Лайма Вайкуле: Я не хамелеон!

Звезды
Одни говорят, что она — самая стильная на нашей эстраде. Другие злобно цедят, что это назойливый пафос увядающей звезды эстрады. Между тем стиль Лаймы Вайкуле давно стал эталоном и образцом для подражания для многих женщин и коллег певицы.

Сама Лайма уверяет, что она не прикладывает особых усилий, чтобы казаться обаятельной и привлекательной. «Если внутри вас царит гармония с внешним миром, то эта благость отразится и на вашей внешности», — уверена звезда. О том, как она живет, какого режима придерживается и в чем секрет ее творческой и женской сохранности, Лайма рассказывает свободно и откровенно.

- Сегодня мы говорим о качестве жизни, поскольку вы даете интервью для спецвыпуска «Вечерки». Так что не удивляйтесь нашим вопросам, они вовсе не о творчестве. Вот, например, какой у вас режим дня?

- Разный. Могу лечь в восемь вечера, а могу и в восемь утра. Это нормальный ритм жизни артиста. Но я постоянно слежу за кожей: массажи, лед, разные маски. Главное, чтобы в них не было консервантов.

- Говорят, в день вы пробегаете несколько километров. Это правда?

- А что вас так удивляет? Я легко могу взять дистанцию в пару километров, хотя раньше могла позволить себе и больше. Я стараюсь не избегать спортивных нагрузок. Это вопрос привычки.

- Удивительно, как вам с годами удается сохранять точеную фигурку?

- Уверяю вас, это не результат изнурительных диет. Напротив, я люблю вкусно поесть, но знаю меру кулинарным изыскам. Я сначала ем, ем, ем, потом не ем, не ем, не ем. Это моя диета. Все вкусное вредно для фигуры, но что делать, с этим надо как-то жить. Должна сказать, что при небольшом весе скинуть 4 кг гораздо сложнее, чем если вы весите центнер  А вообще для профилактики раз в неделю я голодаю.

- Не могу представить, чтобы чувство голода доставляло удовольствие...

- И мне не доставляет, но легкость, которая наступает на следующий день — да. Не представляете, каким вкусным наутро кажется завтрак!

- Вы всю жизнь хотели быть врачом. Почему не стали?

- Все изменил случай. Художественная самодеятельность, выступления на радио, встреча с Раймондом Паулсом. Но внутренне я все равно врач, хирург. Если бы можно было вернуть время назад, я бы стала врачом.

- Ваши признания в употреблении наркотиков шокировали общественность. Зачем вы это сделали?

- А чтобы другим неповадно было. У детей наступает определенный возраст, когда им хочется попробовать все. Чувство страха у них в этот период атрофировано. Родителям в этот период нужно быть начеку. К сожалению, дети учатся на своих, а не на чужих ошибках. Вот и мне нужно было все попробовать в этой жизни самой. Это был порыв юности...

- Про себя вы говорите «отдающая». Вы — донор?

- Да, и это касается в большей степени сцены. Да, я донор. И если бы я была собакой, то была бы сенбернаром. Я спасатель. Такая у меня судьба. Я кожей чувствую, как энергия покидает меня и уходит в зал, к зрителям. Но и обратно я получаю посыл, который заряжает меня. Если же зал отрешенный, то это трагедия для меня. Если нет обратного порыва, то можно истечь на сцене кровью.

- Вы утонченная женщина. А каким должен быть мужчина рядом с вами?

- Правильным и внимательным: открыть дверь машины, когда я сажусь или выхожу из нее, не просить меня пересесть на дальнее сиденье, потому что он сядет рядом, а обойти машину и сесть с другой стороны; отодвинуть стул, чтобы я могла сесть за стол и так далее. Такие мелочи делают женщину женственной, а внимание мужчины рождает в ней правильные манеры.

- Выходит, какой станет женщина, зависит от мужчины?

- В каком-то смысле (смеется).

- А для своего мужчины вы — правильная женщина?

