Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Мигранты в новой реальности: что будет с гастарбайтерами и рынком труда на фоне спецоперации

Общество
Мигранты в новой реальности: что будет с гастарбайтерами и рынком труда на фоне спецоперации
Васильевская улица, 2. Дворник Ринат Буалин занят уборкой снега / Фото: Анна Малакмадзе / Вечерняя Москва

За две недели до начала спецоперации на Украине президент Владимир Путин подписал указ о создании межведомственной комиссии Совета безопасности по вопросам совершенствования миграционной политики, которую возглавил замсекретаря Совбеза Дмитрий Медведев. Однако с тех пор многое изменилось. Что теперь ждет миграционную политику?

Комиссия Дмитрия Медведева должна заниматься всем комплексом проблем, связанных с мигрантами, начиная с разработки основополагающих документов и выработки рекомендаций и заканчивая «выявлением внутренних и внешних угроз национальной безопасности в миграционной сфере», в том числе связанных с образованием больших миграционных анклавов, живущих своей собственной внутренней жизнью и способных стать «рассадником экстремистских и террористических настроений и очагами преступности», как говорил Медведев.

По оценкам МВД, численность наиболее крупных миграционных диаспор (речь идет о гражданах среднеазиатских стран) колеблется от 1 до 5 млн человек. Это довольно сплоченные сообщества, подчас с сильной внутренней самоорганизацией и развитыми горизонтальными связями, которые превосходят по эффективности и взаимовыручке то, что мы подчас наблюдаем на низовом уровне российского общества. Внутри этих диаспоральных объединений действуют в том числе и криминальные или полукриминальные группировки. Их деятельность, а также общий рост преступности среди мигрантов уже привели к тому, что в начале текущего года целый ряд регионов ужесточил миграционную политику: ограничивают сферы, где могут работать мигранты, сокращают число квот на рабочие места для мигрантов либо даже выходят из программы по оказанию содействия добровольному переселению в Россию соотечественников из-за границы, как поступили в Калужской области.

Мигранты в новой реальности: что будет с гастарбайтерами и рынком труда на фоне спецоперации Фото: Анна Малакмадзе / Вечерняя Москва

Выяснилось, что такая программа стала в последние годы лазейкой для получения гражданства теми, кого «соотечественниками» простой россиянин назвать затруднится. В частности, в ту же Калужскую область, где программа по переселению действует уже почти 15 лет, по ней прибыли более 90 000 соотечественников. Но если в первые годы славяне среди них составляли более 80 процентов, то в прошлом году — уже лишь 17 процентов.

Миграционный поток резко вырос в прошлом году (более чем на треть), что во многом объясняется не менее резким спадом в первый год пандемии. Однако для обывателя красноречива сама картинка: он видит увеличение числа приезжих вокруг себя и волнуется.

На этом фоне недавно представители ряда сфер экономики вступали за еще более масштабный завоз мигрантов. Самыми главными лоббистами выступали представители строительной отрасли. Предлагалось в этом году завезти дополнительно до 5 млн гастарбайтеров, в основном из стран Средней Азии.

Однако начало спецоперации на Украине внесло большие коррективы в эти планы. Сейчас пока трудно прогнозировать все последствия введенных против нашей страны санкций. При том что это еще явно не конец санкционного давления, новые ограничительные меры на Западе придумывают буквально каждый день. Соответственно, трудно прогнозировать масштабы воздействия на конкретные отрасли: кто выживет, кто сможет лучше приспособиться к новым условиям, а кому придется резко свернуть производство. Та же строительная отрасль может сильно пострадать в случае, если ключевая ставка ЦБ будет находиться на столь высоком уровне (сейчас 20 процентов), что ставит ипотеку, если только речь не идет о субсидированной государством программе, фактически под запретительные ставки по кредитам. Между тем доля ипотечных квартир на московском рынке жилья год назад превышала 60 процентов, в Петербурге еще выше. Именно высокими темпами и масштабами строительства в Московском регионе (вместе с областью) во многом объясняется то, что в нем сейчас находятся до 3 млн гастарбайтеров. Далеко не факт, что они смогут найти работу в прежнем объеме в новых условиях.

