Бурановские бабушки: мы коллекционируем только...внуков!

Звезды
Новый год — праздник семейный. Но кто, как не «Бурановские бабушки» знают о семье лучше и больше, могут поведать тайны семейной жизни и испечь пироги, чей вкус напоминает вкус выпечки из далекого детства. В преддверии Нового года «Вечерка» отправилась в гости к знаменитым бабушкам из Бураново.

- Как вы чувствуете себя в весьма далекой и не всегда понятной для вас сфере — поп-индустрии?

Анна Прокопьева: Некоторые из бабушек более 40 лет на профессиональной сцене, но столичный шоу-бизнес — другой: он суровый, он мощный и там нужно быть волком, чтобы выжить. А мы не волки.

- А как к вам относятся в шоу-бизнесе?

- Нас везде любят, к нам относятся с почтением. Может быть, потому что мы зовемся бабушками (смеются).

- Наверное, вас охватывает гордость, что именно благодаря вам и вашему коллективу мир узнал о Республике Удмуртии?

- Мы безумно гордимся этим. Ведь Удмуртию не знал никто в мире. Да, знали Калашникова, Чайковского, но не знали, что они родом из наших краев. А все благодаря нашему продюсеру, ижевчанке Ксении Рубцовой, чьими усилиями и зажглась звезда «Бурановских бабушек».

- На сцене вы все одинаковые, а в жизни наверняка разные. Что у вас общего и чем вы отличаетесь?

- Бабушек объединяет удмуртский характер: скромность, трудолюбие, любознательность и уважительное отношение к старшим.Отличаемся мы малым: кто-то повеселее, кто-то степеннее, застенчивее, кто-то более открыт, кто-то менее.Словом, все как у обычных людей.

- Что вы коллекционируете, чем увлекаетесь вне сцены?

Хором: Мы коллекционируем внуков. А еще мы собираем старинные частушки и старые монеты для наших монистов. Вяжем, пашем, сеем, печем, варим и парим, разводим домашнюю скотину, доим коз и коров, поем и пляшем.

Маргарита Мельникова: Я держу птиц всякой породы. Есть индюки, гуси, куры разных пород. У них у всех разный характер — как и у людей. Я общаюсь с ними, глажу их. У меня была утка Клавдия, я ласково называла ее Клавкой. Умная была птица.

А. Н.: А меня дети называют помидорной феей. Я выращиваю помидоры разных сортов.

- Пользуетесь ли вы косметикой и есть ли у вас стилисты?

М. А.: Я никогда не пользовалась косметикой. Зачем краситься в молодости, если вы и так хороши собой? А вот на старости лет мне приходится гримироваться для съемок на телевидении.

А. Н.: Удмуртская женщина — сама по себе стилистка. Издревле она привыкла подбирать ткань, шить и вышивать платья сама.

- Как ваши мужья относятся к вашей профессии? Гордятся или просят оставить сцену и заняться хозяйством?

А. Н.: Маленько, бывает, поворчат и успокоятся. А когда видят нас по телевизору, плечи распрямляются, глаза блестят. Значит, нравится, что их бабушки популярны.

М. А: Мы прожили с моим дедом 50 с лишним лет. Уж как-то я смогу сгладить с ним все углы. Он, конечно же, хочет, чтобы его бабка была рядом, а не где-то в Москве. Скучает, говорит. Но спасают от одиночества наши дети. Вот пока я развлекаю зрителей, они развлекают папу.

- Есть ли у вас вечерние платья и какие они?

Хором: Есть, и они не хуже, чем у звезд (смеются).

- Какой самый дорогой атрибут хранится в вашем гардеробе и кто купил его вам?

(Показывают дружно мониста): Это главная ценность нашего гардероба. Монисто прикрывает самое ценное у женщины — грудь. Ведь грудью она вскармливает потомство.

- А помните, что лежало в ваших сундуках невесты, когда родители готовили вам приданое перед свадьбой?

А. Н.: В нем лежали вышитые полотенца, постельное белье, скатерть, образа для икон. И все ручной работы. Два фартука разных цветов. Каждодневный и праздничный.

Вспомните, пожалуйста, как праздновали в ваших семьях Новый год, когда вы были детьми.

А. Н.: Ель для удмуртов — священное дерево. Ее не разрешали рубить. А какой Новый год без елки? Праздновали мы скромно, как все.

- То есть фестиваль «Песня года», бой кремлевских курантов, выступление президента?

А. Н.: Да какие там куранты и «Песня года», если у нас не было света, а телевизор появился, когда я уже была взрослой.

- Когда впервые увидели Деда Мороза?

А. Н.: В школе. Дети все вместе готовили подарки в мешок Деда Мороза. Шили кошельки из газет, а пряники, баранки и дунькину радость заказывали в ближайшей пекарне. Верхом радости для детишек считались карамельки в обертке. А игрушки на елку готовили всей школой. В ход шло все: старые газеты, картон, железки из сарая, чернила, краски и даже глина.

- Произнесите, пожалуйста, новогодний тост.

Хором: Здоровья, благополучия, долголетия и мира. Чтобы старость была не в тягость, а в радость. Божьей вам благодати!

ЦИФРА

500 лет получится, если сложить возраст восьми солисток коллектива, младшей из которой 46, а старшей — 70 лет

ДВА КИЛОГРАММА АНТИКВАРИАТА

Монисто — шейное украшение из монет на шее участниц коллектива — настоящий антиквариат. Вес каждого мониста составляет около двух килограммов, украшение состоит из старинных серебряных монет, некоторые из которых датированы началом XVIII века. Количество и ценность монет зависит от возраста и социального положения их владелицы. Чем состоятельнее женщина, тем ценнее монисто. Количество монет на монисте может доходить до ста и более штук. Украшение передается дочерям как приданое.

ВСЕ НАЧАЛОСЬ С ГРЕБЕНЩИКОВА

Переломным моментом в судьбе «Бурановских бабушек» стал 2008 год. В Удмуртской филармонии бабушки, помимо народных песен, неожиданно для всех исполнили на родном языке «Город золотой» Бориса Гребенщикова и «Звезду по имени Солнце» Виктора Цоя. Творчеством группы заинтересовалась московский продюсер Ксения Рубцова, уроженка Удмуртии. И пошло-поехало. Теперь бабушки — желанные гостьи на всех праздниках, от кремлевских до изысканных суаре на Лазурном Берегу.

Google newsGoogle newsGoogle news