ср 16 октября 13:16
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Я всех давно построила!

Я всех давно построила!

Жизнь и приключения Алены Свиридовой

Ее карьера певицы началась не в двадцать и даже не в двадцать пять. Алена Свиридова сумела преодолеть устоявшийся стереотип: начинающая певица это отвязная юная дива с волосами до попы, ногами от подбородка и богатым «другом»— продюсером. Ее приняли почти сразу: песни Алены лидируют в хит-парадах, модные журналы пестрят ее фотографиями. А с недавних пор она поселилась и в «телевизоре»: ведет «реальное» шоу «Гарем» на телеканале СТС. [b]— Алена, не секрет, что многие деятели культуры, пробуя себя в других жанрах, безнадежно портят себе репутацию. Так ли нужен вам, популярной певице, этот сомнительный телевизионный эксперимент?[/b] — В общем, вы, конечно, правы. Но моя мама — тележурналист. Она отработала на телевидении тридцать лет. Так что я с детского сада имела возможность наблюдать, как это происходит. Можно сказать, выросла на телевидении. [b]— Почему же не пошли туда работать?[/b] — Музыка мне нравилась больше. Но страха перед камерой у меня не было отродясь! Еще одна причина, по которой я согласилась на время стать телеведущей: мне нравится что-то менять. Когда жизнь течет однообразно, я теряю к ней интерес. Наверное, это не лучшая черта моего характера. [b]— С точки зрения достижения цели – наверняка![/b] — Но иногда бывает и так, что люди достигают совершенства в своей профессии и понимают, что дальше идти некуда. Искусство, доведенное до абсолюта, перестает быть искусством. Даже в самом красивом лице должна быть изюминка! Я считаю, что до ста процентов доходить не надо — максимум до девяноста. [b]— А в основной своей профессии на пути к абсолюту вы сколько ступенек преодолели?[/b] — В моем понимании абсолют — это мировая звезда очень высокого уровня. Фреди Меркьюри, например. Мне до этого, прямо скажем, еще далеко. [b]— Вы сказали, что стали телеведущей «на время»…[/b] — В этом году на меня вдруг посыпались предложения, из которых я выбрала самое интересное. И обстановка, и компания — настоящая экзотика! Теперь хочется чего-то другого. Мне вообще нравится делать то, что я делать не умею. Большинство людей мечтает о стабильности, а мне она ни к чему. [b]— И все-таки ваша жизнь достаточно стабильна, согласитесь.[/b] — Да, но при этом я не знаю, буду ли успешна в будущем году, попадут ли мои песни в хит-парад, будут ли у меня деньги… Честно говоря, в этом у меня нет никакой уверенности! [b]— Неужели для вас все еще важны «места» в хит-парадах?[/b] — Конечно! Это означает, что я попала во время и делаю то, что созвучно людям. [b]— Все так, только время у каждого свое.[/b] — Но того же Меркьюри слушают и пионеры, и пенсионеры, и даже братки, которые терпеть не могут голубых! Просчитать успех невозможно. Вообще нельзя просчитать и выдать хит на все времена. Можно только взять информацию откуда-то из космоса и обработать ее в меру своих сил и способностей. Нельзя сказать, что успех меня не волнует. Артиста без публики не бывает, и чем публики больше, тем лучше. [b]— Когда вы пишете, то уповаете на «вдохновение»?[/b] — Когда пишу, я ощущаю каждое слово, каждую ноту в песне. Думаю: как это здорово и правильно! Меня просто-напросто колбасит и трясет. Потом, когда все уже сделано, я перестаю чтолибо понимать. Первые день-два мне нравится, на третий день уже не очень, а на четвертый я теряю к песне всякий интерес. Как кукушка, которая отложила яйцо, и все: оно ее не волнует никоим образом. Дальше песня живет уже своей, отдельной от меня жизнью. [b]— Вернемся к стабильности, которая вам не нужна.[/b] — Абсолютно не нужна! Я вообще склонна к авантюрам. Грабить банк, конечно, не пойду, а вот полететь в космос или что-нибудь в этом духе — в первых рядах. [b]— А как же чувство опасности?