- Думаю, да. Мы с Андреем вместе много лет, но никто из нас никому не принадлежит. Потому наш союз прекрасен и крепок. Хотя я не жена в классическом понимании этого слова. Увидеть меня за плитой — нереально. Самое романтичное — могу заварить Андрею чай или сварить кофе. Мой муж не под каблуком, да я и сама не могла бы жить с подкаблучником. Я считаю, что если ты уважаешь другого человека и считаешься с ним, то это вовсе не значит, что ты уступаешь ему или боишься его. Уважение рождает спокойствие и мир в семейных отношениях.

- Лайма, я никогда не видел вас в супердорогих нарядах и драгоценностях. Неужели вам не нравятся бриллианты и жемчуга?

- Меня никогда не интересовали золото и бриллианты. Чтобы носить все это на себе достойно, нужно иметь несколько другой внутренний мир. Я в состоянии купить это, но вопрос — зачем, если это — не мое? Мое богатство — это мой Андрей, мама и мои собаки. Иными словами, мой дом.

- Своих животных вы называете охраной и реабилитационным центром одновременно. Вы можете передать ощущения этой реабилитации? Что с вами происходит?

- Это как медитация. Когда ты общаешься с животными, ты забываешь обо всем. В этом есть столько забавного, непознанного. Хочется узнать, понять. Каждый раз, когда я с ними встречаюсь (неважно, кто это — собаки, тюлени или львы), мы говорим с ними, казалось бы, на разных языках, тогда как по сути это один язык. Они наивны и прекрасны.

- Вы, помнится, хотели открыть приют для бездомных животных.

- Да, я мечтала об этом, но поняла, что тогда нужно будет отречься от всего и заниматься только этим. Мне казалось, что это просто, но когда я вникла в их проблемы, я поняла, что не смогу сделать для них все, как надо, хорошо, а делать плохо я не умею.

- Опасаетесь заката карьеры?

- Нет. Я ведь познала популярность уже взрослым человеком, и головокружения от успеха не было. Я не кричала, что я звезда. Мне даже было стыдно произносить такое. Все было осознанно и по-взрослому. Это была для меня просто работа. Мой крестный всегда говорил мне, что любой труд в конце концов будет оценен. Просто нужно трудиться.

- Вы трепетно относитесь к цветам и, говорят, даже побаиваетесь срывать их с клумб?

- Да, и никогда не срываю. Сейчас я поменяла свое отношение к жизни и ко всему живому на земле. Я боюсь причинить боль, прервать жизнь — не так важно, животному или растению.

- Сегодня вы успешная певица, но было время и иное...

- Я не хамелеон. Я и тогда, когда было непросто, не изменяла своим принципам. А не была бы я успешной, сидела бы в избушке на курьих ножках и любовалась бы морем, общалась бы с собаками, мышками и, возможно, была бы счастливой.

ВЛЮБЛЕННАЯ В АФРИКУ

В последнее время Лайма часто стала наведываться на африканский континент. Любимое место прибалтийской дивы — заповедник Найроби в Кении. По словам певицы, это единственное место, откуда она уезжала рыдая: «Я молилась, чтобы эта страна сохранила свою первозданность. После охваченных цивилизациями и прогрессом стран видеть девственные пейзажи Африки — фантастика! Я люблю Москву, НьюЙорк, Париж, Юрмалу и Ригу, конечно же, но желание возвращаться в Африку — непреодолимо!»

ЦИФРА

100 тысяч долларов получила Лайма от японцев в 1990 году за исполнение песни «Еще не вечер» в клубе Токио.

ПЕВИЦЕЙ СТАЛА НАЗЛО ПУГАЧЕВОЙ

Поэт Илья Резник утверждает, что певица Вайкуле появилась на эстраде назло Алле Пугачевой. Дескать, он в ту пору поссорился с Аллой и предложил Паулсу сделать новую звезду, для которой начнут писать шлягеры. По словам Лаймы, она не знала о противостоянии Резника, Паулса и Пугачевой. «Разве можно сделать что-то в пику кому-то, тем более Алле? На самом деле это стечение обстоятельств. Все нанизывалось, как бусы: песни, выступления и, как следствие, признание публики...» — уверена Лайма.

Google newsGoogle newsGoogle news