Портал городских новостей

Комфортная среда начинается с обсуждения

21:16 21 июня 2017 607
13 мая. Москва, Кузьминки. Участники митинга в поддержку программы реновации, чьи дома не попали в предварительный список программы

13 мая. Москва, Кузьминки. Участники митинга в поддержку программы реновации, чьи дома не попали в предварительный список программы

Фото: Дмитрий Серебряков/ТАСС

Московский опыт реновации жилфонда интересует не только самих горожан, пристально следящих за судьбой пятиэтажек, но и зарубежных экспертов. Их мнения собрала «ВМ».

Андрей Чернихов, первый вице-президент Международной академии архитектуры в Москве:

— Я сам прожил больше 20 лет в пятиэтажках, причем первого поколения — без балконов, без лоджий, в весьма грустном исполнении качества, и своими руками делал ремонты в своих квартирах. В городе есть и хорошо собранные дома, есть и те, которые строились наспех, с плохими фундаментами и слабыми инженерными системами. При реновации жилья нужно применять дифференцированный подход, проводить инженерно-технические обследования по состоянию как фундамента, так и всех конструкций. Теоретические разговоры о том, что пятиэтажка рассчитана на 20–25 лет, технически неверные.

Никогда архитекторы и проектировщики не рассчитывают на такой короткий срок ни одно здание, кроме временных. Поэтому на самом деле при качественном строительстве это 50–100 лет минимум. Соответственно, низкий уровень качества строительства в те годы и та скорость, с которой возводились пятиэтажки, говорят о том, что среди них есть очень много разных строений. С реализацией программы изменится и облик города. Если посмотреть на карту реновации столицы, то мы увидим, что она не захватывает очень важные, с точки зрения градостроительной санации, районы, например ту же Капотню. Сотни пятиэтажек остаются как бы за бортом. И это проблема ряда столичных точек, где властям еще предстоит научиться общаться с населением, слышать их и принимать их проблемы.

Барт Маартен Голдхоорн, архитектор, архитектурный критик, издатель:

— Я знаю опыт Голландии по обновлению жилфонда. Вопервых, это не квартиры в собственности, а жилье, которое люди снимают. Это, конечно, облегчает проблему. И, конечно, в строительстве новых домов участвует государство. В стране организованы жилищные общества, которые занимаются строительством и эксплуатацией жилья. Когда не хватает средств его строить, они получают дотации от государства в разных формах, в том числе и земли со скидкой. Решение о сносе дома или его реновации обсуждается с участием населения. Подобные процессы в стране начались 10–15 лет назад и до сих пор продолжаются. Жители понимают, что в итоге получат улучшенную среду. Новые дома комфортнее, качественнее, над их проектами работают архитекторы.

К каждой новостройке подходят индивидуально, что выгодно отличается от типового домостроения, которое было в 1950–1960-х годах. Я двадцать лет работаю в Москве, приезжая сюда, снимаю жилье, выбирая хорошие квартиры в пятиэтажках. Встречаются хорошо отделанные квартиры, без проблем со звукоизоляцией и другими типичными неудобствами.

Человек, вложивший средства и душу в дизайн маленькой уютной квартиры, конечно, боится, что новые голые двадцатиэтажные коробки станут для него новым местом проживания. И здесь важна разъяснительная работа, предложения архитекторов по новому облику кварталов, где появятся кафе, магазины, парковки для машин и много зелени. Главный принцип новых микрорайонов такой: ты не должен куда-то далеко идти, чтобы все купить, все есть внизу, не надо в центр ехать, у тебя в районе это все есть. Этого можно достигнуть в новой программе.

Андрей Гнездилов, член правления союза московских архитекторов:

— В случае реновации важно продумать этапность. Потому что никогда залпом ничего не делается. Даже ремонт одной квартиры жильцы выполняют по частям. В случае с городом это колоссальная программа, беспрецедентная. Фактически строится новый город внутри старого. Это очень сложная задача, и она требует очень внимательного, тщательного проектирования.

На мой взгляд, важно определить высоту домов — они не должны быть больше 9–10 этажей, длина дворов не должна быть меньше 50–60 метров. Но и не намного больше, поскольку двор будет слишком большим и перестанет быть приватным, человек в нем не почувствует себя защищенным.

Дина Дридзе, креативный директор и главный архитектор проектного бюро:

— Первые расчеты, которые должны быть проведены при реновации жилых кварталов, — это градостроительные вычисления. В новой программе переуплотнения быть не может, для этого и делаются все расчеты. Специалисты прекрасно понимают: в районе должен быть элементарный набор спортивных и игровых площадок, детских садов, объектов соцкультбыта. Все эти нормы построены вокруг человеческой потребности. В санитарных правилах и нормах есть такая цифра: 450 человек на гектар, и город исходит из этого показателя. Применение другой методики — очень ответственное решение.