[/b] — В детстве, если бы мои родители знали, что я вытворяю на улице, – заперли бы меня в четырех стенах. Это были бесконечные крыши, проходы по карнизам, по балконным перилам. И никакого страха! После рождения ребенка в голове что-то перещелкнуло. Сейчас страх во мне уже есть. Я специально катаюсь на коротких лыжах без палок — в них я чувствую себя безопаснее. Я, например, вижу трассу и понимаю, что не поеду по ней, потому что безногая певица никому не нужна. Словом, просто так уже не рискую. [b]— Даже под водой? Ведь вы заядлая аквалангистка.[/b] — А я лезу только туда, где в себе уверена. Однажды был случай, когда плохо отвинтили баллон и у меня вообще не шел воздух. Ну и что? Я спокойно подплыла к товарищу, подышала у него. Никакой паники! Это же не просто риск, а приключение. Сидеть дома и ходить в кино — это здорово, но мне быстро надоедает. [b]— И какое приключение вы запланировали на ближайшее время?[/b] — Это не очень оригинально, но я хочу прыгнуть с парашютом. Потом хочу сыграть что-нибудь в театре. Я участвую в мюзикле «Бюро счастья», но это совсем маленькая роль. [b]— А самой для себя поставить спектакль слабо?[/b] — Мне надоело быть лидером. Честно говоря, устала. Я потому и согласилась участвовать в «Гареме», чтобы у меня голова не болела за весь проект. Она болела у Разбаша! И там я почувствовала себя на шестнадцать лет. Просто бегала по пляжу, жила абсолютно райской жизнью, растительной. В этом состоянии я пребывала еще месяц после того, как вернулась в Москву. Здесь и поняла, как же мне надоело тянуть на себе этот воз. Наверное, профессиональному актеру, который всю жизнь находится в подчиненном состоянии, хочется расправить крылья и всех построить. А я всех давно построила! [b]— Имидж популярной певицы не мешает вам расправить крылья во всю ширь?[/b] — Единственное, чего мне не позволяет имидж, — рассказывать в кадре неприличные анекдоты (они, как правило, самые смешные). Я употребляю ненормативную лексику, когда общаюсь с близкими друзьями. Имидж не позволяет мне делать это в публичных местах. Все! Мы, кстати, недавно встречались с гаремской тусовкой и колобродили по ночным клубам — вытворяли черт знает что! Меньше всего при этом меня беспокоила проблема имиджа. Если я хочу, чтобы на меня не обращали внимания, я надеваю джинсы и кроссовки и становлюсь похожей на тысячи молодых людей, которые ходят по улицам. Если выезжать в песцовой шубе, то, конечно, тебя заметят! Окружающие воспринимают артиста настолько, насколько естественно он себя ведет. Неискренность вызывает во мне жуткое неприятие. У меня развита интуиция, и такие вещи считываются моментально. Поэтому, когда наши артисты колотят понты (есть такое выражение), это не вызывает у меня ничего, кроме смеха. Охранники, лимузины! Кому мы нужны, по большому счету? Россия — не та страна, где артистов раздирают на части. Максимум — подойдут и попросят автограф. [b]— И все-таки вашей жизнью многие интересуются.[/b] — А я в свою личную жизнь никого не пускаю. Закрыла эту тему с самого начала публичной карьеры. Никто никогда не знал, с кем я. В итоге решили, что я одиночка-брошенка и никого у меня нет! Тогда я задекларировала свое замужество. Подумала, что, может быть, теперь от меня отстанут. Когда, к сожалению (или к счастью), все закончилось, я поняла, что надо декларировать и этот факт своей биографии. И пришла от этого в ужас! [b]Досье «ВМ»[/b] [i]Алена Свиридова родилась 14 августа в Керчи. Окончила музыкально-педагогическое отделение Минского педагогического института. Работала концертмейстером, актрисой в Минском драматическом театре. Стала популярна после клипа на песню «Никто, никогда». Первый альбом «Розовый фламинго» выпустила в 1994 году. На данный момент вышли еще три альбома: «Ночью все иначе», «Линия жизни», «Игра в классики».[/i]

Новости СМИ2

Виктория Федотова

Контроль не спасет детей от беды

Анна Кудрявцева, диетолог

Чем меньше добавок, тем лучше

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше