Четверг, 14 декабря, 13:12
Туман -1°
Кадр из кинофильма «Белое солнце пустыни» Владимира Мотыля (1970) Мечту красноармейца Сухова (актер Анатолий Кузнецов) о личном гареме разделяют сегодня многие столичные мужчины 

Брачный уговор. Эволюция или трансформация: что происходит с институтом семьи в большом городе

Фото: Кадр из фильма «Белое солнце пустыни»
Согласно данным органов ЗАГС, за брачный сезон, продлившийся с апреля по сентябрь, в столице зарегистрировано 46 209 браков. Однако сухая статистика не учитывает их разновидностей. Меняется российская экономика — и, как следствие, меняется брак: так, на окраинах появляется многоженство, а в центре входит в моду брак выходного дня. Корреспонденты «ВМ» вместе с экспертами исследовали некоторые нетипичные формы современного московского брака.

Реалии дня сегодняшнего, не затрагивая форму брака, существенно изменили его содержание. Так, в столице появились новые формы брачных союзов (вроде открытого или полиаморного), заставившие специалистов по семейным отношениям пересмотреть привычные основы разрешения противоречий между всеми их участниками.

Семейный психолог Анна Виноградова, чей кабинет не раз становился пристанищем окончательно запутавшихся в отношениях супругов, считает, что у зарегистрированного брака есть огромное преимущество перед другими формами cемейных отношений.

Штамп в паспорте дает обеим сторонам юридическую защищенность, — объясняет она. — Супруги имеют право на совместно нажитое имущество, общую, в том числе и для детей, фамилию, наследство, ну и, что лукавить, — семейный статус. Все-таки, несмотря на то что над его значимостью сегодня иронизируют все кому не лень, в некоторых сферах он до сих пор высоко котируется. К примеру, статус часто помогает устроиться на хорошее место, ведь для женщины доказательство благополучия в семье — гарантия того, что она будет сосредоточена на работе, а не на устройстве личной жизни, а для мужчины статус примерного семьянина — свидетельство его здорового консерватизма, что немаловажно при построении успешной карьеры.

Именно поэтому, несмотря на все разнообразие форм отношений между людьми, браки всетаки заключаются и, по мнению экспертов, будут заключаться и дальше.

Если б я был султан

37-летняя Лариса Портнова (фамилия героини изменена по ее просьбе. — «ВМ») гуляет в одном из южнобутовских дворов с детьми — семилетней Аллой и трехлетним Азизом. Пока Алла качалась на качелях, бойкий кареглазый мальчуган собрал в песочнице целую толпу ровесников, завороженно наблюдающих за тем, как он делает куличи: ни у кого из них не получается из кривоватых китайских формочек «отливать» такие ровные песочные пирамидки.

— Весь в отца, — умиляется Лариса.

Отец Азиза — гражданин Таджикистана Айдур Холмерзоев — живет в столице более пяти лет.

Начинал на стройке разнорабочим, затем дослужился до прораба, а сейчас у него собственная строительная фирма.

— Денег хватает на всех, — улыбается Лариса.

«На всех» — это на обе семьи Айдура: есть еще первая жена и две дочери, которые остались в Таджикистане.

По данным Духовного управления мусульман Москвы, ежегодно в Московской соборной мечети сотни выходцев из стран Центральной Азии берут в жены россиянок.

— В последнее время к нам очень часто обращаются выходцы из стран Центральной Азии, в частности граждане Узбекистана и Таджикистана, которые хотят заключить никях (никях — это религиозный брак, совершающийся в мечети, благодаря которому приезжие из Центральной Азии обходят запрет на многоженство в нашей стране, для совершения никяха не требуется официальных документов, поэтому количество многоженцев в столице с каждым годом увеличивается пропорционально числу приезжих. — «ВМ») с россиянками, — поясняет Ильдар Аляутдинов, руководитель Духовного управления мусульман Москвы.

— Главное наше требование к мусульманам, это согласие первой жены. Если мужчина перед заключением никяха не может доказать, что его первая жена согласна на его второй брак, то мы не будем его проводить. Отношения в двух семьях, как говорится в Священном Коране, должны быть справедливыми, полноценными и без нарушения прав обеих жен.

Впрочем, в большинстве случаев всех участников таких союзов ситуация устраивает. Ну или почти устраивает.

— Я — мать-одиночка, — рассказывает Лариса. — С отцом Аллы мы разошлись почти сразу после ее рождения, и с тех пор я не видела ни его, ни его алиментов. И если прокормить дочь я еще смогу сама, то того, что принято называть крепким мужским плечом, мне в доме очень не хватало. Не просто лампочку вкрутить, но и просто поплакаться было некому...

