Джуна: Уходя, я не хочу уйти...

Звезды
Ее имя всегда было окружено ореолом тайны. К ней шли, веря в спасение, и с таким же неистовством разоблачали. Но никто не поспорит: в нашей стране Джуна стала эпохой.

Знаменитой целительницы Джуны Давиташвили не стало 8 июня 2015 года. А мы беседовали с ней не так давно, и она была полна мечтами, главной из которых была одна — помочь как можно большему числу людей.

- Вам выпало много испытаний. Что помогало вам выстоять?

- Правда перед людьми. И что я пришла не для того, чтобы зарабатывать копейку (если я ее и зарабатывала, то отдавала), а для того, чтобы, уходя, не уйти из жизни. Наоборот, чтобы меня помнили.

- А чего было в жизни больше — плохого или хорошего?

- Плохого, наверное... Но хорошее — это то, что я прошла через все с правдой в душе. Ради этой правды можно жить. Во имя людей. У нас многие люди еще в каменном веке находятся, так я вижу. Но если бы я потеряла любовь и интерес к людям, я бы закрылась и занималась только своим хобби. Я ведь художник и поэт еще...

- Вы считаете, вас оценили по достоинству?

- Государство — да.

- А кто — нет?

- Денег нету, и суда нет... То, что я изучала годами, мои параметры, некоторые олигархи взяли и выдали за свои. Выпускают мои приборы теперь. И куда делись выделенные мне на выпуск серийных приборов деньги, я не знаю. У меня ведь 20 государственных патентов!

- А какие-то видения приходили к вам?

- Я — боговерующая. Знаю, что надо мной небо и там есть нечто такое, что даровало мне жизнь. Но на земле мы должны отталкиваться от самих себя, научиться понимать, из чего мы слеплены и какой код заложен в каждом из нас. Человек — это ведь машина времени. Как захочет, так и будет... Над этим просто работать надо. И, уходя, я не хочу уйти. Думаю, вот уйду, а какой след я оставлю для людей после себя? Просто — пришла и ушла? Так нельзя. Каждый человек должен внести хоть какую-то свою лепту в то, что происходит на планете. Тогда в жизни будет смысл.

- Вы нашли его? Этот смысл?

- Да, нашла. Служить человеку. Я придумала приборы, которыми пользуются многие люди и благодарят их автора, иногда и не зная, что это я. Ну и ладно, главное, чтобы они были здоровы. Меня не станет, а приборы мои будут служить людям. Я не осрамлюсь перед ними.

А вообще люди — из одного теста. Любому человеку покажи, как лечить и снимать головную боль или воспалительный процесс, и он сможет это делать. Но ведь идет эволюция: сначала человек ходил пешком, потом сел на осла, потом на верблюда, лошадь, машину, самолет, а теперь уже — на космический корабль. Так почему сегодня человек должен лечить человека руками? Пусть это сделает машина, робот. Я создала этого робота, пусть служит человеку.

- Вам многое запрещалось?

- Нет. Меня много испытывали, но не запрещали. И позволялось мне многое. Я пользовалась этим, но не как женщина. Лирикой жизни я не пользовалась, понимаете?

- У вас слава решительного человека. Вы такая же и в вопросах личной жизни?

- У меня никогда ни к кому не было любви... Для меня все — что мужчины, что женщины — близкие и родные люди. Не более того. У меня нет любовного влечения, и это чувство у меня не сопровождается слезами или вздохами. Я и замуж выходила, потому что так принято и положено, а не потому что была безумно влюблена. Меня муж просил, чтобы я сказала ему «люблю». А я смеялась, не могла выговорить этого слова, потому что это было не так. Он ругался, а я смеялась. Почему-то мне казалось, что муж для меня не любимый мужчина, а как родной человек, отец. Мне было стыдно воспринимать его как мужчину, подойти, обнять или поцеловать.

- Но кавалеров у вас было достаточно... К вам сватались «высокие» люди и из России, и из-за рубежа. Они и правда вас любили?

- Да вряд ли. Мне кажется, они просто хотели заполучить популярную Джуну. Когда я слышала их признания в любви, я думала — они что, чокнутые? Я же не красавица какая-то там или модель. Что они во мне нашли такого притягательного? Я хулиганка, матерюсь, дерзкая, дерусь всегда. Значит, им нужна не я. А моя голова и мозги! Честно говоря, мне казалось, что они хотят проверить — настоящая я женщина или внутри меня электричество.

Поэтому я посылала всех куда подальше (смеется).

- Таких людей, как вы, обычно «окучивают» спецслужбы. А вас?..

- При СССР окучивали. Честно говоря, при Союзе я жила лучше. Мне много раз предлагали остаться жить за границей, но покидать свою родину я не желала никогда.

- А это правда, что кроме сына Вахтанга у вас была и дочь?

- Да, но мне не довелось ее увидеть, хотя я и имя ей придумала — Эмма. Я потеряла ее при родах. Рожала раньше срока, надорвалась на стройке нашей дачи... Это очень тяжелая для меня тема. А мой сын Вахо погиб, но спас детей, которые перебегали дорогу в неположенном месте. Была первая гололедица, и, чтобы не наехать на них, он свернул в сторону и врезался в глухую стену. В тот день он попросил у меня разрешения поехать за продуктами. Он любил крабов, а я форель. Я дала добро, хотя не должна была отпускать его в морозную ночь. Я очень хочу вернуть его. Может, верну, а может, уйду к нему сама. Место для себя я уже уготовила рядом с ним. Мы ведь с Вахо и родились в один день...

- Вы верите в загробный мир?

- Верю. Мне кажется, что все происходящее со мной — сон, и на земле я временно...

Google newsGoogle newsGoogle news