Пятница, 15 декабря, 01:12
Мокрый Снег -1°
Екатерина Рощина

Звучит как приговор: конец эпохи гламура. Философии, в которой сформировалось и выросло целое поколение, рожденное в девяностые.

Я помню, как свежо и очаровательно смотрелись все эти стразы, розовые босоножки и лак с блестками. Гламур и переводится как шарм, очарование, обаяние. Легкие пузырьки дорогого шампанского в высоком бокале, через искрящийся напиток так весело глядеть на бирюзовую морскую волну где-нибудь в Коста-Браве. Но если нет денег на дорогое шампанское и Коста-Браву, то можно и сквозь лимонад "Буратино" посмотреть на кафель в ванной. Если в воду добавить цветной соли, она окрасится в цвет морской волны. А на фотографии, сделанной на камеру телефона, никто уже не разберет, где истинный гламур, а где - легкая южно-бутовская пригламуренность.

Да, собственно, и в жизни так же. Слишком размыты грани у гламура. Сотни книг написаны о гламуре и гламурных людях, но так и не ясно до конца, что же это такое. Плод воспаленного воображения, желание "казаться, а не быть", "неряшливая элегантность, доступная эксклюзивность, демократичный элитаризм" - по выражению профессора Уорикского университета Стивена Гандла, автора книги "История гламура". 

А все-таки, согласитесь, в жизни хочется красоты. И чтобы эта красота была немножко напоказ. Блеснуть оперением хочется. Как той вороне в павлиньих перьях...

Моя старшая подруга Татьяна как-то сказала об одной девчонке, олицетворяющей гламурную жизнь: "Блеск и нищета куртизанки". Чем больше я думаю об этом остроумном определении, тем более глубоким оно мне представляется.

Гламур, названный в энциклопедиях "эстетическим феноменом, связанным с культурой массового потребления, модой и шоу-бизнесом", вошел в нашу жизнь, казалось, навсегда. Мы ели его полной ложкой, захлебываясь от восторга. Миллион серий "Санта-Барбары" на телеэкране, стразы "Сваровски", бриллиантовая искорка, вмонтированная в передний зуб, мороженое "Баскин-Роббинс" с богатой палитрой вкуса - от "манго-танго" до экзотической "соленой карамели", глянцевые журналы и музыкальные группы в стиле "поющие трусы". Пати. Крошечная собачка на руках. На голове у собачки задорный хохолок, прихваченный бантиком. Ну, прелесть ведь. Пре-лесть. Кто-то, правда, грубо скажет: "Колхозный гламур". И будет прав. И неправ - одновременно.

Американская актриса Хэди Ламарр сказала как-то: «Любая девушка может быть гламурной. Все, что вам нужно сделать, — это стоять на месте и выглядеть глупо». Миль пардон. Хэди Ламарр ведь родилась сто лет назад? Да, да. Гламур - понятие не новое. Америка и Европа переболели гламурной лихорадкой давно. А мы "заболели" относительно недавно. Двадцать лет назад. У нас ведь было желание поболеть гламурчиком. Изможденные дефицитом и очередями, мы жаждали этих фальшивых бриллиантов, так ярко сверкающих в свете софитов. Из Турции-Шмурции везли баулами "гламурненького" на родину. Жрали, что называется, в три горла. Болели, болели. Кто-то сильнее, кто-то слабее. Кто-то до сих пор не оклемался. Но в целом процесс выздоровления общества пошел.

И сейчас, ослабленные, но идущие на поправку, мы постепенно стряхиваем с себя гламур. Он отпадает с нас сверкающими струпьями, если, конечно, струпья бывают розовыми и сверкающими. На смену яркому и вызывающему приходит практичное  и удобное. То, что приятно тебе самому, а не окружающим. По-настоящему богатые люди одеты в мышино-серое, демократичные джинсы и очень простую, но качественную обувь. Я не только про одежду. Я про образ жизни - для себя, не напоказ.
А мы перестраиваемся. И тоже хотим одеться так же - дорого и неброско, и чтобы "лейблы" были не снаружи, а внутри. Для тех, кто понимает. Но потом, бывает, где-нибудь в переходе вдруг увидишь такой футлярчик для телефона - весь в розочках, или какой-нибудь кошелечек с золотой окантовочкой... И рука сама тянется купить. Одернешь себя. Фу. Ты не такая, ты ждешь трамвая.

Сделаешь усилие и пройдешь мимо.

Выздоравливаем.

А первые короли и королевы гламура доживают свой век. "Бриллиантовый дым" рассеивается, как утренний туман. Расшитые пиджаки-камзолы выставляются в музее костюма, шубы с аппетитом пожирает негламурная плебейская моль, куклы-Барби признаны отстоем даже на дошкольном уровне, глянцевые журналы не раскупаются. А один из "королей" российского гламурного стиля, поднявший миллионы на продвижении гламура в нашей стране, говорят, ныне где-то под Парижем проматывает остатки огромного некогда состояния. Через бокал с шампанским (естественно, дорогим) глядит на Лазурный берег. Жизнь прошла. А был ли он по-настоящему счастлив?

ЕЩЕ МНЕНИЯ

Лабутены пылятся на антресолях уже давно

Колонка нашего обозревателя Виктории Филатовой

Мне чуть больше двадцати, я стою в клубе «Сохо Румс» и жду Орландо Блума, ради которого я, корреспондентка музыкального телеканала, приехала ночью в одно из самых роскошных мест города. Несмотря на то что в клубе рекой льется шампанское, а на сцене танцуют девчонки, на которых нет, кажется, ничего, кроме стразов Swarovski, — мне не весело. (подробнее..)

Мы насытились, но хотим, чтобы выбор оставался

Колонка доктора политических наук, руководителя центра россиеведения ИНИОН РАН Ирины Глебовой

Это странное слово «гламур» вошло в нашу обыденную жизнь, в разговорный язык в 1990-е. Теперь его почти не слышно. Так что же, исчезла реальность, которая его породила? В России была эпоха гламура и закончилась? (подробнее..)

Литература надолго сбросила с себя целлофан

Колонка литературного критика и телеведущего Александра Архангельского

Безусловно, гламур заслуживает того, чтобы попасть в историю культуры. Например, в книгу по истории новейшей отечественной литературы. Но отдельной главы для него много — ему будет посвящен параграф в обзорном периоде о произведениях нулевых годов (т. е. 2000–2010 годов. — «ВМ») и начала десятых. В этом параграфе будет сказано, что первые шаги в направлении гламура сделал Игорь Северянин. А более близким нам предшественником стал Андрей Вознесенский. (подробнее..)

Бессмертный протез ценностей

Колонка нашего обозревателя Александра Никонова

Гламур бессмертен. Просто в разные эпохи он выглядел по-разному. Был советский гламур... Югославская стенка. Хрусталь. Красный ковер на стене. Гэдээровский чайный сервиз из тонкого фарфора. «Жигули»-шестерка. Кожаный пиджак. Полное собрание красивых сочинений. Магнитофон с песнями Высоцкого (в разгар застоя), а на закате брежневской эпохи — «эмигранты». Немудряща была красная роскошь. Да и чего можно было ожидать от страны бараков и коммуналок, с почти северокорейским упорством строящей светлое завтра, даль голубую. (подробнее..)

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости Финам

Новости партнеров

Реклама

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости партнеров