- Город

Татьяна Буланова: Если я дала слово, пусть потеряю в деньгах, но слово свое сдержу

Синоптики рассказали москвичам о погоде на предстоящей неделе

Сбежавший из Уханя рассказал об эпидемии коронавируса

«Аэрофлот» извинился перед хозяином погибших кошек

Как живет столичная доставщица эмоций

Пригожин отреагировал на идею «оживить» Гурченко

Новые лица правительства России: коротко о вице-премьерах

Синдром «ждули»: почему женщины выбирают в мужья заключенных

В словах Водонаевой нашли признаки уголовного преступления

«Он почти не изменился»: одноклассник рассказал, каким был Мишустин

Елизавета II отобрала у Маркл подаренное на свадьбу кольцо

Станут ли россияне жить лучше после отмены комиссии за ЖКУ

Будет ли зима в Москве: Росгидромет сделал окончательный прогноз

Протоиерей объяснил, сколько святая вода сохраняет свои свойства

Названы отличия симптомов коронавируса от гриппа и простуды

Татьяна Буланова: Если я дала слово, пусть потеряю в деньгах, но слово свое сдержу

Татьяна Буланова — советская и российская эстрадная певица, актриса и телеведущая. Заслуженная артистка РФ. Двукратная обладательница национальной премии «Овация»

ФОТО: официальный Instagram Татьяны Булановой (www.instagram.com/buslya)

Мне много раз приходилось слышать, как сильно похожа певица Татьяна Буланова на Аллу Пугачеву в юности. Интересно, а что она сама думает по этому поводу? С этого вопроса и началась наша беседа.

— Это потому, что мне очень хотелось быть на нее похожей! Я была не просто ярой поклонницей Аллы Борисовны — я была ее фанаткой. Представляете, я могла купить пластинку Пугачевой, которая у меня уже была, только потому, что на обложке была другая ее фотография — та, которой у меня еще не было. Я до сих пор считаю, что Алла Пугачева — одна из величайших певиц и актрис на нашей российской эстраде.

— Вы дружите?

— Сказать, что дружим, — нет. Мы в нормальных отношениях, хороших.

— Примадонна известна тем, что очень любит курировать личную жизнь своего круга — одобрять или нет. Вы с этим сталкивались?

— Нет. Я нахожусь в Петербурге, а она в Москве. Меня фиг поймаешь. Я помню, как в молодости услышала фразу, которую произнес Владимир Кузьмин: «Я не в тусовке». Вот и я не в тусовке, я сама по себе.

— Я знаю, вы, питерцы, такие патриоты: вам надо обязательно сказать, что вы лучшие.

— Конечно. Извините, Петербург был столицей империи, и он строился как столица государства, а Москва разрослась. Я Москву очень люблю, и у меня тут очень много друзей, с которыми мы периодически встречаемся, в соцсетях переписываемся, узнаем, у кого и кто родился, кто женился, кто развелся...

— Кто женился, кто развелся — это вообще ваша тема.

— Моя. Можно песни даже писать: женился вовремя, развелся вовремя. Это угнетает, конечно...

— Кто выбрал младшему сыну Никите имя — вы или Владислав?

— Что касается старшего, Саши, я помню, что, когда я забеременела, мне очень хотелось мальчика. Николай (первый муж Николай Тагрин, звукорежиссер и продюсер группы «Летний сад» — прим. «ВМ») вроде как хотел девочку, и чтобы ее звали Карина. Мне же очень хотелось найти самое необычное имя для сына. Почему в результате мы назвали его Сашей — этого я и сегодня не понимаю.

Такая же история и с Никитой. Месяц ему было, а мы с Владом (полузащитник и футбольный тренер Владислав Радимов — прим. «ВМ») все не знали, как его назвать...

— Я знаю, что второй ваш муж Владислав и Николай, когда встречались, не здоровались. Теперь у них статус одинаковый — брошенных...

— Ну как «брошенных»? Так сложилось... Развод — это ужасно: я сидела и плакала... Оттого, что я понимала, насколько больно делаю человеку, это во-первых. Во-вторых, оттого, что закончился определенный этап в жизни.

— Конец — это всегда начало нового.

— Хочется в это верить, конечно. С Колей я развелась, потому что влюбилась в Влада. С Владом я развелась по совсем другой причине. Не хочу подробностей. Я решила, что так будет правильно.

— Первый ваш брак мне показался несколько странным. Занимать у мужа деньги в долг, отдавать...

— Ну, мы так решили. Да, был раздельный бюджет. Это была моя инициатива. Когда мы только поженились, а это был 1991 год, и только-только появились коммерческие магазины, я мечтала о солнцезащитных очках. И на первые деньги пошла и их купила.

— Звезда имеет право, я считаю.

— В 1991 году — какая звезда? Мы только начинали. Потом купила какую-то кофту. Прихожу к Коле и говорю: «Я купила...»

— Он же был продюсером вашим...

