Понедельник 18 июня, 12:06
Ясно + 26°
Президент Ассоциации участников рынка арт-индустрии Ирина Егорова на заседании круглого стола «Ассамблеи народных ремесел» в Доме национальностей
Фото: Александр Кожохин, "Вечерняя Москва"

«Ассамблея народных ремесел» обсудила пути развития креативной индустрии столицы

Фото: Александр Кожохин, "Вечерняя Москва"
«Ассамблея народных ремесел», совместный проект «ВМ» и Московского дома национальностей, продолжает активно развиваться. Президент Ассоциации участников рынка арт-индустрии Ирина Егорова делится своими соображениями о перспективности и проблемах новой для столицы отрасли креативной индустрии и необходимости пересмотра старого взгляда на столичных ремесленников.

— Ирина Игоревна, сегодня в мире наблюдается довольно интересная тенденция: впервые за много лет возникла конкуренция на уровне «промышленник-ремесленник». Что происходит?

— Меняется структура потребления. Люди больше не хотят ширпотреба. Им нужны красивые и уникальные вещи, но не слишком дорогие.

Поэтому изделия креативных предприятий сегодня очень востребованы. Кроме того, рост цифровизации и роботизации приводит к сокращению рабочих мест. Многие, у кого развито творческое мышление и есть умелые руки, способны реализовать себя в ремесленной деятельности. Тренд DIY (сделай сам или сделай для себя) набирает популярность в большинстве стран мира, в том числе и в России. И если человек по-настоящему увлекается каким-то ремеслом, то это хобби зачастую перерастает в профессиональную деятельность и становится основным источником заработка.

В постиндустриальном мире с его фирменными товарами и сходством продуктов, где бы они ни продавались, нестандартизированный характер ремесел обеспечивает им конкурентоспособность и демонстрирует их яркий контраст.

Совершенно очевидно, что ремесленный сектор, состоящий из мастеров-производителей, оптовиков, розничных продавцов и политиков, небезразличных к современному ремесленничеству, должен начать рассматривать себя как отдельную неиндустриализированную отрасль. И отрасль эта должна относиться к креативной индустрии. А она, в свою очередь, должна создать креативную экономику.

— Как выглядит сегодня креативная индустрия на мировом уровне?

— Мировая креативная индустрия — это 3 процента мирового ВВП. В ней заняты 29 миллионов работников, то есть 1 процент активного населения Земли. Креативная индустрия способствует развитию рынка труда особо уязвимых групп населения — молодежи и женщин.

По сравнению с другими отраслями в креативной индустрии занято больше всего молодежи в возрасте от 15 до 29 лет (около 20 процентов), высока здесь и доля самозанятых (их доля более 30 процентов), малый и средний бизнес также активно включаются в данную сферу. Креативная индустрия способствует развитию новых, гибких форм занятости, обеспечивает приемлемые формы занятости для лиц с ограниченными возможностями здоровья. Такая область креативной индустрии, как «Наследие», к которой относятся народные художественные промыслы и традиционное ремесленничество, позволяет находить резервы для развития сельских территорий и моногородов. Для примера, по количеству создаваемых рабочих мест в Европе креативные индустрии занимают третье место, создавая в 2,5 раза больше рабочих мест, чем автомобилестроение, а включение поддерживающих механизмов государственного регулирования в таком секторе креативной индустрии, как «Традиционное культурное самовыражение», позволило повысить долю занятой молодежи (в общей численности молодежи) на 20 процентов, снизив уровень безработицы среди этой категории населения.

Что еще важно. Промышленность — это всегда господство машины над человеком и капитала над трудом. Ремесла же, в противоположность — отрасль, где машины не доминируют, где децентрализованная структура препятствует жесткому контролю машин и людей.

Мне кажется, что пришло время пересмотреть старые взгляды и перестать относиться к ремесленникам как к «деревенской отрасли» и связывать ее только лишь с культурным наследием.

Почему? Потому что современный ремесленник создает изделия своими руками, при этом производит товары, которые востребованы в широком рыночном пространстве. Продавая их, он извлекает прибыль и тем самым укрепляет национальное богатство. В ремеслах человек, его ум и руки важнее станков и оборудования. И мировой тренд показывает, что сегодня ремесленный сектор рассматривается как отдельная индустрия. Отрасль без индустриализации в традиционном смысле, но с очень широким охватом потребностей людей.

Александр Кожохин, "Вечерняя Москва"
Люди больше не хотят ширпотреба. Им нужны красивые и уникальные вещи, но не слишком дорогие

— Значит, у нас возникла необходимость того, чтобы ремесленники вышли из дезорганизованного состояния?

— Дело не в состоянии, а в условиях. Требуется создание предпосылок для профессионального развития мастеров, что приведет к росту рынка изделий hand-made. Одна из оперативных задач — оградить ремесленную отрасль от мнения, что их изделия низкого уровня дизайна и качества. Ремесленники не нуждаются в снисходительном покровительстве, их портит чрезмерно романтизированное отношение, позиция преклонения, которая порой бытует. Мы часто слышим, что ремесла — это наши скрепы.

Культурные корни у большей части ремесел безусловно есть, но все равно государству стоит относиться к ремесленникам разумно, как к отдельному сектору малого бизнеса, прежде всего. А значит, нужны статистические и экономические данные по рынку ремесленников, нужно понимание, как ремеслам развиваться. Пока невозможно получить данные даже о внутренних продажах, тем более о показателях экспорта. Хотя международный опыт рисует очень оптимистичные картинки по росту экспорта. Во многих странах Европы и Азии эксперты констатируют, что ремесленная продукция стала наконец-то бизнес-предложением.

