Четверг, 14 декабря, 11:12
Туман 0°
Москвич Константин Соколов с одним из своих подопечных — ловчим соколом Дусей
Фото: Антон Гердо, "Вечерняя Москва"

Соколы Соколовых. Птицы, охранявшие Кремль и аэропорт «Внуково», стали живыми экспонатами музея

С началом зимы, которая уже вступила в свои права, любители такого редкого увлечения, как соколиная охота, выходят на промысел — за зайцами, тетеревами, куропатками. Но традиции такой забавы на Руси уходят далеко в глубь веков. Вряд ли кто-то сможет сказать, когда впервые человек приручил хищную птицу. Зато почти точно известно — за последнюю сотню лет традиции соколиной охоты оказались почти забыты. Но есть энтузиасты, которые стараются вернуть их из небытия.

Зима уже полностью вступила в свои права, а значит — самое время выходить на охоту за «зимним» зверем. Север Подмосковья. Деревня Лысково.

Русское поле. До боли родное. Здесь почти на тридцати гектарах чета москвичей Соколовых — Константин и Алена — устроили необычный музей истории соколиной охоты.

Монгольские юрты, гуляющие по полям козы и барашки, щиплющие пробивающиеся между сугробами островки жесткой осенней травы, отлично вписываются в местный подмосковный ландшафт.

Невольно приходят на память строки из русской военно-походной песни: «Взвейтесь, соколы, орлами. Полно горе горевать, то ли дело под шатрами, в поле лагерем стоять».

У одной из юрт меня встречают хозяева соколиного подворья, Алена и Константин.

— Более двадцати лет мы с женой собираем экспонаты для музея, связанные с историей соколиной охотой. Кроме этого, у нас в вольерах живут шестнадцать хищных птиц, — рассказывает Константин. — Специально их мы не отлавливали: кто-то принес в дар, поскольку не знал, как за птицей ухаживать, или не было возможности держать у себя дома. Часть живых экспонатов передали нам из Московского Кремля. Эти птицы всю жизнь отгоняли ворон и голубей от кремлевских башен, но, увы, состарились и теперь стали не нужны. Есть и «списанные» пернатые перехватчики из аэропорта «Внуково». А есть те, которых мы ранеными подобрали в перелесках. Теперь они постоянно «прописались» на нашем музейном подворье.

Направляемся к одной из юрт, где Алена и Константин устроили свой музей. Внимательно осматриваю собранные здесь старинные книги по соколиной охоте, гравюры, бронзовые и керамические статуэтки, гобелены с сюжетами охоты с ловчими птицами. Египет, Индия, кочевые народности Азии и Европы… Сотни экспонатов, рассказывающих об экипировке охотника и его ловчей птицы. И тут я узнаю, что не птица принадлежит человеку, а все наоборот: человек — ее раб и ей служит. Кормит, ухаживает, чтобы она могла охотиться на других птиц и животных: зайцев, лис, шакалов и даже волка.

— Конечно, в дикой природе соколы, ястребы и орлы убивают не ради забавы, — поясняет Константин, — а чтобы выжить, прокормиться и принести потомство. Но когда птица попадает к человеку, все меняется. Она сама выбирает себе раба. Если ей не нравится, как человек ей служит, непременно улетит.

— Искать другого раба? — задаю вопрос соколиному гуру.

— Так оно и есть. Ведь человек, когда держит ловчую птицу на руке, скачет на лошади, то, подобно охотничьей собаке, поднимает для птицы дичь, с которой впоследствии и расправляется крылатый охотник.

Осмотрев музей, направляемся к вольеру с птицами, в которых сидят несколько ястребов-перепелятников, пустельга, ушастый филин и угрюмая неясыть. Среди питомцев и соколбалабан по кличке Дульсинея (для своих — просто Дуся) в коллекции музея под открытым небом — самый опытный охотник. Константин считает, что этих пернатых лучше использовать для охоты в степи или полях. Для Подмосковья идеально подходит ястреб-перепелятник. Эта птица бесстрашна и может работать на любых высотах. И не только в полях, но и в лесах, которыми так богата Московская область.

Каждая птица сидит на своей присаде. Это невысокая тумба, к которой она привязана за обе лапы при помощи специальной кожаной ногавки. Поэтому между собой пернатые обитатели вольера никак не контактируют. Да и в дикой природе все разборки самцов за охотничьи угодья происходят только на «птичьем языке» без драк. Они берегут себя. Ведь раненый хищник на воле обречен на быструю и неотвратимую гибель.

