вс 20 октября 01:39
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

По коням, москвичи!

По коням, москвичи!

Секретное оружие Елены Батуриной

[b]Супруга мэра делится рецептом с читателями «Вечерки» Долгие четыре года супруга мэра Москвы Юрия Лужкова Елена Батурина не давала журналистам никаких интервью. Табу было нарушено этим летом, когда в столице прошел второй Кубок мэра по конкуру и выездке: все-таки должность президента Федерации конного спорта обязывает не отгораживаться от корреспондентов китайской стеной. А здесь еще подлил масла в огонь инспирированный идеологическими противниками блока «Отечество — Вся Россия» скандал вокруг фирмы «Интеко». В общем, Елена Николаевна на контакт с прессой пошла. Оказалась в числе избранных изданий и «Вечерка». Скажем прямо, попасть на рандеву к бывшей «затворнице» было далеко не просто. Но... где наша не пропадала.[/b] [i]В кресле руководителя частной фирмы Батурина смотрелась естественно и гармонично. Большой кабинет-приемная, огромный стол, заваленный кучей бумаг. На вопросы отвечает по-деловому сухо, быстро и четко: ценит расписанное по минутам время. Одним словом, бизнесвумен. Сразу пришли на ум часто встречающаяся в Москве реклама: «Продаются стулья для ЛУЖниКОВ. Спросить Елену!» и цифра в 15 тысяч долларов — подряд именно на такую сумму выполнило «Интеко», установив в «Лужниках» и на других спортивных аренах пластиковые сиденья к началу Всемирных юношеских игр. Впрочем, об этом корр. «ВМ» решил разговоров не заводить: тему ведь обговорили заранее — спорт. К тому же, когда принесли кофе, хозяйка офиса немного оттаяла, сбросила с плеч повседневный груз забот и стала абсолютно другим человеком. А, собственно, что подвигло на интервью? Казалось, в предыдущих двух Елена Николаевна рассказала о себе и семейной жизни достаточно. Вот только многие вопросы, касающиеся конного спорта и ее деятельности на посту президента Федерации конного спорта, остались за кадром. Коллеги, правда, прошлись по «вершкам», «корешки» же остались... А ведь Батурина известна как большая поклонница спорта: в теннис играет, фехтует, подводным плаванием занимается. Но страсть номер один — все-таки верховая езда: регулярно седлает она русского рысака Лилового, берет препятствия высотой свыше метра, да и детей своих сызмальства к общению с животными приучает — ребятишки вовсю катаются на пони. Вдобавок как у президента федерации голова у нее полна «лошадиными» заботами, «расхлебать» которые не всегда под силу и жене мэра. Правда, в беседе с корреспондентом «ВМ» Елена Николаевна заявила, что не отдает предпочтения ни одной из вышеперечисленных дисциплин — всем занимается в меру и понемногу. Ведь, с одной стороны, в созданном при правительстве Москвы спортивном клубе трудно удержаться от соблазна не попробовать себя в самых разных ипостасях. С другой — должность главы конников заставляет уделять именно этому виду повышенное внимание и держаться как следует в седле. Иначе подчиненные не поймут, будут судачить: поучать, мол, горазда, а вот ездить... Так что тренируется Батурина регулярно — по три-четыре раза в неделю. Вопросов у меня перед встречей с ней накопилось предостаточно — в Москве хватает «болевых» точек. Один ипподром чего стоит. Но разговор начался не с этой темы. В первую очередь хотелось узнать, что же подвигло Елену Николаевну на столь неординарный шаг — стать президентом Федерации конного спорта? Как она рискнула, несмотря на огромную загруженность в фирме и своими семейными обязанностями, взвалить на плечи еще один груз? [/i] — Никакой особой смелости здесь нет. Дело в характере. Просто привыкла заниматься тем, что мне нравится. Раз исторически сложилось, что я пять лет назад увлеклась верховой ездой, то посчитала своим долгом применить свои знания управляющего (я окончила Московский институт управления) в конном спорте. Руководство федерации меня в этом желании поддержали. И я оказалась у руля. [b]— И с чем столкнулись? [/b] — Убедилась, что ситуация здесь ничем не отличается