Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Шестая печать: что будет с Евросоюзом после отказа от российской нефти

В мире
Шестая печать: что будет с Евросоюзом после отказа от российской нефти
Фото: depositphotos

Новые санкции в отношении России готовится ввести Евросоюз. Но былого единства нет. Как бы ни давили политики на идеологию, европейский бизнес смотрит на ситуацию прагматично.

Шестой пакет санкций предполагает, что за полгода Европа полностью откажется от российской нефти. Эксперты предрекают жестокий экономический коллапс и называют нефтяное эмбарго выстрелом себе в колено ради идеологических целей.

России потеря традиционных рынков тоже радости не принесет. Но, по прогнозам, ущерб, который понесет от эмбарго Евросоюз, окажется более болезненным, чем потери России. Характерно, что уже сейчас цены на топливо в Европе в пять раз выше, чем в России, а многие стратегические предприятия предупреждают о неминуемой остановке производства.

У Александра Пушкина, который на Западе попал в жернова «культуры отмены», в трагедии «Скупой рыцарь» жадный Барон ликует: «Счастливый день! Могу сегодня в шестой сундук, сундук еще неполный, горсть золота накопленного всыпать. Не много, кажется, но понемногу сокровища растут». Очевидно, шестой пакет санкций Евросоюза означает крутой мировоззренческий разворот от привычных «ценностей шестого сундука», без которых Запад не достиг бы своего просперити.

Со времен Джона Смита и Макса Вебера установлено, что прагматизм и бережливость — необходимые слагаемые роста благосостояния. Как ни страдают окружающие от скупцов, но это люди понятные и прозрачные. Есть такая мудрость — «бережь лучше прибыти». Без Гобсеков экономика обречена, как, впрочем, не случился бы прогресс без склонных к риску бизнесменов. Однако первый в истории миллиардер Джон Рокфеллер говорил: «Сначала предусмотрительность, только потом риск». Это был не столько удачливый, сколько расчетливый человек, который с семи лет вел бухгалтерскую книгу с записью всех доходов и расходов.

Этот экономический алгоритм Запад исповедовал веками. История знакома и с другими моделями развития. Можно создать теократическое государство, где доминантой являются строгие религиозные каноны. Эта модель осталась в прошлом, а сохранившиеся доныне примеры выглядят анахронизмом и далеки от процветания.

Есть еще модель, где главенствует идеология. ХХ век обогатил исторический опыт несколькими примерами таких государств, но все они после быстрого рывка и короткого ликования пришли к саморазрушению. Самый горький пример — СССР. Последний из могикан — Северная Корея, которую я бы сохранил как музейный заповедник для напоминания о тупиковом выборе.

Государственный прагматизм — это политическая прививка, которая удерживает общество от легкомысленных иллюзий и обманчивых миражей. Как говорил Уинстон Черчилль: «У Англии нет ни постоянных врагов, ни постоянных друзей, а есть только постоянные интересы». Однако события последних месяцев, когда Запад зашелся в дурмане санкций против России, доказывают, что уроки Рокфеллера и Черчилля их потомки напрочь забыли. Когда-то расчетливый Запад исповедует идеократию. Путь, который ведет в тупик, а за тупиком — пропасть. Чужие уроки не пошли впрок, и грабли за сараем неминуемо ударят по лбу. Причины самоубийственного разворота будут анализировать историки.

Возможно, выскажу версию, это стало следствием самовлюбленного упоения победой в «холодной войне». Без конкуренции идей и борьбы за умы и зоны влияния Запад уверовал в свою исключительность, а любого сомневающегося стал воспринимать как еретика и подрывателя устоев, которому надо прописать аутодафе. Россия в Европе осталась единственной суверенной страной, которой безропотные сателлиты новой идеологии платят за ее независимость ненавистью и санкциями.

Для Запада, пусть он сто раз твердит о толерантности и уважении к чужому мнению и чужим обычаям, это обычная картина. Как говорил Пьетро Бадольо, которого накануне Второй миров ой войны Бенито Муссолини назначил правителем Триполитании, «мы взяли власть над народом, который должен осознать нравственные и материальные выгоды, которые сулит поддержка нашей власти и наших обычаев».

История совершила вираж, опять идеологи заправляют Западом. И эта идеология все чаще обретает черты неофашизма и неонацизма.

К чему приведет мир этот разворот? Энергетический кризис неминуем, а цифровая революция, едва разогнавшись, замрет на старте. Маленькие гаджеты прожорливы, как пираньи, и требуют мощной электрической подпитки. Рост тарифов на электричество, которое приручили в ХХ веке, окажется шлагбаумом для новой технологической революции в XXI веке.

Еще страшнее продовольственный кризис. Об этом трубят эксперты ООН. Только что президент Аргентины Альберто Фернандес прямо связал санкции Запада против России с угрозой глобального голода во всем мире. Самый жестокий удар будет нанесен не по Западу, а по третьему миру. И это истинная цена театральному ползанию на коленях в рамках акций BLM. Шоу закончилось, страдать суждено тем, кто попал в зависимость от «золотого миллиарда».

Неминуем всплеск региональных конфликтов, активизируются террористы. Вспыхнут новые эпидемии, поскольку кооперация в медицине разрушена. Ради сохранения цивилизации оставшиеся в стороне от санкций страны начнут создавать новые международные альянсы, которые сохранят здоровый дух прагматизма и бережливости.

Подкасты