Мне посчастливилось попробовать себя если не в роли раба величественной птицы, то по крайней мере прикоснуться к традиционной соколиной охоте и выполнить несколько упражнений. Для первых занятий был выбран сокол-балабан Дуся. Она не только лучший охотник, но и в некотором роде знаменитость. Несколько лет назад азы этого древнего промысла постигал в месте с Дусей под руководством Константина мэр Москвы Сергей Собянин в парке «Кузьминки-Люблино».

Сначала Константин рассказывает об истории соколиной охоты на Руси, которая пришла к нам примерно в IX–X веках вместе с половецкими и хазарскими племенами. Так, князь Новгород-Северский Игорь хоть и находился в плену у половецкого хана после неудачного похода на реку Каяла («Слово о полку Игореве»), считался скорее почетным гостем и вместе с половецкой знатью постоянно участвовал в соколиных охотах. Именно благодаря этому он имел возможность отдаляться от половецкого стана и однажды, воспользовавшись этим, под предлогом охоты сумел сбежать. Отец Петра I царь Алексей Михайлович по прозвищу Тишайший был, как бы сейчас сказали, фанатом соколиной охоты, причем говорят, что он уделял столько внимания этому занятию, что государственные дела для него были на втором плане.

С окончанием его правления охота с ловчими птицами на Руси практически сошла на нет. Сегодня лишь немногие энтузиасты пытаются ее возродить, и им даже удается провести несколько соревнований в год.

Интересно отметить, что благодаря соколиной охоте в русском языке появилось такое понятие, как «подклобучник». Именно подклобучник, а не подкаблучник, то есть покорный муж, который во всем слушается жену. На самом же деле слово произошло от названия кожаной шапочки, которую надевали птице перед охотой. Глаза у птицы были закрыты, и потому она вела себя спокойно. Назывался этот головной убор «клобук».

Антон Гердо, "Вечерняя Москва"
Константин аккуратно затягивает клобучок на голове хищной птицы — до того, как она увидит дичь, ее ничего не должно отвлекать

Еще один интересный факт из истории соколиной охоты на Руси. Оказывается, слово «ширяться», которое сейчас применяется в отношении наркоманов, раньше имело совсем другое значение. Иногда соколов использовали, чтобы снять у человека кровяное давление путем кровопускания. У них острый, как игла, клюв. Птица делала надрез на кровяном сосуде и пила кровь. При этом сокол получал заряд энергии, а человек — облегчение. Порой опытные сокольники специально поили своей кровью птиц, чтобы придать им сил, а следовательно, сделать охоту более продуктивной. В Москве было даже Ширяево поле, названное по имени сокола Ширяй, который был не только великолепным охотником, но и врачевателем.

Приступаем к первому уроку. Главное, что должно быть у начинающего охотника, так это цыплята, которые вылупились сутки назад. Небольшими порциями куриного мяса можно будет поощрить охотничью птицу за правильно выполненное упражнение. А еще необходимо запастись терпением. Нельзя выказывать соколу свое раздражение или недовольство, если у него что-то не получается или он не желает сегодня работать. Всегда нужно помнить, что человек для этой птицы всего лишь обслуга.

И птица должна тебя если не полюбить, то хотя бы уважать. Иначе у вас ничего не выйдет.

На лапке сокола Дуси Константин крепит 50-метровый специальный шнур-привязь. Надеваем кожаные перчатки и расходимся в разные стороны на всю длину привязи. Я прячу кусочек свежего мяса.

Отвожу в сторону защищенную правую руку.

Дуся тут же срывается. Ко мне она летит низко, а садится плавно и тут же получает угощение — лапку цыпленка. Ничем не передать это ощущение — видеть этот грациозный бесшумный подлет хищной птицы. Вот она послушно сидит на руке, осматриваясь по сторонам, не появится ли где настоящая дичь. После нескольких таких упражнений с подлетом приступаем к следующему заданию. Отрабатываем атаку в воздухе вабила. Вабило — небольшой кожаный муляж, имитирующий голубя или другую дичь. Дуся сидит у меня на перчатке, зорко поглядывает желтым глазом по сторонам. Смотреть она может даже на яркое солнце — как будто через темные очки. Вот так хитро устроены у сокола глаза, которые видят в двадцать раз дальше, чем человек. А еще они — самые быстрые в мире птицы. Могут развивать скорость почти как самолет — до 350 км/ч. Более того, прежде чем сорваться с руки охотника для преследования летящей дичи, хищник, подобно компьютеру, производит в считаные доли секунды математический расчет, где будет через несколько секунд находиться добыча. Не преследует ее, а летит с упреждением, как выпущенная пуля из ружья охотника. Такие «математики» особенно ценятся у сокольников.