Маркус Аппенцеллер, голландский архитектор, урбанист:

— Очень важно уловить, каким образом город реализует эту программу. На первых этапах необходимо обсудить механизмы по сохранению имеющихся ценностей в районах, к которым особым образом относятся люди. Подобные проекты в Европе — это всегда совместное финансирование государства и частного бизнеса, потому что застройщики непосредственно заинтересованы в возведении новостроек и получения выгоды от их реализации. Государству же нужно развивать и обновлять инфраструктуру, выстраивать общественные пространства. Действительно, это эффективная модель городского переустройства, в котором примут участие как архитекторы, так и жители.

Алексей Новиков, декан высшей школы урбанистики:

— Программа реновации должна стать надстройкой территорий, а не массовой строительной компанией. И все кварталы должны получить разные облик и нагрузку. Какой-то будет жилым, на другой возложат коммерческую нагрузку, третий со своими коммерческими зданиями, местами приложения труда и другими объектами станет местом притяжения москвичей. Это самый главный вопрос при разработке программы реновации, потому что просто воспроизводить на их месте жилую застройку не имеет смысла.

При этом необходимо каждый из обновляемых кварталов вывести на нормальный уровень экономической отдачи. Для решения этой задачи не нужна большая плотность населения на гектар, не нужно и многоэтажных башен, необходимы комфортные кварталы с уютными переулками и удобными проходами ко всем требуемым объектам соцкультбыта.

Фади Джабри, партнер японского архитектурного бюро:

— Я не знаю, откуда это волнение населения, они же не видели еще конкретных примеров новых кварталов, надо им больше объяснять и показывать, как происходит обновление жилфонда в других городах. Одним из принципов организации кварталов должно быть разделение пространства для пешеходов и машин. Например, этого можно достичь за счет размещения парковок на подземных этажах.

Мы все живем в больших домах, ездим в метро, нам хочется больше зелени. Когда вы создаете большой парк, за ним кто-то должен ухаживать, а когда ландшафт делится для каждого квартала и каждый ухаживает за своим участком, то вы снимаете нагрузку на город. Есть еще один плюс — в таком случае более качественно спланированы территории.

Николай Шумаков, Президент союза архитекторов России:

— Мы просто-напросто для себя должны решить: мы хотим жить хорошо, цивилизованно, или же мы должны жить так, как мы живем? А живем мы несколько иначе, чем цивилизованные страны. Мы как будто не вышли еще из землянок, подвалов, бараков и коммуналок — вот такое впечатление. Мы в свое время, в конце 1950-х годов, запустили бесконечную серию на весь Советский Союз панельных домов. Они предназначались только для временного проживания.

Это быстрое домостроение для временного пребывания людей, для того чтобы в светлое коммунистическое завтра зайти полноценно, в хорошую, добротную архитектуру. С тех пор прошло много лет. Посмотрите: некоторым домам уже по 60 лет и более. И на самом деле их давно пора снести. Где в Москве мы должны создать хорошую архитектуру? Конечно, можно постараться найти какие-то места. Но самое интересное и самое выгодное, с точки зрения преобразования жизни человека — это как раз снос пятиэтажек и постройка на их месте качественных домов.

Но это не означает, что сносим маленький домик и строим на этом же месте высокий дом. Демонтируем группу домов и делаем высокопрофессиональный комплексный проект, который отвечает поставленной задаче — создание высококлассной среды обитания. Иными словами: пятиэтажка механически не вырастает до 30-этажного дома.

ЦИТАТА

Степан Орлов, депутат Мосгордумы:

Некоторые аспекты программы реновации еще предстоит проработать. Это касается вопроса многодетных семей, которые стоят на очереди на получение жилищных субсидий. По нынешнему закону, на расширение жилплощади могут рассчитывать очередники, вставшие на очередь до 2005 года. Что касается многодетных, ожидающих получение субсидий, работа над этим вопросом еще впереди.

ЦИФРА

98 процентов москвичей знают о программе реновации, еще 54 процента специально интересуются этой темой, сообщили эксперты ВЦИОМа.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Марат Хуснуллин: Парковочных мест в новых кварталах будет вдвое больше 

Благодаря реализации программы реновации жилья в Москве будет проведена реконструкция сотен тысяч километров инженерных коммуникаций. Об этом в интервью «ВМ» заявил заместитель мэра города по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин (далее...)

Строителя пятиэтажки обидеть может каждый

Народный архитектор России, академик, ветеран столичного Стройкомплекса, отдавший стройке 56 лет, а на сегодняшний момент — первый заместитель генерального директора и творческий руководитель ГУП «Моспроект-3» Игорь Бирюков рассказал об обновлении жилфонда в советское время и оценил реализацию современной градостроительной программы (далее...)


Новости СМИ2

Загрузка...
Загрузка формы комментариев

Новости Финам

Новости партнеров