба: как повысить среднюю продолжительность жизни в эпоху пандемии

Срочная борьба: как повысить среднюю продолжительность жизни в эпоху пандемии
Фото: Кирилл Зыков / АГН Москва

Согласно подсчетам международной группы демографов, опубликованном в научном журнале The BMJ, в результате коронавирусной пандемии в 2020 году в 37 развитых странах мира в общей сложности потеряно 28 млн лет жизни граждан. Наибольшие такие потери — в странах Восточной Европы и США. В России также изменилась ожидаемая продолжительность жизни, снизившись на 2,32 года. Как обстоят дела в столице? Разбираемся.

Основой для расчетов и анализа стали данные по 37 развитым странам, включая Россию, которые доступны в международной базе данных о смертности человека — The Human Mortality Database (HMD).

Как следует из опубликованной работы, в большинстве стран показатель ожидаемой продолжительности жизни cущественно снизился. Сильнее всего в России: на 2,32 года — до 71,5 года, как было шесть лет назад. На втором месте США — продолжительность жизни упала на 1,98 года, и на третьем — Болгария (1,75 года). Далее следуют Латвия (на 1,61 года) и Польша (на 1,36 года).

Кстати, во всех странах падение было более выраженным для мужчин, чем для женщин. И тут Россия снова на первом месте. Ожидаемая продолжительность жизни россиян сократилась на 2,33 года, а россиянок — на 2,14.

— У Росстата данные другие: 1,7 года для мужчин и 1,6 года — для женщин. Но это все равно очень много, — считает старший научный сотрудник Института демографии Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Екатерина Щербакова.

Как пояснила эксперт, в первую волну пандемии, которая пришлась на апрель-май 2020 года, смертность от коронавируса была значительно выше в Европе. А вот во время второй и третьей волн — уже в России. Почему так?

В 45 уже развалина

Заведующий Международной лабораторией исследований населения и здоровья ВШЭ Евгений Андреев рассуждает:

— Да, у нас серьезно упал показатель продолжительности жизни. Почему? Потому что в России от коронавируса умирали сравнительно молодые люди! Во всем мире считалось, что риски умереть от коронавируса выше у пожилых, что они растут с возрастом, в том числе по мере появления у человека сердечно-сосудистых заболеваний. Однако, по моим оценкам, для россиян они увеличивались уже с 45 лет.

Как пояснил эксперт, в России и до пандемии существовали высокие риски смерти для относительно молодых людей.

— Это обусловлено и частым употреблением алкоголя, и более широким распространением сердечно-сосудистых заболеваний и диабета среди еще не старых людей. То есть зачастую то состояние здоровья, которое у условных европейцев наблюдается, как правило, после 60– 65 лет, у россиян присутствует уже после 45. Следовательно, риски умереть от коронавируса повышались уже с этого возраста, — пояснил Евгений Андреев.

Эксперт привел данные Росстата: если мы сравниваем число умерших в 2020 году с показателем 2019 года, то получаем на 323 тысяч человек больше. В этом году, увы, все еще печальнее. Число умерших в России за последние 12 месяцев, то есть с декабря 2020-го по ноябрь 2021 года, превысило 2,4 млн человек. Это худший показатель после 1945 года. Естественная убыль населения без учета миграции перешагнула отметку в 990 000 человек.

— По итогам 2021 года демографические показатели будут значительно хуже, чем в 2020 году, — утверждает главный научный сотрудник Института демографических исследований ФНИСЦ РАН Алла Иванова.

Срочная борьба: как повысить среднюю продолжительность жизни в эпоху пандемии Фото: Денис Гришкин / АГН Москва

Такой менталитет

— Есть сразу несколько причин такой высокой смертности, — считает Екатерина Щербакова. — Да, уровень здоровья большинства наших сограждан ниже, чем у европейцев или американцев их возраста. Но дело не только в этом.

Главная наша проблема — низкий уровень вакцинации. У нас число привившихся около 42 процентов — в 1,5–2 раза меньше, чем в развитых странах! Еще одна причина — разница менталитетов. В Западной Европе и США, обратите внимание, против антиковидных мер хотя и протестуют и даже устраивают массовые демонстрации, но большая часть населения маски носит и социальную дистанцию соблюдает! Потому что люди сознательны. У нас же никаких массовых протестов и близко нет, но антиковидные меры зачастую просто, к сожалению, не соблюдаются. В магазинах, метро, автобусах, на массовых мероприятиях большая часть людей либо без масок, либо маска лицо полностью не закрывает. Вот вам и новые заболевшие!

По мнению эксперта, когда пандемия закончится, в России несколько снизится число стариков и людей среднего возраста.