Восточный мужчина Азиз все печали русской женщины утолил с первой же встречи: с той поры все лампочки в ее квартире горят бесперебойно. Ну а что касается брака, то Ларису, может, и устроил бы более привычный в столичном регионе гражданский, да только Азиз, как человек порядочный, решил все сделать «по протоколу».

— Сказал, что обманывать не хочет ни меня, ни другую жену Айгуль, оставшуюся на родине, — рассказывает Лариса. — А сожительство в его понимании — это измена. Поэтому попросил разрешения у Айгуль на никях. Так мы стали мужем и женой.

— А как Айгуль отреагировала? — интересуюсь я.

— Согласилась, а что ей было делать? — отвечает Лариса. — В Таджикистане сейчас дефицит мужского населения: все уезжают на заработки в Россию и арабские страны. Поэтому если бы она не дала согласия, то рисковала бы пополнить ряды матерей-одиночек, оставшись с дочерьми без средств к существованию. А так, что называется, и волки сыты, и овцы целы.

 Российская мусульманка и популяризатор ислама Наталья Лейла Бахадори уверена, что хоть такие браки не афишируются, в столице нередки случаи, когда обе жены проживают на одной территории. И у такой формы брачного сожительства есть ряд преимуществ благодаря тому, что все бытовые заботы равномерно распределены между женами.

— Быть единственной женой — очень большая ответственность, — считает она. — Многие девушки жалуются, что не успевают выполнять все пожелания своего супруга. К тому же жизнь в большом городе вынуждает женщину работать, чтобы помочь супругу справиться с материальным обеспечением семьи. И вот ежедневно работающая женщина утром будет женой и мамой, потом на работе сотрудником, вечером опять женой. Выходные тоже отданы семейным заботам. У женщины, стремящейся удовлетворить потребности мужа и детей, времени на себя не остается. Многие мусульманки рассказывают, что радуются, когда муж не приходит домой ночевать. Потому что у них появляется возможность напялить старый любимый халат, достать книжку и поваляться наконец на диванчике, ничего не делая.

Право на «лево»

Дарья Андреева — один из популярных блогеров, пишущих на тему семейных отношений.

Правда, под настоящим именем девушку почти никто не знает, а она и не стремится его афишировать. Дело в том, что Даша в сети Telegram делится с читателями своим опытом жизни в так называемом «открытом» браке.

— Мы с мужем пять лет прожили в моногамном союзе, — рассказывает Даша. — Но поняли, что нам хотелось бы знакомиться с новыми людьми и влюбляться. Поэтому мы решили перейти от моногамии к полиамории.

После принятия такого решения у каждого из супругов появилось право на личную жизнь на стороне, при этом семейные обязательства перед партнером остались.

— Мы живем вместе, растим нашего ребенка, у нас общий быт и бюджет, — объясняет Дарья. — Мы честны и говорим друг другу о наших отношениях, поэтому если кому-то вдруг станет некомфортно — мы это обсудим и придумаем какие-нибудь другие правила.

Правда, пока, по словам девушки, некомфортно не было никому. Даша утверждает, что совсем не ревнует мужа, а отношения в паре стали только глубже благодаря тому, что между супругами появилось огромное количество новых тем для разговора взамен тех, что исчерпали себя за пять лет совместной жизни. Впрочем, психологи к такой форме брачного союза относятся скептически.

— Потребность человека в определенной психологической дистанции (или близости) вплоть до полной свободы (или слияния) меняется, — считает старший научный сотрудник Института психологии РАН Ольга Маховская. — Причем как в ходе одной любовной истории, так и на протяжении жизни. Понастоящему близкие люди не будут обесценивать отношения экспериментами на стороне, но это привилегия взрослых и опытных. Открытый брак практикуют молодые, сексуально увлеченные и любопытные или творческие люди, для которых брак и любовь — гарантия поклонения и признания. Мотивы любви, поклонения, сексуального влечения, власти переплетены и долго путают карты, пока человек не поймет, что для него интимная зона, которую он может разделить только с одним человеком.

Либидо причудливо, оно реагирует на что угодно, например, на деньги, статус, цвет кожи.

Отчасти с мнением психолога согласна и Дарья.

— Очень круто, что разным партнерам в тебе нравится разное, и они тебе об этом говорят, — пишет девушка в анонимном аккаунте. — Я большую часть жизни считала себя некрасивой, поэтому каждый раз, когда кто-то говорит, что у меня красивые пальцы или грудь, я воспринимаю это как подарок.

Еще одной опасностью открытых отношений, по мнению психологов, является то, что рано или поздно они заканчиваются. Причем чаще всего не в пользу первоначального союза.