Константин, отойдя в сторону, подбрасывает как можно выше кожаный муляж. Дуся стрелой срывается с моей руки, почти вертикально набирает высоту и моментально хватает вабило двумя когтистыми лапками. Затем через голову переворачивается вместе с ним, успевая еще и нанести сокрушительный удар по голове муляжа. Приземляется Дуся, крепко держа добычу. И за высший пилотаж получает заслуженный кусочек мяса. Птицу нельзя перекармливать, впрочем, как и недокармливать. Один суточный цыпленок, воробей или мышь — ее дневной рацион.

Кстати, сокол-сапсан — самый быстрый представитель земной фауны. Во время охоты он развивает скорость до 350 километров в час, пикируя на добычу.

Если судить по тому, какую изобретательность проявляют они для добычи пропитания, соколы являются одними из самых умных пернатых на планете. Ученые подсчитали, что примерно пятая часть всех земных птиц становится добычей сапсанов. Соколы крайне важны для поддержания природного баланса на планете. Например, эти они охотятся на мышей и других грызунов, которые оказывают губительное влияние на многие растения.

Кстати, главный их враг — человек. Люди опыляют свои поля и сады ядовитыми веществами от грызунов, которые попадают в их желудок вместе с этими животными. А увеличение поголовья птиц в столичном регионе в последние годы говорит о том, что экологическая ситуация здесь улучшается. На сегодняшний день в Москве работают около двух десятков соколятников.

Для тех же, кто хочет, не выезжая из Москвы, узнать об истории такого вида охоты, в выставочных залах Сытного двора в «Коломенском» работает выставка «Соколиная охота. Царская потеха с ловчими птицами». Ведь именно здесь размещалась кречатня государя Алексея Михайловича Романова — именно в его царствование охота с ловчими птицами стала на Руси популярной забавой знати. На выставке представлено более двух сотен уникальных экспонатов XI–XXI веков.

ЦИФРА

30 тысяч рублей в среднем сегодня стоит птенец сокола.

КСТАТИ

Сегодня многие сокольники, чтобы не потерять свою птицу на охоте, крепят к лапе датчик. Если птица, увлеченная охотой, улетает из поля зрения хозяина, он может ее отыскать по пеленгатору. Сигнал, который подает датчик сокола, пеленгуется на расстоянии до 25 км. Раз в году в России проводятся Всероссийские соревнования по соколиной охоте. На них приезжают не только российские соколятники, но и любители соколиной охоты их других стран: Украины, Казахстана, Турк мении.

РЕПЛИКА

Ильдар Енамиев, президент Союза любителей соколиной охоты и охраны хищных птиц "Русский сокол":

—История русской соколиной охоты начинается от времен правления Владимира Мономаха. Была уделом царей и знатных вельмож. Такие соколы на Руси использовались в качестве одного из инструментов дипломатии с правителями стран Азии и Ближнего Востока. Тогда русские цари преподносили такие дорогие подарки дипломатам. После смерти государя Алексея Михайловича соколиная охота стала сходить на нет. Сегодня в России существуют не более 50 человек, которые серьезно занимаются этим древним промыслом. Сейчас эта забава стала настоящим искусством, ее мастерство можно оттачивать всю жизнь. Российские сокольники из Москвы, Липецка, Казани и других городов ставят своей задачей возрождение в России этой красивой традиции. Согласно действующему закону по охране и защите редких животных и птиц, изъятие соколов-балабанов, кречетов и сапсанов из природы считается браконьерством. Поэтому сейчас стали появляться специальные питомники, где разводят ловчих. Часть из них обучаются добыче зверей и потом передаются сокольникам, другие выпускаются в природу — в места, где они некогда обитали. Всего таких питомников по всей России девять. При правильном уходе и кормлении ловчие птицы в среднем живут 25–30 лет.  

СПРАВКА

Для того чтобы обучить сокола или другую ловчую птицу, опытному сокольнику нужно 2–3 месяца. Сам же охотник постигает это ремесло в течение всей своей жизни.

Подписывайтесь на канал "Вечерней Москвы" в Telegram!

Москвич Константин Соколов с одним из своих подопечных — ловчим соколом Дусей
Фото: Антон Гердо, "Вечерняя Москва"

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости Финам

Новости партнеров

Реклама

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости партнеров