Победить вирус — только полдела

Главный врач московской городской больницы № 52 Марьяна Лысенко считает, что борьба с постковидным синдромом в ближайшие годы станет главной задачей здравоохранения Москвы:

— Мы начинаем сталкиваться с новыми явлениями, которых не было раньше. Достаточно много поражений сердца, — отметила врач.

Любовь Дулова, заведующая терапевтическим отделением КДЦ «Измайловский» Пироговского центра, добавляет:

— Лично у меня на прием приходят от 3 до 10 таких пациентов в неделю. Возраст — любой: постковидный синдром мы отмечаем как у молодых пациентов, так и среднего, и пожилого возраста. Почти всегда пациенты жалуются на слабость, астению и тревожность.

По словам врача, даже те, кто перенес ковид легко, «на ногах», жалуются на боли и ломоту в мышцах и суставах, нарушения кожной чувствительности.

— Я наблюдала двух молодых пациентов, у которых за четыре и семь месяцев после того, как они переболели в легкой форме, все еще не восстановилось обоняние. Многие пациенты, которые во время заболевания имели нормальные показатели уровня кислорода в крови, говорят, что ощущают «нехватку воздуха», «заложенность за грудиной», «спазм в груди».

У некоторых сохранялся затяжной кашель до 2–3 месяцев после клинического выздоровления, — рассказала Любовь Дулова. — А уж после тяжелого течения COVID-19, долгой гипоксии, пациенты замечают ухудшение интеллектуальных функций, памяти, у них нередко нарушается мозговое кровообращение, усугубляется течение артериальной гипертензии даже на фоне ранее подобранного лечения.

Нужны средства на реабилитацию

— Многие считают, что с точки государства пандемия чуть ли не благо, — рассуждает доктор экономических наук, заведующий Центром анализа соцпрограмм и рисков Института социальной политики Сергей Смирнов. — Логика такая: поскольку умирают в основном старики, то и бюджет Пенсионного фонда выигрывает — умершим не надо платить пенсию. Плюс сокращаются расходы на так называемых предпенсионеров, имеющих ряд льгот, — например, возможность выйти на пенсию за два года до наступления пенсионного возраста. Все это действительно так. Но только на первый взгляд.

Как пояснил эксперт, высокая смертность среди людей трудоспособного возраста уменьшает и объем налогов в региональный бюджет — того же НДФЛ. Плюс из-за пандемии резко растут расходы фонда Обязательного медицинского страхования.

— Москве, я думаю, скоро придется потратиться на принятие программ постковидной реабилитации граждан. Ведь в городе переболели ковидом более 1,8 миллиона человек. И часть из них до сих пор не восстановилась. Они берут больничные, ходят по врачам и, следовательно, не работают, не создают продукт или услугу, в бюджет города поступает меньше средств. Плохо это для экономики города? Конечно, плохо. И чтобы исправить ситуацию, тоже нужны дополнительные средства на медицину, — рассуждает Сергей Смирнов.

Срочная борьба: как повысить среднюю продолжительность жизни в эпоху пандемии Фото: Софья Сандурская / АГН Москва

Пора сменить вектор социальной политики

Пандемия, как пояснил эксперт, должна для государства стать поводом задуматься о смене вектора социальной политики.

— Почему у нас граждане к 45 годам превращаются в развалину, а потом их «съедает» коронавирус? Дело не только в российском пофигизме — мол, мы сами виноваты: не привыкли следить за собственным здоровьем. Просто во многих профессиях, чтобы прокормить семью, нужно работать с риском для здоровья, а то и жизни. Почему таксист вынужден по 12 часов в день крутить баранку? От жадности? Нет. Потому что если работать 8 часов, то много не заработаешь, — рассуждает Сергей Смирнов. — Конечно, в 45 у него болит и там, и тут. Таким образом, во многих профессиях нужно менять систему оплаты труда. Плюс необходимо развивать настоящие, а не «игрушечные» профсоюзы, которые отстаивают права трудящихся: чтобы люди не перерабатывали и получали достойные деньги. Нужно развивать и систему профосмотров, чтобы пройти всех врачей можно было легко и быстро, а не ждать неделями то одного специалиста, то другого.

Столица, по словам эксперта, уже много делает в этом направлении. Летом в парках, например, открываются павильоны «Здоровая Москва», где проверить здоровье можно буквально за час. Возможно, этот опыт пригодится и в регионах.

Учиться у столицы

— Москва, как мне кажется, первой поняла, что здоровье граждан — это капитал, — рассуждает кандидат экономических наук, преподаватель МГУ Виктор Кудрявцев. — Около половины доходной части городского бюджета составляют как раз поступления от налога на доходы физических лиц. И чтобы этот поток не иссякал и увеличивался, нужно, чтобы физические лица были как минимум здоровы. Ведь это федеральный центр живет главным образом за счет продажи нефти и газа. Поэтому в федеральных СМИ так много внимания уделяется «Северному потоку — 2». Ведь это не просто очередной проект «Газпрома», это потенциальный кормилец! А у Москвы кормильцы — это мы с вами. Поэтому и поликлиники новые строятся, и метро, и дороги, и жилье.