от того, что происходит в нашей экономике. Те же безденежье и разруха, как везде. И в этом плане ничего неожиданного для меня, пожалуй, не было. Я была готова, да и в проблемах уже разбиралась: как-никак мы уже успели провести первый Кубок мэра. [b]— Чего удалось добиться за «отчетный» год? [/b] — Стало больше стартов, всадники получили возможность соревноваться. А все благодаря возвращению к старой союзной схеме организации чемпионатов — провели региональные, зональные, полуфинальные соревнования. В финал через это «сито» пробились самые достойные. В следующем году от подобной «пирамиды» отказываться не собираемся. [b]— «Вечерка» — газета московская. Что планируется осуществить в таком мегаполисе, как Москва? [/b] — В сентябре, на День города, обязательно проведем Кубок мэра — соревнования по конкуру и выездке. Организуем турнир и в июне, в День независимости России. [b]— Это будут в том числе и командные соревнования? [/b] — С подобной идеей мы решили повременить. Ограничимся, как и прежде, личным первенством, ибо 2000 год — год выборов. Думаю, значительные финансовые ресурсы будут отвлечены на избирательную кампанию. [b]— Чем организовывать столь дорогостоящие турниры у себя дома, не лучше ли на сэкономленные деньги вывезти ведущих всадников на турниры зарубежные, где они могут заработать рейтинговые очки? [/b] — Во-первых, спортсмены, выступающие в выездке, за рубеж и так выезжают довольно часто. [b](В завершившемся на прошлой неделе розыгрыше Кубка вызова по выездке россиянки заняли вслед за венгерками второе место! Бельгийского арбитра Джона Меерсмена и француза Кристиана Карде покорили выступления Регины Куприяновой на Атласе и Эллы Ивановой на Ценжио. — Прим. автора.) [/b]Что касается конкура, то когда мне всадники говорят, что мы, мол, не можем дома прыгать высоты свыше 160 см, так как нет опыта участия в европейских соревнованиях, я им возражаю: «Нет проблем. У нас есть федерация и рекомендованные для конкура высоты, составленные лучшими специалистами. Почему бы их не прыгать в той же «Битце» — «проложить» там подобный маршрут не составляет никаких проблем. Выйдет это, кстати, гораздо дешевле, чем отправить шесть всадников в Европу! Причем эти маршруты мы можем ставить не раз в год, а хоть каждую неделю. Перед Кубком мэра наездники как раз отпрыгали подобный в «Битце», и тот, кто его прошел от начала до конца, оказался в призерах! Связь, как видите, очевидная. Таким образом, мое мнение твердое: спортсменов, которые не справляются с подобными высотами дома, нет смысла и за рубеж вывозить!». [b]— Вы приезжали на ипподром. Обрисуйте, пожалуйста, ситуацию, сложившуюся вокруг этого объекта. Не секрет, что он, как бельмо на глазу. Хотя из него можно было бы сделать «конфетку» и превратить в весьма прибыльное предприятие.[/b] — Вы совершенно верно подметили — «как бельмо». Режет глаз. Но ипподром — федеральная собственность: город владеет лишь землей. А российское правительство, к сожалению, ведет себя, как собака на сене: сама не гам и другим не дам. Несколько раз мэрия выходила на правительство России с предложениями передать ипподром городу. Увы, услышаны они не были. Сейчас ситуация заморожена, и руководство ипподрома вынуждено выкручиваться своими силами. [b]— В стране, кроме московского, есть еще ипподром в Пятигорске...[/b] — И, кстати говоря, принадлежит он мэрии города, которая в свое время сумела добиться его передачи под свою юрисдикцию. Если руководство Пятигорска предложит федерации провести там какие-либо соревнования, мы с удовольствием откликнемся. [b]— По кольцевой дороге на следующей год лошади будут гарцевать? [/b] — Обязательно. И, я думаю, такой пробег будет не один. Проведем несколько квалификационных — на меньшее расстояние. Они и станут «пропуском» на основной. Организовав в этом году первые соревнования на кольце, мы поняли, где ошиблись, а где попали в «точку». Тот же праздник в Тушине (там всадники стартовали и финишировали. — Прим. автора) сделаем намного мобильнее, меньше будет