Пятница, 15 декабря, 11:12
Пасмурно + 2°
Кадр из сериала: Виктор Сухоруков в роли Эрнеста Петровича Шиловского (слева) и Дмитрий Нагиев в роли Фомы

Виктор Сухоруков: Просвечиваю режиссеров, как рентген

Фото: кадр из сериала "Физрук"
Новый сезон популярного сериала «Физрук» стартует на канале ТНТ. Одну из ролей в нем сыграл Виктор Сухоруков. Актер рассказал «Вечерке» о своей новой работе.

Все чаще мэтры российского кино и театра появляются в сериалах, и это, конечно, примета времени. Виктор Сухоруков, умный, тонкий и любимый миллионами артист, сыграл в новом сезоне «Физрука (с 9 октября на канале ТНТ), что делает сериал еще более народным и наверняка расширит его аудиторию. Виктор Иванович рассказал «Вечерке» о новой роли и не только.

— Есть мнение, что сериалы — это новая современная форма существования кино. Вы с этим согласны?

— Я не против! Если есть спрос на продукт, то пусть будет. Люди работают, устают, возвращаются домой, сидят на кухне в тапочках и смотрят телевизор. Пусть так! Но всегда надо говорить о качестве. Есть деньги, режиссер, актеры, команда — создавайте. Не сваливайте на слабых артистов, дефицит времени или денег. Взялись? Трудитесь! Рейтинги, цифры, проценты — это дело десятое. Интересно или неинтересно — вот показатель.

— Как вам работалось с Дмитрием Нагиевым?

— Мы не раз снимались вместе и встречались на площадках. Разбирал архив и по какому-то провидению натыкался на фото с Нагиевым. Сериал «Русский спецназ», телепроекты и так далее. В «Физруке» мы всегда были разные по производственной энергии. Нагиев — прекрасный партнер.

Он знаком с сериальным ритмом и чувствовал себя увереннее. Я же к этому менее приучен и привычен. Мне работа далась тяжелее. Каким я его увидел? Дмитрий — конвейерный, неразговорчивый, самовлюбленный, высокомерный, горделивый, молчаливый. Мы с ним ни разу за все время работы даже чаю не попили. В перерыве болтали ни о чем. Уважал он меня? Показалось, что да. Побаивался? Тоже заметил. Чувствовал ли ко мне актерскую приязнь? Да. Мне показалось, что ему работалось комфортно. Но я не мог угнаться за ним. И это отставание его чуть раздражало.

Он позволял себе даже хулиганить — идти не по сюжету.

Я понять этого не мог. Мы в разных весовых категориях. Он — дорогой актер!

— Как вы относитесь к современному «цифровому миру»?

— У меня нет дома интернета. Работает официальный сайт, где собирается информация обо мне. Есть электронная почта, в которую я захожу на мгновение — забегу и сразу выхожу. Просто не дружу с этим. Скучно. Так что кино и сериалы смотрю по телевизору. Я старомоден. Сожалею об этом.

— О нынешней молодежи говорят, что она совершенно другая, непонятная. Но так ведь про все поколения говорили? Или нынешние особенные?

— Скажу честно. В наше время сочиняли и сейчас сочиняют. Тогда был монтаж — и сейчас. Но раньше, как мне кажется, режиссер был подготовлен лучше. Он мог подойти и сказать, как и что я должен делать. Я выполнял — безоговорочно, беспрекословно. Сегодня не слышу и не понимаю режиссера. Просвечиваю его как рентген, а внутри — пустота. Отсутствие правды, фантазии, подготовленности. Сплошные дырявые джинсы и польские «Мальборо». Вот вам и разница поколений. Тарковский снимал подолгу не потому, что тупой был... Никогда не надо считать дни и деньги — надо ждать реакции публики.

— Сейчас вышло сразу несколько фильмов, среди персонажей которых — Павел I. Ваше исполнение этой роли в картине «Бедный, бедный Павел» стало классикой. Как вы оцениваете работу коллег?

— Я строил работу по книгам и документам. Видел только очень старый фильм, где Павел I фигурировал. Так что я создал собственный, оригинальный образ. Это мой орден. Работу коллег не видел, так что оценить не могу.

Если в театре мне предложат сыграть Павла — откажусь.

Не смогу. Не могу объяснить почему.

— В этом году 20 лет фильму «Брат». Что вы вспоминаете об этой работе?

— Самое первое — Петербург.

Запечатленный Балабановым и узнаваемый. Балабанов с такой любовью и доброй памятью запечатлел этот город, что персонажи в нем — это антураж: дети города, листья города, ветер города. Капли дождя, сумерки, бандиты или нет — неважно, «Брат» — это силуэты города.

— Еще одна дата — 15 лет cо дня гибели Сергея Бодрова. Каким вы его запомнили?

— Мы расстались, не прощаясь. Каким он был, таким и остался. Никаких усов, бородок или серьги в ухе.

Он остался для меня Сергеем Бодровым. Верил в него с самого начала. Любил его? Безусловно. Доверял? Еще как. И он много в чем мне признавался.

Рассказал, почему ушел из «ВИДа», говорил про отношения с отцом, женой и матерью.

С детьми его общаемся и видимся до сих пор.

— А какую роль вы бы могли назвать своей визитной карточкой?

— Чем дольше живешь и чем больше делаешь, тем список шире. У меня есть обойма фильмов, которые меня характеризуют. Мой портрет, удостоверение, портфолио (загибает пальцы): «Комедия строгого режима», «Про уродов и людей», «Бедный, бедный Павел», «Остров», «Не хлебом единым», «Агитбригада «Бей врага!» Пожалуй, все.

ДОСЬЕ  

Виктор Сухоруков родился в 1951 году. После армии работал на Орехово-Зуевской ткацкой фабрике. В 1978-м поступил в Ленинградский Театр комедии. В 1982-м был уволен и на несколько лет выпал из профессии.

В 1986 году был принят в Ленинградский театр им. Ленинского комсомола. Известность пришла к актеру после съемок в фильмах «Брат» и «Брат 2». В фильмографии актера около 90 ролей.

СПРАВКА

ЧЕТВЕРТЫЙ СЕЗОН. Виктор Сухоруков сыграл художественного руководителя провинциального драматического театра. Его герой Эрнест Петрович Шиловский — биологический отец физрука Фомы (Дмитрий Нагиев).

У Шиловского большие проблемы — местная администрация собирается закрыть театр, а его и актеров выгнать на улицу. Фома будет спасать театр, но вот получится ли?.. 

Подписывайтесь на канал "Вечерней Москвы" в Telegram!

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости Финам

Новости партнеров

Реклама

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости партнеров