Главное
Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Культовые платья в истории моды

Культовые платья в истории моды

Билет на аттракцион ценою в жизнь

Билет на аттракцион ценою в жизнь

Звездная реклама возвращается в запрещенную соцсеть

Звездная реклама возвращается в запрещенную соцсеть

Виктор Цой — каким его знали друзья

Виктор Цой — каким его знали друзья

Скандальные разводы футболистов

Скандальные разводы футболистов

Дебоширы в самолетах

Дебоширы в самолетах

Безопасность детей на воде

Безопасность детей на воде

Аферисты в Тиндере

Аферисты в Тиндере

Автор эссе «Как убить своего мужа» убила мужа

Автор эссе «Как убить своего мужа» убила мужа

Новый образ беременности

Новый образ беременности

Сначала бетон, а метро потом

Сюжет: 

«Вечерке» – 100 лет
Общество
Сначала бетон, а метро потом
Рабочие бетонируют и затирают полы на станции «Красно- сельская / Фото: Издание «История метро Москвы. Рассказы строителей метро»/Pastvu.com

Уже почти 100 лет газета «Вечерняя Москва» рассказывает читателям о том, как развивается столичный метрополитен. Накануне векового юбилея редакция вспоминает, как «Вечерка» освещала строительство и работу московской подземки на заре своего существования.

В номере от 22 июня 1934 года читатели «Вечерней Москвы» узнали о «драме» с бетоном. Она развернулась на шахте № 21 при строительстве метро.

Материал назывался «Разговор о бетоне». И разговор этот был не очень приятным, ведь речь шла не о подвигах, а о недостатках. Но это не было сухое перечисление фактов и фамилий. По словам корреспондентов, на строительстве метро кипели шекспировские страсти: «В кабинет вошел возбужденный, раскрасневшийся инженер Елудов — руководитель технических работ.

— Илья Давидович, — обратился он к начальнику шахты товарищу Гоцеридзе, — так продолжать работу нельзя! Я сейчас вышел из забоя. Там не хватает бетона. Меня обступили и требуют: «Дайте бетон!» — писала газета. Начальник шахты вместо ответа организовал расширенное техническое совещание.

Тем временем на участках бригад Морченко и Юркова вместо 26 вагонов бетона получили только 8. Оказывается, на бетонном заводе сломалась бетономешалка, и, вместо того чтобы устранить неисправность за 30 минут, возились целых девять часов. При этом, как пишет газета, «на элеваторе Метроснаба этого цемента и гравия, необходимых для производства бетона, — хоть отбавляй. Но почему его нет в шахтах? Может, виноват транспорт?» — продолжала задавать вопросы газета. Ответственный исполнитель по снабжению, товарищ Форис, утверждал именно это. Но транспорт на самом деле был виновен лишь в малой доле, поскольку в распоряжении шахты было 17 пятитонных грузовиков, которые могли доставить бетона столько, сколько надо.

В общем, вывод напрашивался неутешительный. В плохой организации работы и простоях были виноваты все: «Снабженцы жалуются на транспорт. Транспортники негодуют на технических руководителей, которые, в свою очередь, все нападки адресуют бетонному заводу. Создается своеобразный круг безответственности», — писала газета.

Вмешивался и человеческий фактор. До 20 процентов рабочих в некоторые дни отсутствовали по неизвестным причинам, проще говоря — прогуливали. С равенствами сил трудящихся ситуация тоже была не обнадеживающей: «Откатка наполненных вагонеток возложена преимущественно на женщин. Мужчины работают на гравиемойке», — отмечала «Вечерняя Москва».

Но были и хорошие новости. Например, газета писала, что советский проходческий щит, построенный для замены английского, преодолел первые 30 метров тоннеля. Темп работы нарастал с каждой сменой. Тогда это стало сенсацией. А ведь было достаточно скептиков, не веривших, что в СССР смогут создать проходческий щит.

Подкасты