пауз. [b]— Аристотель в одном из своих трудов приводит пример того, как сибариты научили лошадей танцевать под звуки флейты. Слышал, что нечто подобное, в виде конного оркестра, решили создать и вы? [/b] — Это лишь идея. Не идея даже, а размышление, ибо пока не вижу основы для его создания. Я видела в Париже подобный оркестр. Красиво, ничего не скажешь! Но, чтобы создать такой же в Москве, нужен прежде всего манеж для тренировок. Манеж олимпийского размера. А такового пока нет. [b]— Москвичи уже привыкли, что в парках на севере и северо-западе столицы рысят на лошадях конные милиционеры из 4-го полка конно-постовой службы, что расположен на Ленинградском шоссе. Федерация с ним контактирует? [/b] — Да, мы несколько раз помогли им приобрести весьма неплохих лошадей. И материальную помощь постоянно оказываем. Рассчитываем, что со временем во всех префектурах появятся такие конные разъезды. [b]— В Сокольниках в этом году прошла замечательная выставка, которая проводилась ежегодно в прошлом веке. Конская!.. Наверное, и вы к этому руку «приложили».[/b] — Федерация помогла в организации, не более того. И в целом первый блин не вышел комом: выставка получилась зрелищной, поучительной, полезной для всех, кто так или иначе связан с конным спортом. Но проявились и недостатки. На ней совсем не были представлены коннозаводчики — производители лошадей. Лишь образцы пород. И то весьма скромно. Не удалось толком провести аукцион. Слабенький получился: выставлялись только лошади частников. Надеюсь, на следующий год организаторы учтут эти ошибки. [b]— А вы любимого рысака по кличке Лиловый где приобрели? [/b] — В свое время на московском ипподроме. Это весьма необычный русский рысак — не любящий бегать... рысью! Зато у него благородный характер — никогда не совершает подлостей. Беру на нем высоту 110 сантиметров. [b]— Семейный вопрос. У вас не возникает иной раз желания к празднику порадовать мужа и детей блюдом собственного изготовления? Торт испечь, например? [/b] — Знаете, худоба — не самое главное достоинство нашей семьи. Приходится следить за своей фигурой и не слишком увлекаться мучными изделиями. В осенний, как сейчас, сезон, когда идет охота, я готовлю другое фирменное блюдо — кондюр из утки. [b]— ??? [/b] — Охотничью еду: либо жидкую кашу, либо густой, сваренный из перловки суп. [b]— Не поделитесь рецептом с читателями «Вечерки»? [/b] — Пожалуйста. Сначала готовится бульон. Потом утка: мясо разбирается и укладывается в бульон. Замечу, в кипящий бульон! Добавляются перловка и жареные грибы, пережаренный лук с маслом и разные специи, немножко картофеля. И все это с большим удовольствием едят. Дети, например, в восторге. Ведь готовим и едим обычно на свежем воздухе. [b]— А еще что умеете? [/b] — Да все, что надо — хоть кабанчика испечь, хоть борщ сварить или пшенную кашу приготовить [b](ее обожает Юрий Лужков. — Прим. автора). — Дети у вас, Алена и Оля, спортивные растут. На пони катаются, спортклуб при правительстве Москвы посещают — в теннис играют. Какими бы вы хотели видеть их в будущем? Сколько времени им уделяете? [/b] — К сожалению, работа, обязанности жены мэра не позволяют проводить с ними столько времени, сколько хотелось бы. А вырастут они, я уверена, небезразличными к спорту. Ну а теперь о том, что в этом интервью Елена Николаевна оставила за «кадром»... Например, в спортклубе при правительстве Москвы конным спортом увлекается из 40 человек добрая половина. В том числе министр науки и промышленности Пантелеев, член политсовета «Отечества», бывший заместитель секретаря Совбеза Андрей Кокошин. Вице-мэр Валерий Шанцев на их фоне выглядит начинающим. На конюшне у Елены Николаевны две лошади, а у Юрия Михайловича — одна. Дети же катаются на низкорослых лошадках, имеющих в холке 130 сантиметров. Каждое воскресенье всей семьей Лужковы стараются выезжать на природу. И проводят там не менее трех часов. А супруга мэра совершает конные прогулки даже в сильный, под 25 градусов, мороз. Кондюр же Елена Николаевна готовит из уток, которых «кладет» на лету ее муж — неплохой, кстати сказать, стрелок. В ресторанах семейная чета Лужковых предпочитает японскую и китайскую кухни. Что же касается дочерей, то младшая Оля ходит в подготовительный класс, а старшая Алена пошла в этом году в первый класс гимназии в Жуковке и станет, по мнению мамы, непременно руководителем — «растет вся в меня, такая же... непоколебимая в своем мнении». Помимо лошадей, Лужковы воспитывают трех собак — миттельшнауцера, немецкую овчарку и чукотскую лайку. Последняя обитает на конюшне. ...