Четверг 26 апреля, 00:04
Ясно + 10°
На фото: всероссийский форум-выставка "Госзаказ-за честные закупки"

Поправки - еще не решение проблемы хищений в госзакупках

Фото: Владимир Новиков, "Вечерняя Москва"
В понедельник, 19 марта, в студии сетевого вещания «ВМ» прошел круглый стол на тему «Бюджетный контроль: наказание за нарушение закона о госзакупках решено увеличить».

В начале марта президент России Владимир Путин внес в Госдуму законопроект, который дополняет Уголовный кодекс новыми статьями - «Злоупотребление в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд» и «Подкуп работника контрактной службы, контрактного управляющего, члена комиссии по осуществлению закупок». Прежде указанные лица могли отделаться незначительными штрафами. Совет Федерации одобрил предложенный законопроект. К чему могут привести новые ужесточения, обсудили участники круглого стола.

- Шаг естественный. Ужесточение ответственности в госзакупках - мера, которая всегда вызывает только положительные эмоции, по крайней мере со стороны граждан как налогоплательщиков. С точки зрения международного опыта, этот подход распространенный, стандартный, - уверен директор Института Госзакупок Андрей Храмкин.

С ним не согласилась директор Правового департамента Федерального автономного учреждения «РосКапСтрой» Минстроя России, старший преподаватель кафедры «Финансовый контроль, анализ и аудит» РЭУ им Плеханова Елена Шабанова.

- В регионах были случаи, когда к заказчику приходил контрольный орган, и указывал на неправомерные действия, выписывая предписание, - приводит она пример. - Заказчик платил штраф, исправлялся. Затем приходил другой контрольный орган, и говорил, что надо делать наоборот. Неурегулированность в законодательстве в сфере закупок может повлечь сложные последствия. Заказчики и контрактные управляющие и так уже боятся работать в этой сфере, потому что в основном нарушения у нас носят технический характер. Кроме того, профессионализм контрольных органов не всегда позволяет правильно толковать те или иные нормы и применять их по отношению к заказчикам. Существует и проблема непрофессионализма заказчиков, от которого страдать будут в основном учреждения бюджетной сферы. Мы знаем, что при неимении людей комиссии формируются из водителей, медсестер и прочих. Не зная законодательства, люди зачастую совершают эти ошибки непреднамеренно. Вообще, был умысел или нет, очень сложно доказать.

По словам директора Института актуальной экономики Никиты Исаева, российская экономика стала государственной уже на 80 процентов, а остальная часть напрямую от государства зависит. Учитывая, что госзаказ, составляющий порядка 25 триллионов рублей, существенно превышает федеральный бюджет, решение проблемы бюджетного контроля является макроэкономическим.

- Фиксируется более 50 процентов теневого сектора российской экономики, и это в основном как раз государственный контракт, - говорит эксперт. - Мы ужесточаем законодательство, вводим уголовные статьи, но это не самое главное. Вопрос не в факте наличия закона, а в его применении. То, что сейчас происходит в стране - это абсолютная имитация борьбы с коррупцией. Это имитация за чистоту государственных контрактов. Пока у заказчиков и исполнителей не появится понимания "освоения" бюджета, ничего происходить не будет. У нас сначала выделяются деньги, потом под это выделяется госзаказ товаров, работ и услуг. Нужно менять саму философию. Вместо целеполагания и осмысления госпрограммы экономического развития, которой, по моему мнению, в стране не существует вообще, мы видим латание дыр, подстраивание под экономическую ситуацию. Есть дефицит бюджета, но мы не пытаемся обеспечить эффективность расходов, а хотим, чтобы и овцы были целы, и волки сыты, потому что олигархическая экономика по другому работать не может.

Руководитель Центра размещения государственного заказа Александр Строганов обратил внимание на то, что реформа госзаказа идет без малого 14 лет.

- Контрольные органы ежегодно рапортуют, что ситуация становится все лучше. Как же лучше, если вводят уголовную ответственность? Про целеполагание. Я практически не встречал заказчиков и поставщиков, искренне заинтересованных в результатах своего труда. Заказчики хотят соблюсти процедуры, избежать наказания и получить прибыль, официальную и неофициальную. А поставщик просто хочет получить деньги.

