Портал городских новостей

Сад памяти нужен живым. Открылся самый большой в стране мемориал памяти жертв предвоенных политических репрессий

21:12 27 сентября 2017 338
Историк Анастасия Дунаева возлагает цветы к памятной плите в «Саду памяти», на которой высечено имя московского губернатора времен Николая II Владимира Джунковского 

Историк Анастасия Дунаева возлагает цветы к памятной плите в «Саду памяти», на которой высечено имя московского губернатора времен Николая II Владимира Джунковского 
Фото: Александр Кожохин, "Вечерняя Москва"

27 сентября на Бутовском полигоне открылся мемориальный комплекс «Сад памяти», который посвящен жертвам репрессий 1937– 1938 годов. Здесь были расстреляны 20 762 человека.

Прохладный осенний день. Изредка из-за облаков выглядывает солнце, освещая яркими лучами огромную площадку.

Но люди, собравшиеся на Бутовском полигоне, не реагируют на это. У каждого своя, но одновременно общая боль: тут похоронены десятки тысяч расстрелянных советских граждан — чьи-то мужья, отцы, деды. Врачи, священники, простые люди. Все они в лютое, непростое для страны время обрели здесь свое последнее пристанище. В чем их вина? Сергей Михайлович Шик уже не ходит — здоровье в его преклонные годы с каждым годом становится все слабее.

Его в инвалидной коляске к мемориалу привез внук Александр. Сергей Михайлович — сын священника Михаила Шика, которого расстреляли 27 сентября 1938 года.

Ровно 79 лет прошло с того трагического дня. Священника обвинили в принадлежности к контрреволюционной организации церковников-нелегалов. С момента вынесения приговора сталинской «тройкой» до его исполнения прошло всего два дня.

И сегодня, когда в один день слились и дата гибели Михаила Шика, и открытие памятника, сын и внук убитого не могли не приехать сюда — на месте гибели десятков тысяч людей открыли мемориальный комплекс, чтобы сохранить память о жертвах репрессий.

Сложно передать словами ту боль и то горе, с которым на протяжении десятков лет живет Сергей Михайлович. Он постоянно задает себе вопросы: за что, почему? Но ответа на них не находит. У него льются слезы — дожил до того момента, когда отдана дань памяти жертвам жестоких репрессий — это то немногое, что могут сделать потомки для тысяч человек. Это нужно не мертвым, это нужно живым.

Сам же «Сад памяти» представляет собой как бы разрытый ров, глубина которого составляет четыре метра — именно такими были братские захоронения, куда сваливали тела расстрелянных.

Стены — гранитные плиты с выгравированными именами репрессированных. Никто из 20 762 человек, упокоившихся в этой земле, не забыт.

Десятки родственников неспешным шагом идут вдоль мемориала, внимательно вглядываясь в имена, высеченные в граните. Нужно не пропустить одно — самое близкое, самое родное, любимое — отца, деда, того, кого уже по несправедливости нет рядом.

Почему? Кому же это ведомо? И находится оно — заветное.

Пальцы нежно проводят по выгравированным в камне буквам. Это — память, единственное, что осталось от человека.

Александр Кожохин, "Вечерняя Москва"
Сергей Михайлович Шик, чей отец расстрелян на Бутовском полигоне, бьет в поминальный колокол

Яблоневый сад, который появился здесь еще в 70-е годы прошлого века, разбили сотрудники органов государственной безопасности. Живая память о безвинно пострадавших — то немногое, что тогда могли сделать сотрудники КГБ, но уже другого поколения.

Люди кладут цветы, зажигают свечи, лампадки, читают про себя молитвы, и никто не в силах сдержать слез. Боль, которая жила в душе годами, прорывается наружу, наконец-то появился мемориал, который никогда и никому не даст забыть о трагедии многомиллионного народа.

Души обретут упокоение.

Перед открытием мемориала по благословению Святейшего Патриарха всея Руси Кирилла памятный комплекс освятил митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий.

Александр Кожохин, "Вечерняя Москва"
Наталья Солженицына выступает на открытии мемориала

Он же отслужил заупокойную панихиду по всем погребенным здесь жертвам, расстрелянным на полигоне с 8 августа 1937 года по 19 октября 1938 года.

— В нашей стране за последние сто лет произошло много трагических событий. В этом году мы поминаем всех пострадавших в репрессиях сразу после революции 1917 года, — отметил митрополит Ювеналий. — Мы стараемся восстановить разрушенные святыни, которые напоминают о былых гонениях, о новомучениках, погибших в 30-е годы прошлого века.

Не сгинули безвестно во времени все те, кто попал в ссыльные лагеря, те, кто был расстрелян. И память не убита до конца, и душа не окаменела.

КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ  

Наталья Солженицына, президент русского Общественного фонда Александра Солженицына:

— Точнее всего относительно времени репрессий сказал Александр Твардовский в своей поэме «По праву памяти»: «Кто прячет прошлое, тот вряд ли с будущим в ладу». Для меня возведение этого мемориала — шаг к тому, чтобы быть в ладу с нашим будущим.

К сожалению, сейчас наше общество расколото, не поставлены оценки событиям сталинских лет — бессудным расстрелам людей. И внутренний раскол не принесет ничего хорошего. И нам нужно объединяться, но нельзя примиряться через забвение. Память — необходимый шаг на пути к объединению. И открытие этого мемориала — один из необходимых, важных шагов, который сделали именно люди.

Игорь Гарькавый, директор Мемориального научно-просветительского центра «Бутово»:

— Этот «Сад памяти» — начало большой работы. Конечно, нам необходимо открыть музей. Ведь мемориальный комплекс состоит из множества элементов. И этот комплекс — главный памятник, где увековечены имена всех погибших здесь с августа 1937 года по октябрь 1938 года. Нам важно не только знать их имена, нужно понять, какую Россию мы потеряли в этих людях.

Ведь это были наследники великой страны: священники, представители аристократии, военные. Здесь находятся останки 12 генералов царской армии времен Первой мировой войны, более 200 офицеров, многие из которых — георгиевские кавалеры. Тут же покоятся ученые, музыканты, врачи.

ФОТОГАЛЕРЕЮ МЕРОПРИЯТИЯ СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ

Подписывайтесь на канал "Вечерней Москвы" в Telegram!

Новости СМИ2

Загрузка формы комментариев

Новости Финам

Новости партнеров