а некоторые острые углы обошел сам корр. «ВМ». [i]Елена Николаевна не смогла ответить на все вопросы по конному спорту, к которым был журналистский интерес. Поэтому пришлось дополнительно «попытать» генерального секретаря Федерации конного спорта России [b]Александра ПОЛОЗКОВА.[/i] — Александр Иванович, согласны ли вы, что идея провести конный пробег по МКАД была не самой лучшей: многие лошади травмировались на асфальте, а одна даже, по моим данным, пала?[/b] — Абсолютно не согласен. Трасса была подготовлена квалифицированно, ее принимал англичанин — технический делегат из Международной федерации конного спорта. Другое дело, что сами всадники имели минимальный опыт выступления в таких дистанционных пробегах и не смогли правильно рассчитать скорость, выбрать аллюр. Отсюда все беды. [b]— А вообще лошади и асфальт совместимы? [/b] — Вполне. Взять, например, троеборцев, которым приходится порой преодолевать по 15—20 километров. Федерацией разработаны для них даже методические рекомендации по подготовке лошадей, в том числе для движения по асфальту и по каменистому грунту, который пожестче будет. Да что говорить, если на чемпионате мира в Арабских Эмиратах в пустыне встречаются такие выходы грунта, что наш асфальт по сравнению с ними — перина! Упражнения же эти, замечу, весьма полезны — укрепляют связки животных. А чтобы не травмировать их при дистанционных пробегах по асфальту, применяются специальные пластиковые подковы. Так что всероссийский пробег в следующем году обязательно проведем. Он уже заложен в календарь. На август месяц. [b]— Ситуация, сложившаяся вокруг детища графа Орлова — орловских рысаков, заставляет бить в колокола. Они ведь во времена Екатерины II и почту доставляли, и в атаку ходили, и гостей развозили. Лихие, одним словом, были скакуны. Какие шаги нужно предпринять, чтобы предотвратить исчезновение их? [/b] — Знаете, в XVIII веке отнюдь не случайно запрягали сразу шестерку лошадей. Не тянули разные венецианцы меньшим числом: быстро выдыхались, и все тут. Встала задача: вывести породу, как говорится, «под воду и под воеводу»! Под воду — выносливую и красивую, под воеводу — высокую и статную. Задачу эту блистательно решил граф Орлов. Все орловцы пошли от светло-серого араба Сметанки (кличка очень точно отражала масть), которого граф приобрел за баснословные по тем временам деньги и скрестил с тяжелыми кобылами эдинбургских, датских кровей. Разводил в 800 километрах от Москвы, в местечке Хреновое Воронежской области. [b]— «Золотым» для этой породы веком был XIX. Орловцы рысили под седлом, в санных экипажах, по фигурной трассе. А в забегах на 32 версты им и вовсе равных не было! [/b] — Так и есть, однако в ХХ веке во весь голос заявили о себе рысаки американские — неказистые на вид, не доставляющие никакого эстетического удовольствия, но страшно резвые. К сожалению, из-за произошедших в нашей стране за последние 80 лет социальных катаклизмов поголовье орловских рысаков резко сократилось, были утрачены и многие характеристики, которыми они славились. Например, в конкуре орловцы не используются — считаются недостаточно высокорослыми! Один «букет» вовсе был утерян, другая линия сейчас разводится для выездки на Старожиловском конном заводе. Но говорить о том, что мы имеем целый табун, было бы преувеличением — для этого должно быть не менее тысячи маток. [b]— На выставке в Сокольниках нарасхват шел кумыс: москвичи покупали его, невзирая на цену — 50 рублей, по две-четыре