Мигранты в новой реальности: что будет с гастарбайтерами и рынком труда на фоне спецоперации Фото: Анна Малакмадзе / Вечерняя Москва

Ситуация усугубляется еще и финансовыми сложностями. Падение зарплат в ряде секторов экономики может быть неизбежным. При этом курс рубля из-за санкций и всевозможных ограничений упал не только по отношению к «твердым валютам», но и к валютам стран Средней Азии — примерно на 20 процентов. Вдобавок к этому российский ЦБ ввел жесткие ограничения на валютные переводы за рубеж. Между тем многие семьи гастарбайтеров, оставшиеся на родине, именно за счет этих средств и существуют. Да что там семьи, в той же Киргизии объем денежных переводов из России составлял в прошлом году до 20 процентов ВВП. В Таджикистане эта доля еще выше, достигая 27–28 процентов ВВП. Транспортное сообщение с Россией у республик Средней Азии пока есть, однако цены на билеты резко выросли.

Весь это комплекс причин привел к тому, что гастарбайтеры уже стали массово уезжать из нашей страны. Теперь главный вопрос уже не в том, завозить или не завозить «лишние» 5 млн гастарбайтеров — уже ясно, что в таком количестве они в этом году нашей экономике точно будут не нужны, — а в том, захотят и смогут ли россияне заменить гастарбайтеров на тех рабочих местах, которые те покинут. Речь не только о такси, работа в котором считается для многих наших сограждан «вполне пристойной, если что» (у нас уже привыкли, что в любое кризисное время люди, лишившиеся работы, приходят именно в такси, — так было во время кризисов 2008 и 2014 годов, так будет и сейчас), но и о многих других профессиях. Тут до недавних пор наблюдались глубокие противоречия в сознании.

Так, согласно одному декабрьскому опросу общественного мнения, две трети россиян считали, что российские власти должны ограничивать приток трудовых мигрантов. Однако число тех, кто был бы не против, чтобы его родственники устроились на работу, которую чаще всего делают приезжие, не превышает 26 процентов. Половина россиян при этом считает, что работа мигрантов полезна для страны и общества. Конечно, голод не тетка, и совсем в тяжелой ситуации бывшие клерки могут заняться и самой грязной работы. Но пока подавляющее большинство таких потенциальных работников все еще думают, что все «рассосется» и скоро наладится. Пока (но эти данные были актуальны до начала боевых действий на Украине и введения масштабных антироссийских санкций) готовность замещать мигрантов на так называемых непрестижных работах на практике примерно соответствует результатам вышеприведенного опроса. Так, на фоне пандемии начиная с 2020 года россияне заполнили примерно 20 процентов рабочих мест, на которых ранее трудились мигранты. В то же время, например, московский центр занятости населения в течение последнего месяца не зафиксировал роста спроса россиян на вакансии, обычно занимаемые трудовыми мигрантами: таксистов, сотрудников ГБУ «Жилищник», ГБУ «Ритуал», курьерских служб.

Стоит учесть и еще один фактор — уровень квалификации. У нас принято считать, что гастарбайтеры — это неквалифицированная рабочая сила, и вопрос «импортозамещения» там — лишь вопрос размеров оплаты труда. Это не совсем так. Да. С одной стороны, труд гастарбайтера относительно дешев, условия труда подчас заметно ниже по стандартам, чем для граждан РФ, они могут жить месяцами в скученных общежитиях, а россияне брезгуют как минимум. Однако при этом за долгие годы (для многих) работы в России многие из гастарбайтеров на практике обучились таким специальностям и навыкам, которые требуют именно специальной подготовки (в том числе в строительстве).

Мигранты в новой реальности: что будет с гастарбайтерами и рынком труда на фоне спецоперации Фото: Алексей Орлов / Вечерняя Москва

В прежние времена в нашей стране была система профтехподготовки (ПТУ и техникумы), которая сейчас во многом разрушена — именно в расчете на «дешевую иностранную рабсилу». Так что на практике многие наши соотечественники просто хуже подготовлены профессионально, а многие работодатели также считают их менее дисциплинированными, чем азиатов-гастарбайтеров, тому же еще и пьющими и имеющими завышенные ожидания по зарплате. При этом такие сферы экономики, как строительство, ЖКХ, общепит, ретейл, сервисы доставки и мобильности (что дает до 10 процентов ВВП страны), в огромной степени зависят именно от гастарбайтеров. Отток их из этих сфер в краткосрочном плане неизбежно приведет к снижению производительности труда, замедлению темпов роста или вовсе к его падению. Плюс неизбежное увеличение издержек — расходов на рабочую силу, в том числе за счет «обеления» зарплат налогов и соцвыплат.