Усиление санкций необходимо и послужит предупредительной мерой, которая остановит потенциальных нарушителей закона. Председатель Московского антикоррупционного комитета при Московской торгово-промышленной палате, профессор, Доктор юридических наук Мансур Юсупов подчеркивает, что в первую очередь для государства важно сохранение сбережений бюджетных средств.

- Область закупок - это сфера с сотнями миллионов рублей, уходящими вникуда. Несмотря на принятые федеральные законы, лазейки, дающие возможность уводить огромные средства, по прежнему сохраняются. Поэтому настало время, когда за такие нарушения нужно вводить уголовную ответственность. Постоянно расширяется и антикоррупционное законодательство, выходят новые запреты, однако хищения продолжаются. Если годами заказчики и поставщики привыкли к преступному сговору, легкой наживе, в один день это прекратить невозможно. Должен быть системный, комплексный подход, включающий предупредительные и психологические методы, а также создание систем взаимного контроля сотрудников.

12:00 19 марта 2018

Круглый стол 19_03_18

Подробнее рассмотрел поправки в Уголовный кодекс адвокат, член коллегии адвокатов «Камаев и партнеры» Алишер Захидов. Спикер подчеркнул, что одна из статей предполагает срок наказания до десяти лет лишения свободы. Но главное, на что он обратил внимание присутствующих, что в двух основных законах о госзакупках № 44 и № 223 есть системные ошибки, которые воспроизводят эти преступления постоянно на протяжении десяти с лишним лет и низводят действие новых поправок.

- Есть понятие внешнего контроля и есть понятие внутреннего, - говорит гость студии. - Последний нигде не работает. Это служебная зависимость, подкуп, давление, увольнение и всякая зависимость от руководства тех госкорпораций, которые работают по 223-му закону. По 44-му действует только администрация со стопроцентным бюджетным капиталом. На сегодняшний день в законе вообще нет понятия финансового контроля. Корпорации сами как хотят разрабатывают положения о госзакупках. Главный камень преткновения - это техническое задание. На сегодня нет никаких механизмов, которые не позволяли бы прописать конкретное техническое задание для поставщика. Можно сделать так, чтобы все остальные поставщики вообще были отсечены. А одно конкретное лицо будет выбрано, став победителем конкурса. Этот механизм, к сожалению, существует, и он порочен. Как адвокат я не раз разбирал уголовные дела, когда конкретные технические задания были расписаны под определенного поставщика. Существующие сегодня два закона не оправдали себя, они плохие. Они списаны с типовых законов, которые разработаны на уровне ООН, а наши "умные головы" ничего не сделали, просто адаптировали их под нашу действительность. Здесь должна быть совершенно другая гибкая система. Сколько траву не коси, поле останется. А поле - это эти два закона.

- Я немножко удивлен ходом рассуждений, - признался директор Института Госзакупок Андрей Храмкин. Эти два закона совершенно правильные. Есть антимонопольное законодательство и Федеральная антимонопольная служба, контролирующие их исполнение. Если рассматривать наш вопрос с точки зрения борьбы с коррупцией в госзакупках, то ужесточение - это один из немногих действенных путей. Повышение эффективности закупок - это совсем другая задача. Должно идти комбинирование и того, и другого. Выстроить этот баланс в законодательстве - основная наша цель.

Однако, адвокат Алишер Захидов парировал, что Федеральная антимонопольная служба завалена жалобами, и что огромное количество отказов они делают по чисто формальным основаниям. Ни она, ни органы казначейского контроля, ни Счетная палата не могут кардинально влиять на ситуацию. Нужен единый контролирующий орган.

Директор Института актуальной экономики Никита Исаев отметил, что качество, цену и целеполагание может обеспечить конкуренция, однако ее нет ни в политической жизни, ни в экономике, ни между хозяйствующими субъектами, ни между поставщиками продукции. Существующие два закона обеспечить ее не в состоянии. Со столь категоричным суждением не согласился Андрей Храмкин, заметив что в сферах образования и консалтинга она безусловно присутствует. В целом подавляющее число экспертов, гостей студии, сошлись на мнении, что законодательство в сфере госзакупок нуждается в изменениях, только тогда поправки смогут достичь нужного эффекта.

Новости СМИ2

Новости Финам

Новости партнеров

Новости СМИ2

Новости партнеров

Читайте нас в Яндекс.Новостях
Добавьте ленту «Вечерней Москвы» в свою личную и получайте актуальные новости столицы ежедневно