— Неважно. Надо отдать должное Коле: это он создал группу «Летний сад». Сейчас он мой саунд-продюсер. Когда Коля за пультом, я совершенно спокойна на сцене. Когда его нет, волнуюсь, что там будет и как.

Так вот, нас тогда в группе было четыре человека, и Коля сказал: «Все делим поровну!» Он же в нескольких группах играл и работал, знал, что, как только начиналась дележка денег, группы разваливались... Поэтому все поровну. Хотя, учитывая, сколько он вложил в эту группу и сколько вложили его гитарист Саша Порталимов и наш клавишник Андрей Боголюбов, который, кстати, написал песню «Не плачь»... Меньше всего денег вложила я — у меня их просто не было. Тем не менее делили все на четыре части.

Когда поженились, те деньги, что мы заработали, Коля истратил. Остались только мои, и они стали общими. Так что я потратила тогда из общего бюджета, и Коля возмутился: «Ты не посоветовалась со мной, потратила наши деньги». Я говорю: «Подожди, это номинально наши, а вообще-то мои».

И я поняла, что всю жизнь так не смогу. Я работаю — и просить у него разрешения, чтобы потратить что-то? Я сказала: «Давай вот так». Так что это мое было предложение.

Когда мы разводились, Коля, благородный человек, не стал ничего делить. Он мог бы, наверное, как некоторые, поступить. Но он понимал, что, хотя это куплено в браке, куплено на мои деньги...

Я должна быть благодарна Коле, в том числе и за то, что он приучил меня к самостоятельности, и теперь мне неважно, замужем я или нет.

Мы так прожили 13 лет. Летим мы, например, из Германии с гастролей, а там, как правило, по месяцу работаешь, и, естественно, ты там гуляешь, заходишь в магазины и все тратишь, что получил за концерт. Все, денег нет. А мне в дьюти-фри необходимо что-то купить. Тогда еще марки были, и я говорю: «Коля, дай 200 марок». Он дает, потом эту сумму, но уже эквивалентную в рублях, вычитает, и это, наверное, нормально.

— Наверное. Не знаю. Это европейские отношения.

— Знаете, чем меня еще Влад подкупил? Когда мы стали встречаться, он говорит: «Как это так? Я не понимаю. Я мужчина, я должен зарабатывать».

— Я помню, что в одной из бесед с кем-то из моих коллег вы сказали, что Николай боялся, что вы сядете ему на шею. Я считаю, что у мужа шея ровно для этого и приспособлена, чтобы жена на ней сидела.

— Может быть, сейчас до него дошло, что это не моя тема... Я помню, Влад, когда мы еще не были женаты, а он получал приличные деньги (по-моему, миллион долларов у него в год было по контракту), предложил мне машину. Мне было неудобно: как это так, я еще не жена! Мы пришли в салон. Я выбрала самую дешевую, какая была... И Влад мне купил ту, которую я выбрала, хотя мог бы, конечно, купить и подороже.

— Помню ажиотаж, связанный с вашей второй свадьбой.

— Я не понимаю, почему это вызвало такой резонанс. Как будто красавица и чудовище поженились во Дворце бракосочетания на Английской набережной, в котором, кстати, выходила замуж Наташа Королева, и Алла Пугачева с Филиппом Киркоровым там расписывались.

Когда мы пришли с Владом подавать заявление, то Марина Викторовна, заведующая дворцом бракосочетания, увидев нас в очереди, сказала: «О! Здрасте. Идите ко мне в кабинет». Спрашиваю Влада: «Ты ее знаешь?» Отвечает: «Первый раз вижу». Она просто болельщица «Зенита» была и остается, как я думаю, поэтому она Влада узнала сразу и нас пригласила без очереди. Мы сидели, выбирали дату и остановились на 18 октября. Мы держали все в тайне, старались, и вдруг просочилась информация. Буквально за день–два до регистрации звонит мне Марина Викторовна и говорит: «Таня, я не понимаю, что происходит. У нас такого не было, когда Пугачева с Киркоровым расписывались. Я не знаю, куда мне деваться от журналистов».

Я спрашиваю: «А у вас есть черный ход?» Отвечает, что черного хода нет. Я говорю: «Влад тогда в подвале отсидится, пока журналисты рассосутся».

В общем, я не понимаю, почему такой был резонанс.

— Вы сами готовите?

— Нет, если честно. У меня очень вкусно готовит мама. Во-первых, большую часть своей жизни она была домохозяйкой, потому что мой папа — военный подводник, и мама, конечно, с ним поездила. И мой старший брат поездил по гарнизонам: Северный флот, Тихоокеанский флот и Черноморский флот, в Севастополе они были... К чему я это говорю? Мама отработала женой по полной: и как хозяйка, и как мама, и потом как бабушка. Старшего моего, Александра, она подняла. Никита тоже практически на ней. Нам няня помогает, но без мамы, конечно, было бы очень сложно.

— Вообще, в семьях военных обычно детей воспитывают достаточно жестко. Или это только на мальчиков распространяется?