В общем, мы входим в новую экономическую реальность, все параметры которой нам еще только предстоит познать на себе.

КАК У НИХ

Европейские страны, отличающиеся высоким уровнем социального и экономического развития, привлекают большое количество трудовых мигрантов.

Однако в настоящее время миграционная ситуация в ЕС начала усугубляться.

Еще в 2020 году пандемия, спровоцировавшая снижение чистой миграции, привела к дефициту рабочей силы в Европе.

За этим последовала тенденция к массовой безработице, рост которой варьировался между 7 и 16 процентов. Подобные обстоятельства привели к возникновению острой нехватки специалистов в таких ключевых отраслях, как строительство, промышленность, проектирование, здравоохранение, торговля. Согласно прогнозам Международного центра развития миграционной политики, 2022 год грозит быть еще более проблематичным.

В настоящее время страны Европейского союза вступают в период демографического старения, что предполагает увеличение доли пожилых людей на фоне снижения рождаемости. И если уже сейчас многие вакансии остаются невостребованными и открытыми ввиду критической нехватки рабочих сил, то к 2050 году положение лишь продолжит ухудшаться.

К тому моменту доля трудоспособного населения сократится на 37 миллионов человек. В связи с этим европейский рынок труда, в значительной степени зависимый от мигрантов, столкнется с более серьезными затруднениями.

Кроме того, напряженность международных отношений, экономический дисбаланс и необходимость восстановления после пандемии также приведут к осложнениям в миграционной ситуации.

Часть мигрантов сталкиваются с враждебностью местных жителей и вынуждены работать на худших условиях, другая часть — находится в подвешенном состоянии из-за невозможности пересечь границу, контроль на которой стал в разы строже, чем был несколькими годами ранее.

КСТАТИ

МВД России разработало законопроект, который упростит постановку иностранцев на миграционный учет. Они смогут предоставлять органам МВД всю необходимую для регистрации информацию в онлайн-режиме — на сайте госуслуг или в мобильном приложении. Подобная инициатива приведет к решению многих проблем.

ЦИФРА

2,7 процента — на эту цифру увеличилось количество трудовых мигрантов в Москве зимой 2022 года.

РЕПЛИКА

Они поддерживают решения наших властей

Хуршеда Хамракулова, вице-президент Международной академии духовного единства и сотрудничества народов мира:

— В последние годы мы наблюдали, что миграционная политика ужесточалась. Но сейчас я думаю, что курс изменится. Мы увидим смягчение политики по отношению к тем, кто приезжает в Россию жить и работать.

Например, сейчас мигранта могут депортировать из страны и запретить ему въезд после всего двух административных правонарушений.

Ну представьте себе, человек перешел дорогу в неположенном месте, получил штраф. Потом, предположим, его остановили сотрудники постовой службы на дороге, не обнаружили у него огнетушителя в багажнике машины. Еще штраф. И после этого его можно выдворить из страны, лишая заработка. Это слишком суровое наказание. И я думаю, что межведомственная комиссия будет прорабатывать именно меры смягчения миграционной политики.

Часто работодатели обращаются ко мне с просьбами. Они просят найти или порекомендовать им, где искать мигрантов, готовых работать. Значит, спрос есть.

После пандемии коронавируса ведь многие уехали из России. Еще ощущается нехватка рабочей силы. Сейчас, конечно, постепенно поток восстанавливается.

И общаясь с мигрантами, я не вижу паники после начала спецоперации на Украине. Наоборот, возрастают патриотические чувства у людей. Среди мигрантов многие поддерживают решения российских властей.

Еще стоит улучшить механизмы выявления мошенников среди работодателей. Большинство мигрантов стремятся работать легально в Москве и других городах. Но зачастую недобросовестные работодатели отказываются заключать официальный договор и обманывают приезжих.

Подкасты