Четверг, 14 декабря, 11:12
Туман 0°
Митрополит Калужский и Боровский Климент

Услышав призыв Господа не тратить понапрасну время жизни, а готовиться к встрече с Ним (см. Мф. 24, 44), мы воодушевляемся на благой путь, стараемся жить по заповедям, горим желанием претерпеть все, что посылается в нашей земной жизни, по примеру Его святых, чтобы обрести единую с Богом жизнь и ныне, и в вечности. Но, как правило, при первом преткновении мы падаем, теряем мужество и унываем от бессилия, ропщем на людей и обстоятельства.

Если верующий человек старается пребывать в молитве, просит у Бога помощи, чтобы с душевным спокойствием встретить все, что принесет ему наступающий день, то со временем он приходит к полному самоотречению, предает себя на волю Божию и все жизненные ситуации воспринимает с благодарностью, как посылаемые Богом для очищения и укрепления его души.

Святые владели этими навыками и умели благодарить Бога за любые условия жизни, за все непредвиденные скорбные случаи. Один из вселенских учителей, святитель Иоанн Златоуст, был оклеветан и изгнан из Константинополя в ссылку. Больной и измученный, он непрестанно благодарил Господа. Когда пришло повеление о переводе его в другое, еще более дальнее место ссылки, он был уже при смерти. Но изнемогающего узника не положили на телегу, а посадили на коня (был императорский приказ создать ему максимально тяжелые условия передвижения) и под конвоем отправили на окраину империи.

Святитель понимал: ему не пережить эту дорогу. Как только на пути показался храм, он попросил у стражников разрешения помолиться в нем и причаститься. Самостоятельно идти он уже не мог, и воинам пришлось волочить его под руки. В храме святитель припал к престолу в горячей благодарственной молитве Богу за все Его великие благодеяния. «Слава Богу за все!» — таковы были последние слова святого Иоанна Златоуста. Он предстал перед Господом с душой, возмужавшей в земных скорбях.

Мы в большинстве своем не таковы. «Не дай мне забыть, что все ниспослано Тобой», — молимся мы, по примеру Оптинских старцев, каждый день, но в минуту испытания забываем эти слова. Например, человек, который минуту назад был весел и деятелен, после краткого разговора по телефону полностью меняет свое душевное расположение. Что-то ему не понравилось, или сказали ему нечто обидное, или отказали в его просьбе, и человека уже не узнать: он мрачен, погружен в себя, не в состоянии сосредоточиться на работе — его духовное равновесие нарушено.

Как же быть, если мы стараемся жить правильно, прилагаем к этому усилия, но не справляемся и падаем – унываем, легко сбиваемся с доброго пути? Оказывается, и за духовные преткновения надо благодарить Бога, осознавая, что у любого падения есть причина.

В сущности, падение — это отпадение человека от воли Божией, внутреннее движение или внешнее действие вопреки ей. Человеку известна воля Творца, выраженная в заповедях, а он метнулся в сторону, то есть пал, – поступил против совести или действовал по страсти, не захотел поступиться эгоистичными интересами. В духовном смысле падение означает устремление к смерти и распаду, какие бы привлекательные формы он ни принимал. Любая страсть — это и есть движение от нетленного Господа к тлению.

Если человек упал, да еще хорошенько ударился, у него возникает повод задуматься. Ведь можно думать, что ты ведешь духовную жизнь, а на самом деле иметь благочестие по образу фарисея — совершать подвиги «во имя свое», а не Божие. В таком случае человек мысленно включает разные счетчики, подсчитывает баллы и проценты: что доброго он сделал, и какое добро ему еще «не оплачено» Богом. Для такого «подвижника» падения, особенно грубые, полезны. Человек уступил страсти, увидел, что в один момент у него все «обнулилось», и понял, что он совершает подвиги не так, как должно, не с тем сердечным расположением, и нужно, наверное, поплакаться перед Господом, покаяться и начать снова, но уже по-другому.

Можно признать, что падения неизбежны. Увы, никому без них не прожить. Главное — каждый раз подниматься, если упал, «не залеживаться», пытаясь удобно устроиться на мусорном полигоне. Ибо длительное отпадение от Бога приведет к однозначно плохим результатам. В качестве примера можно привести воспоминание митрополита Питирима (Нечаева) из книги «Русь уходящая». Однажды Патриарх Алексий I был неприятно поражен, получив поздравительную телеграмму к пролетарскому празднику 1 мая, подписанную одним из архиереев. Про этого иерарха с осуждением говорили, что он идет «на поводу у властей», а власти в то время открыто преследовали Церковь и насаждали атеизм во всех сферах.

Впоследствии митрополит Питирим узнал от самого архиерея, что однажды тому пришлось пойти на компромисс. Тогда его вынудили обстоятельства, но впоследствии «он уже не мог выйти из порочного круга, и делал одну ошибку за другой». В результате, несмотря на свой сан, он окончательно запутался, стал запуганным человеком. А все потому, что легче катиться по наклонной плоскости, чем встать и вновь начать движение к Богу. Ведь для этого надо не только отказаться от своих ошибок и заблуждений, но порой и лишиться привычного образа жизни, уюта, покоя, почестей, к которым человек привык. Не каждый к этому готов...

Жизнь в миру полна суеты, и, чтобы хранить готовность к встрече с Господом, необходимо чередовать земные хлопоты с заботами о своей душе. Если мы чувствуем, что уходит благочестие, благоговение, значит, надо постараться внутренне остановиться и помолиться, почитать Евангелие, сделать то, что поможет восстановить внутреннюю устремленность к Богу. Правильное устроение разрушается не мирскими делами, а грехами.

Даже ведущие монашескую жизнь люди занимаются рукоделием, самообслуживанием. Монахи, хоть и приняли на себя ангельский чин, но пока еще ангелы земные и нуждаются в пище, одежде, отдыхе, тепле, защите от непогоды и так далее, над чем они ежедневно трудятся. Монастырский уклад чередует земные дела с духовными упражнениями, которым принадлежит безусловный приоритет. В идеале иноки обеспечивают себе лишь необходимый для проживания минимум, а все остальное время посвящают Богу.

Мирянам не всегда можно построить жизнь таким образом. Тем не менее, живя в мире суеты, надо стремиться к такому же чередованию, приучать себя регулярно обращаться к миру духовному. Поводом может послужить что угодно: начало дела или его окончание, приобретение или утрата, переживание искушения или радость и так далее. Главное, не откладывать духовную жизнь «на потом».

Опасная дьявольская уловка — мысль, что пока еще можно целиком и полностью заниматься земным. «Куплю квартиру, — думает человек, — выплачу кредит, поменяю машину, заработаю денег детям на образование и прочее, а потом, ближе к исходу, посвящу время небесному». В том-то и дело, что мы не знаем, в какой момент жизни нас настигнет этот исход: в юности, зрелости или в глубокой старости.

В любом возрасте надо рассудительно использовать все имеющиеся силы и представляющиеся возможности, чтобы строить свою духовную жизнь, не откладывать молитву, покаяние, богомыслие, исправление своей души на неопределенный срок. Святитель Иоанн Златоуст говорил по этому поводу: «Мы не властны в смерти — будем же властны в добродетели».

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости Финам

Новости партнеров

Реклама

Новости СМИ2

Новости партнеров