— Я думаю, что на мне тоже это отразилось. Я не поступила в институт сразу после школы. Не поступила — значит, должна либо учиться, либо работать. Я пошла работать в библиотеку иностранного факультета Военно-морской академии. Три года отработала и параллельно потом еще училась на вечернем. Как только появилась возможность, поступила в школу-студию при «Мюзик-холле», но сбежала оттуда.

— Вы про Николая сказали как-то: «Он был моим первым человеком». Нет чтобы сказать — «первым мужчиной». Это ваш темперамент или родительское воспитание?

— Воспитание, конечно. Есть некий барьер. И не только, кстати, в этом вопросе, а в принципе, который я никогда не смогу перешагнуть. Если я дала слово, пусть я потеряю в деньгах, но слово свое сдержу. У меня было несколько случаев, когда я могла совершенно спокойно отказаться и заработать в другом месте много денег. Я сказала нет. Меня после истории со вторым разводом приглашали на всякие телевизионные передачи и очень хорошие деньги предлагали за то, чтобы я рассказала про все. Но мне кажется, что трясти бельем некрасиво.

— Я коллег понимаю, потому что есть масса вопросов. Вот вы при знаменитом муже едете на гастроли с вашим «первым человеком», как вы говорите. Здесь же надо доверять жене на тысячу процентов.

— Я понимаю. Но, во-первых, дважды в одну реку не входят. Опять же, нужно меня знать, чтобы понимать, что это вообще невозможно.

— Все эти многочисленные слухи о романах Булановой…

— Сколько мне еще осталось лет, чтобы так выглядеть?.. Нет, так не скажу! К сожалению, романов не было. Может быть, все впереди? Наверстаю.

— Я не знаю ни одной красивой певицы, в биографии которой не было бы таких историй, когда влиятельные богатые мужчины не выступали в жанре «я куплю тебе новую жизнь», то есть предлагали то, от чего сложно отказаться в материальном плане. В вашей биографии наверняка тоже были такие случаи.

— Во-первых, я всегда была замужем.

— Это никогда для таких людей не было помехой.

— А для меня это было важно всегда.

— Но были такие ходы в вашу сторону?

— Был однажды момент, просто я не буду называть имя человека.

— Вот звезды всегда так: «не буду называть».

— Не буду! Это опасно. В общем, я могла, наверное, поиметь потом всевозможные блага. Но у меня была семья. Особенно когда человек тоже несвободен — для меня табу. Когда интрижка на стороне, я считаю, что это очень пошло, некрасиво, неблагородно.

— Вы сказали, что опасно называть, но есть предложения, от которых просто опасно отказываться.

— Смотря как отказаться. Я умею тактично, чтобы никого не обидеть.

— Люди вашей профессии обязаны делать пластику. Как вы к этому относитесь?

— Я честно скажу. Я понимаю, что, наверное, через какое-то время это нужно будет делать. Я смотрю, вот тут уже подтянуть хочется... Но я жуткий трус. Я помню, у меня выпала пломба. Я сижу в кресле, а здесь вот такой большой-большой монитор, на нем — моя фамилия Буланова, и написано: «Дать успокоительные капли. Очень боится». Это про меня. Я понимаю, что когда-то, наверное, надо будет решиться. Лет, может, через пять или семь. У меня никогда не было насчет себя иллюзий, я знала, что я не красавица. Красавицы — это Моника Беллуччи, Элизабет Тейлор, Мэрилин Монро.

— Вынуждаете меня…

— Я не напрашиваюсь на комплимент.

— Вы выглядите фантастически. Вы это знаете. Опять же, папе с мамой спасибо. Старости боитесь в принципе?

— Наверное, об этом мало кто думает.

— А в профессиональном смысле?

— В профессиональном, мне кажется, у меня сейчас даже больше возможностей, больше предложений.

— Мне кажется, что вы очень искренний и красивый человек. Единственный ваш недостаток — цветы не любите. Даже букет на свадьбе умудрились куда-то на люстру закинуть…

— Я сейчас стала любить цветы. Видимо, с возрастом начала меняться.

Читайте также: Шура Би-2: Наша новая группа «Куртки Кобейна» возникла абсолютно спонтанно

Новости СМИ2

Виктория Федотова

«Аэрофлот», не тренируйся больше на кошках

Алиса Янина

Маньяки и бордель: как знакомиться в интернете

Георгий Бовт

Россия vs Белоруссия: маленькая «нефтяная война»

Сергей Хвостик

Кокорин в «Сочи»: финита ля КОКОмедия

Дмитрий Журавлев, политолог

Для них Россия всегда плохая

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Исполнение желаний. Как человеку обрести то, что ему необходимо

Антон Крылов

Спасибо новому министру культуры за незабываемое шоу

Новый Ноев ковчег. Ученые МГУ разрабатывают уникальный проект

Если одерживать легкую победу, прогресса не добиться

Нужно уметь рассуждать

Школьники открыли астероид