Город борется за человеческий капитал и этот капитал всячески оберегает, создавая людям условия для комфортной здоровой жизни и заработка. Поэтому и массовую вакцинацию Москва первой наладила, и стимулирует горожан прививаться, давая им подарки, разыгрывая квартиры и машины. И антиковидные меры у нас не тотально-кромешные — когда в автобус по QR-коду, а продуманные — чтобы и пандемию сдержать, и экономику не обрушить.

По мнению эксперта, регионам бы не помешало опыт столицы перенять.

— Хотя для этого, наверное, придется менять сам тип экономики. Сделать так, чтобы регион жил не за счет дотаций из федерального бюджета, а за счет высокого ВРП — валового регионального продукта и стабильно растущего внутреннего потребления, — пояснил Кудрявцев. — Тогда и о гражданах будут больше заботиться. Пандемия коронавируса лишь более остро поставила давно заданные социально-экономические вопросы. И первый из них — что считать главным богатством страны: природные ресурсы или людей? От ответа во многом зависит будущее страны. Сохранимся мы или нет? И если да, то в качестве великой страны или мировой бензоколонки?

Срочная борьба: как повысить среднюю продолжительность жизни в эпоху пандемии Фото: Денис Гришкин / АГН Москва

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

С начала пандемии в мире, по данным Всемирной организации здравоохранения, заболели свыше 270 миллионов человек. Из них свыше 5 миллионов — умерли. По числу заболевших Россия находится на шестом месте в мире — более 10 миллионов человек. По уровню смертности на первом месте сегодня находятся Соединенные Штаты Америки — 858 тысяч человек. В Бразилии — 622 тысячи, в Индии — 488 тысяч, в России — 317 тысяч, в Великобритании — 153 тысячи, во Франции 125 тысяч человек. Самые высокие показатели по числу заболевших на 100 тысяч населения — в странах Европы: Чехии — 122, Бельгии — 111, Словакии — 142.

КАК У НИХ

Пандемия коронавируса привела к резкому сокращению продолжительности жизни. Такой вывод сделали ученые из Оксфордского центра демографических наук имени Леверхульма.

— Для западноевропейских стран, таких как Испания, Великобритания, Италия, Бельгия и другие, последний раз столь значительное снижение ожидаемой продолжительности жизни наблюдалось во время Второй мировой войны, — говорит доктор Хосе Мануэль Абурто, один из авторов работы. — В 22 европейских странах, включенных в наше исследование, наблюдалось снижение ожидаемой продолжительности жизни более чем на полгода. У женщин в восьми странах и у мужчин в 11 странах ожидаемая продолжительность жизни сократилась на год.

По словам ученого, снижения продолжительности жизни удалось избежать лишь в Дании, Норвегии и Финляндии — очевидно, благодаря своевременным мерам и развитой системе здравоохранения.

РЕПЛИКА

Мы стали гедонистами, вот и «прилетело»

Дмитрий Винник, доктор философских наук:

— Аристотель в свое время высказал мнение, что любая проблема и любое явление возникают не только почему-то, но и для чего-то. Для чего человечеству был послан коронавирус? Какое он несет послание? Совершенно очевидно, что невиданный доселе прогресс в медицине резко ослабил естественный отбор. Население Земли вплотную приблизилось к восьми миллиардам человек. Причем менее чем за век оно выросло в четыре раза! При этом, обратите внимание, сама жизнь стала куда более продолжительна и чрезвычайно комфортна. Мы живем в эпоху гедонизма, когда все наше существование подчинено, по большому счету, удовольствиям потребления всего и вся: товаров, услуг, впечатлений. Кто-то называет наше время «золотым веком» человечества, а кто-то, напротив, «темным веком».

В общем, вполне возможно, пандемия послана нам, чтобы осознать конечность существования. Наверное, мы должны понять, что вера в бесконечный прогресс, во все более совершенные технологии — ошибочна. Ведь эти технологии, обратите, внимание, уже давно дают сбой. Тает озоновый слой, меняется климат, а всесильные, казалось бы, антибиотики, спасшие миллиарды жизней, уже перестают действовать — приходится придумывать все новые и новые. Возможно, пандемия — это повод задуматься не о технологиях, а о душе? А еще, мне кажется, коронавирус позволил нам понять важность традиционного человеческого общения. После всех этих локдаунов, карантинов и удаленки вдруг стало ясно, что экранная коммуникация не заменяет разговор с глазу на глаз — на кухне, в кафе, на улице. Вполне возможно, что пандемия вернет человечество, свернувшее не в ту сторону, немного назад. К какой-то развилке, на которой нужно вновь сделать выбор.

Подкасты