— Еще до того как расписаться, мы с будущим мужем договорились о том, что брак у нас будет открытым, — делится своей историей на одном из форумов москвичка Алина Севостьянова. — Вообще штамп в паспорте нам нужен был исключительно для того, чтобы мы могли пользоваться статусом родственников — навещать друг друга в больницах, давать общую фамилию детям. С мужем дружили и обсуждали наши отношения, но в один прекрасный момент в одного из своих, как мне казалось, случайных партнеров я влюбилась. Причем чувства были настолько взаимны, что с супругом нам пришлось развестись. А новый муж оказался гораздо консервативнее предыдущего, поэтому идею свободного брака он сразу отверг.

Гастрольный график

Ольге Никитиной — 35 лет. К этому возрасту она, что называется, состоялась. Ольга занимает пост руководителя отдела в рекламном агентстве, успела купить квартиру в пределах ТТК. Сходила замуж, развелась, растит дочь. В семейной сфере, к слову, она даже перевыполнила план — недавно снова посетила ЗАГС в белом платье.

— Мы с Женей — взрослые, состоявшиеся люди, — рассказывает она, колдуя на своей небольшой кухне над кофе по-турецки. — У каждого своя жилплощадь и дети. Если честно, мне как-то не хочется бросать дом, в который я вложила душу и переселяться к мужу только потому, что «так положено».

Женю, нового мужа Ольги, также устраивает статус «приглашенной звезды» — молодые проводят вместе выходные, ходят на свидания.

— Цветы, романтика, походы по выставкам и театрам, — перечисляет она. — Всего этого мне безумно не хватало в традиционном браке.

При этом у быта в таких отношениях нет ни единого шанса разрушить романтику.

— Никто не раскидывает носки по квартире, — смеется Ольга. — А у меня есть статус замужней женщины и право на совместно нажитое имущество.

Эти преимущества гостевых браков все чаще привлекают москвичей: по данным психологов, каждый четвертый повторный брак в Москве — гостевой или дистанционный.* — Эта форма брака востребована в больших городах, где супруги достаточно обеспечены материально для того, чтобы жить раздельно, — замечает Виноградова. — Ее, как правило, выбирают взрослые брачующиеся, то есть люди, уже побывавшие в традиционном браке и прошедшие все тяготы семейной жизни. Но это определенно не лучший вариант союза для молодых пар. Во-первых, детям нужны оба родителя в семье, во-вторых, пока один родитель в декрете, второй должен помогать обеспечить семью.

Брак в XXI веке претерпевает изменения. Но неизменным, как и сто лет назад, остается одно: в отличие от гражданского, официальный брак — это прежде всего союз, подразумевающий определенные договоренности между партнерами. Как выяснилось, сегодня эти договоренности охватывают более широкую область, нежели имущество и наследники. Теперь на повестке дня могут обсуждаться такие вопросы, как, к примеру, равноправие жен или традиция проводить медовый месяц раз в год на общей территории. Впрочем, контроль за соблюдением этих договоренностей ложится не только на плечи психологов и юристов, но и самих супругов. А для того чтобы эта ноша была легче, брак, как бы ни банально это звучало, в первую очередь должен заключаться на небесах, а уже потом — в мечети, ЗАГСе или городской мэрии на Лазурном Берегу.

ПРЯМЫЕ РЕЧИ 

Сергей Захаров, заместитель директора института демографии:

— Согласно статистике, каждая 3-я российская брачная пара, имеющая детей, распадается к 15–20 году совместной жизни. В США «любовная лодка разбивается о быт» за тот же срок в более чем 50% случаев. Получается, что российская семья крепче американской. Каждые 23 года число разведенных мужчин в России в среднем удваивается (в расчете на 1000 человек). Всего же с 1926 года данный показатель увеличился в 16 раз, а для женщин — в 10 раз. Возраст среднестатистической женщины, вступающей в брак — 27 лет. При этом для первого замужества планка ниже — 24 года. Что касается мужчин, то средний возраст мужчины, решившего связать себя брачными узами — 29 лет. В среднем 3,5–4 года после развода требуется мужчине или женщине, чтобы найти себе нового долгосрочного партнера. Так что разведенные одиночки горюют недолго.

Ольга Иванникова, юрист по семейному праву:

— Россия — государство светское, соответственно, законы, установленные шариатом, на которых основываются условия никяха, не имеют правовой силы на его территории, В нашей стране действуют нормативные акты, составленные на основании Конституции, Семейного кодекса и Гражданского кодекса РФ. Никях регулируется религиозными нормами, а значит, женщины, заключающие брак без регистрации в органах ЗАГС, могут столкнуться с проблемами юридического статуса имущества, приобретенного во время совместного проживания, а также его раздела в случае развода.

В этом случае среди мусульман принято оформлять дарственную через нотариуса на часть имущества в пользу второй жены. Эта дарственная служит гарантией серьезности намерений мужа. К сожалению, других способов защитить себя в таком союзе — нет.

Подписывайтесь на канал "Вечерней Москвы" в Telegram!

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости Финам

Новости партнеров

Реклама

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости партнеров