Четверг, 14 декабря, 11:12
Туман 0°
Концертный снимок Государственного духового оркестра Союза ССР со своим создателем Владиславом Блажевичем (за дирижерским пультом), конец 1930-х годов
Фото: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА

Оркестр нашей памяти

Потерянный след музыкантов Государственного духового оркестра Союза ССР, ушедших на войну в 1941 году и пропавших под Вязьмой, продолжает искать «Вечерка».

Шесть лет назад обнаружился ранее неизвестный исторический факт: первый Государственный духовой оркестр Союза ССР всем составом в июле 1941 года записался в 6-ю дивизию народного ополчения Дзержинского района города Москвы и ушел защищать рубежи столицы. Через два-три месяца музыканты оркестра без вести пропали в мясорубке вяземского котла. Вместе с ними бесследно исчезла память о самом оркестре. После гибели артистов ГосДуха в нашей стране тридцать лет не было главного духового оркестра.

Возвращение героев

«Вечерка» в 2011 году, в юбилей обороны Москвы, объявила акцию «Поиск». Чем больше мы узнавали об артистах и создателе оркестра — советском композиторе, профессоре Московской консерватории, «отце» русской духовой школы Владиславе Блажевиче, тем очевидней становилось — мы лишились уникального культурного явления. Выяснили, что и сам Блажевич недооценен и полузабыт в нашей стране, которой самоотверженно служил своим искусством. Таким образом нам удалось не только рассказать о подвиге музыкантов, но и вписать Государственный духовой оркестр Союза ССР в культурную летопись нашей страны.

Очень важным стало привлечение внимания федеральных структур и широкой общественности к проблеме захоронений военнопленных в центре Вязьмы, на месте немецкого пересыльного лагеря «Дулаг-184», который действовал с осени 1941 года до освобождения Вязьмы в марте 1943 года. Трубачи ГосДуха, разделившие судьбу защитников Москвы, побывали и в этом лагере. Когда мы, в поисках сведений об артистах, обратились к теме главного пересыльного вяземского лагеря, выяснилось, что места массовых захоронений военнопленных более трех десятков лет игнорируются местными чиновниками. Память о лагере смерти была отмечена скромным обелиском, окруженным сараями и курятниками, и уродливым гигантским забором мясокомбината. В другом месте захоронений — у одного из лазаретов «Дулаг-184» — был выведен канализационный сток из близ стоящих коттеджей, здесь же жители сушили белье и выгуливали собак.

Сегодня на месте бывшего лагеря установлен мемориал, который отражает масштабы происшедшей здесь трагедии.

ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА
Руководитель оркестра Владислав Блажевич в молодости

Военный детектив

Подводя первые итоги, можно с уверенностью сказать, что память об удивительном оркестре, в общем и целом, «широкими мазками», возвращена. Но всех подробностей мы по-прежнему не знаем. Нам неизвестно 80 процентов имен музыкантов, запечатленных на ставшем теперь знаменитым концертном снимке то ли 1937-м, то ли 1939 года, где коллектив представлен в полном составе, во главе со своим создателем — Владиславом Блажевичем. Доподлинно неизвестно, каким количеством и составом артисты ушли в июле 1941 года в ополчение.

Молчат поисковые отряды, родственники артистов и музыканты больше не узнают новых лиц на снимке и фамилий в опубликованных списках. Но мы не опускаем руки. За эти годы появились новые сведения и документы, проливающиесвет на контекст некоторых событий. Они дают целый спектр «расходящихся тропок» в расследовании для поиска артистов-героев.

Мы по-прежнему ищем артистов ГосДуха, неважно, ушли они из коллектива до начала войны или вместе с оркестром записались в ополчение. Для музыковедческой части расследования особое значение имеет состав оркестра 1937–1939 годов, лично отобранный Блажевичем. Для расследования в целом значение имеет состав любого периода жизни коллектива. Мы ищем следы музыкантов в Вязьме, Смоленской области и пересыльных лагерях. В общих чертах известны судьбы менее десятка музыкантов, о ком-то мы уже рассказывали, о других — еще расскажем. Например, о вернувшихся из немецкого плена трубачах Фоме Воеводине и Григории Гусеве, чья профессиональная жизнь после войны сложилась трагически. Мы теперь точно знаем, что представлял собой «Дулаг-184» и как в него попадали, одна из узниц лагеря засвидетельствовала, что там находились трубачи.

Из личного архива сына Дмитрия Ромашкова
Тубист Дмитрий Ромашков. Фото 1930-х годов

Мы снова вернемся к теме «Дулаг-184», ведь даже внушительный мемориал не изменил непочтения к захоронениям военнопленных. В деле появился документ, который проливает свет на обстоятельства ухода оркестра в ополчение — как получилось, что оркестр оказался расформирован уже на фронте. Как одно предательство имело роковые последствия не только для артистов, которые в результате погибли, но и принесло невосполнимый урон культуре страны, так как стало причиной забвения ГосДуха.

Вновь обращаемся к родственникам музыкантов, поисковикам, сотрудникам военных и госархивов, музыковедам, историкам, краеведам, жителям мест, где стояли музыканты — если вам что-то известно о них, сообщите. Связаться с автором расследования можно по электронной почте epyatunina@mail.ru или позвонив в «Вечерку».

Наведите курсор на изображение

СПРАВКА

«Поиск» можно прочитать в выпусках еженедельника «Вечерняя Москва»: от 27.10-2.11.2011, 3.11- 9.11.2011, 10.11-17.11.2011, 19.04-26.04.2012 и 26.04-03.05.2012, "ВМ" 18-25.10.2012, 25.10-1.11.2012.

ПО ТЕМЕ

Трубачи. Пропавший оркестр

Коллектив, созданный в 1937 году известным общественным деятелем того времени, композитором, профессором Московской консерватории Владиславом Блажевичем, просуществовал всего четыре года и стерт из памяти страны. Ушедшие в 1941 году на фронт в составе 6-й дивизии народного ополчения защищать рубежи столицы музыканты были перемолоты в мясорубке «Вяземского котла» (далее...).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Прощальная мелодия для флейты звучала в память о погибших трубачах

Накануне Дня Победы 2012 года 26 молодых преподавателей школы имени Владислава Блажевича выступили в Вязьме с концертом в память о защитниках столицы. Так музыканты поддержали нашу акцию по поиску пропавшего на полях войны Государственного духового оркестра Союза ССР (далее...).

Захоронения жертв «ДУЛАГ-184» сделают мемориальной зоной

Памятник появится на месте массовых захоронений советских военнопленных, погибших в немецком пересыльном лагере «Дулаг-184». История лагеря, куда попали тысячи военнопленных, а также 5 армейских госпиталей, 37 медсанбатов и около 100 мелких медпунктов, переплетается с судьбой первого Государственного духового оркестра Союза ССР. Три года назад «Вечерняя Москва» объявила акцию по поиску пропавшего на полях сражений оркестра (далее...).

В Вязьме состоялось открытие мемориала погибшим военнопленным лагеря «Дулаг-184»

Три года назад «Вечерняя Москва» начала акцию по поиску пропавшего на полях сражения первого Государственного духового оркестра Союза ССР. Расследование привело в город Вязьма – к печально известному лагерю «Дулаг-184», где захоронено около 80 тысяч военнопленных (далее...).

Подписывайтесь на канал «Вечерней Москвы» в Telegram!

Концертный снимок Государственного духового оркестра Союза ССР со своим создателем Владиславом Блажевичем (за дирижерским пультом), конец 1930-х годов
Фото: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости Финам

Новости партнеров

Реклама

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости партнеров