пол-литровые бутыли. Тут же откупоривали и пробовали! Не планирует ли федерация наладить продажу напитка в городе? [/b] — Интересный вопрос. Сейчас кумыс производят на опытном конном заводе в Рязанской области (в НИИ коневодства). В небольших, прямо скажем, количествах. В общем, дело это прибыльное — за рубежом литр кумыса стоит в сто и более раз дороже, чем в России! Но, чтобы поставить его производство на «поток», нужен энтузиаст и немалые стартовые вложения. Ведь, чтобы получить тонну кумыса, надо иметь тысячу кобыл! Представляете, какое хозяйство нужно создать? В нынешней экономической ситуации такой проект нам не потянуть. Может быть, Александр Тихонов загорится? [b]— А какое, если не секрет, сейчас в России поголовье лошадей? В Германии, слышал, на 90 миллионов населения приходится сорок миллионов голов.[/b] — Думаю, с немцами нас сравнивать не совсем корректно. Разные «весовые» категории. Вдобавок ФРГ — законодатель мод в конкуре. Даже в расцвет «застоя», в середине 70-х годов, мы имели порядка 5 миллионов голов. И этого при той хозяйственной системе и тех запросах населения вполне хватало. Сейчас не очень ошибусь, если скажу, что у нас около 2 миллионов лошадей. Но потребность в них, как и популярность конного спорта, стремительно растет. Не только среди бизнесменов, банкиров, политиков, в среде которых стремительно набирает силу мода иметь своих лошадей, но и прежде всего среди обыкновенных граждан. Ведь общение с этими бесподобными животными делает нас человечнее, они забирают часть отрицательных эмоций и дают только положительные. К ним тянутся и дети, и взрослые. Думаю, они еще послужат людям. И еще как послужат! [b]— К тому же многое говорит за то, что следующим президентским видом спорта будет конный, а теннис отойдет на второй план.[/b] — Тогда при соответствующей государственной политике поголовье лошадей в России за пять-семь лет вполне может вырасти в десять раз. [b]— С элитными породами, думаю, все обстоит не так оптимистично? [/b] — Вы знаете, сейчас наметился любопытный процесс. Если раньше наши спортсмены, не говоря уже о коннозаводчиках, только и знали, что делать деньги на продаже лошадей в Германию, Голландию, Австрию, то сейчас рынок там перенасыщен — своих не знают куда девать. Наши же всадники после двух Кубков мэра наконец-то уяснили, что на «средней руки» лошадях хорошо не прыгнешь. И начали приобретать лошадей элитных! [b]— Графу Орлову тоже частенько ставили в вину, что он ради коммерческой выгоды продавал своих лошадей. Верно — продавал! Но и приобретал! При этом он ни одну из своих лошадей не отправил на живодерню. А я здесь давеча был в астраханских банях, и парильщик за 75 рублей предлагал батон конской колбасы. Да как расписывал! Ну да ладно, пусть это останется на совести тех, кто таким бизнесом занимается.Скажите про другое — овес нынче уродился? [/b] — Дай бог, чтобы это зимой у всех лошадей были и овес, и сено. Знаю, что в Краснодарском крае вырастили овес исключительный. И цена у него вполне божеская. Вот только при транспортировке в столицу вырастает она чуть ли не вдвое. [b]— Раз речь зашла о клубах, не могу не задать вопрос о конноспортивной базе «Битца», где занимаюсь верховой ездой. Похоже, там впервые за двадцать лет наметились кардинальные сдвиги? [/b] — Да, сменился директорат. Стало больше порядка. И потом у федерации в отношении «Битцы» есть весьма определенные планы — международные соревнования там, надеюсь, пропишутся надолго. Этот уникальный комплекс будем постепенно помогать приводить в порядок, а то с 1980 года не было ни одного капремонта, бросаются в глаза обшарпанные стены. Кстати, одной «Битцей» наше сотрудничество с клубами не ограничивается. Ведь есть еще и ЦСКА, и «Планерная». А сколько разных конюшен появилось — растут как грибы после дождя! Мы это только приветствуем и, чем можем, помогаем, ведь верховая езда — лучшее средство от всех болячек! Так что по коням, дорогие москвичи!

Новости СМИ2

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?