— И чем нас тут обогащает западный опыт?

— Американский Совет по содействию экспорту ремесленной продукции констатирует, что за последние пять лет произошел рост совокупного экспорта изделий из искусственного металла, дерева, текстиля, вышитых и вязаных изделий, имитационных украшений на 53 процента.

Министерство промышленности и торговли РФ тоже обратило внимание на развитие экспорта в секторе народно-художественных промыслов (НХП), отметив в этой продукции инновационность. Началась активная работа с Российским экспортным центром по представлению продукции НХП на зарубежных выставках. Думаю, это принесет результаты.

В Англии исследования, которые заказал Совет ремесел, тоже дали интересные результаты.

Если оценивать весь бизнес-сектор Великобритании, ремесленники занимают последнее место, но потенциал этого сектора точно такой же, как в других секторах малого и среднего бизнеса. Более всего поразили следующие данные: еще в 2003 году ремесленники Англии (32 000 мастеров) получили совокупный доход более 800 млн фунтов стерлингов. Это оказалось больше, чем рыболовный сектор, лесное хозяйство, производство спортивных товаров, производство мотоциклов и велосипедов. А уже в 2016 году показатели ремесленной отрасли поднялись до уровня 3,6 млрд (!) фунтов стерлингов. Такой рост обусловлен активной поддержкой государством развития креативной индустрии, сектора которой связаны друг с другом и рост одного влечет за собой рост другого.

— Давайте сделаем шаг в сторону и поговорим о том, что очень близко к понятиям народных ремесел, но ими не является. Гжель, Жостово — это ведь уже народные художественные промыслы. Чем их нужно поддерживать?

— Предприятия народных художественных промыслов поддерживаются государством как из федерального, так и из региональных бюджетов, поскольку это безусловно уникальное культурное явление. Павловопосадские платки, гжельский фарфор, хохломская расписная деревянная посуда, жостовские подносы, дымковская игрушка, торжокское золотое шитье — это народное искусство.

Сегодня чуть больше 80 предприятий НХП включено в федеральный реестр Министерства промышленности и торговли РФ. России важно сохранить народные художественные промыслы как культурные основы и духовные скрепы поколений, особенно те исторические промыслы, которым больше сотни лет, оберегая их как подлинное народное искусство, не давая им скатиться в сувенирщину.

Антон Гердо, "Вечерняя Москва"
По мнению Ирины Егоровой, нецелесообразно сравнивать продуктовый магазин и магазин изделий ручной работы

— Ситуация с народными художественными промыслами понятна. Давайте вернемся к ремеслам, которые с вашей точки зрения могут занять свою нишу, став бизнесом самобытным и уникальным.

— У ремесленного бизнеса большие перспективы в XXI веке, но без поддержки вряд ли сами ремесленные предприятия смогут справиться.

Мастер вынужден брать на себя вопросы не только создания, но и сбыта продукции. В этом его надо поощрять и поддерживать. Активное внедрение в рынок позволит ему эффективно коммуницировать с потребителями, получать больше прибыли и в конце концов платить больше налогов. Уже сейчас ремесленники открывают свои авторские салоны или собственные галереи изделий ручной работы.

В работе «Ассамблеи народных ремесел» участвовала галерея, продающая только кукол ручной работы, как традиционно русских, так и коллекционных авторских. Понятно, что продажи у них незначительные и они больше зарабатывают на экскурсиях по галерее и мастерклассах, ведя просветительскую деятельность.

Но поскольку продажи все-таки есть, то возникает торговый сбор, который может задушить бизнес галереи. Москва могла бы оказать огромную помощь, освободив от торгового сбора салоны и галереи изделий ручной работы производства отечественных мастеров и ремесленных предприятий, субсидировать расходы на аренду помещений. Согласитесь, разве можно сравнивать продуктовый магазин и магазин изделий ручной работы? Никогда.

— Сейчас точки сбыта работ ремесленников «привязывают» к туристическим тропам. Как вы к этому относитесь?

— Мне хотелось бы, чтобы специалисты по туризму формировали маршруты в расчете на ремесленные предприятия и мастерские. Не все ремесленники создают сувенирку, следовательно, далеко не все готовы торговать с лотков в местах стоянки туристических автобусов. Кроме того, турист в основном покупает сувениры стоимостью не более 1200 рублей, а основные покупки укладываются в диапазоне от 180 до 600 рублей. Производя изделия вручную, непросто выйти на такую цену, поэтому львиная доля туристических сувениров производится в Китае.

Что тут можно сделать? Во всем мире трендом становится этническая составляющая. Мы, выезжая в любую страну, хотим увидеть ее историю, необыкновенный колорит, увидеть и понять культуру страны, познакомиться с обычаями. Наличие ремесленников является базовым компонентом, который сам по себе привлекает туристов. Ремесленников надо объединять на территориях, в кластерах, как сейчас модно говорить, а вокруг них уже создавать туристические маршруты.

— Как, например, стеклодувные мастерские в Венеции или Праге?

— Именно. Или как рынок ремесел Ковент-Гардене в Лондоне. Или как существующий рынок искусств в Ницце, рынки в Мельбурне, в китайском Хэджоу, в Бостоне. Все они привлекают туристов, которые туда приезжают специально и, конечно же, покупают то, что понравится. Турист ведь хочет из страны привезти уникальную вещь, а не продукцию глобальных брендов, которую можно купить в моллах любой мировой столицы.

Не могу не обратить внимание на качество российской сувенирной продукции дешевого сегмента. К сожалению, не всегда она отличается хорошим дизайном и привлекательностью.

Игорь Ивандиков, "Вечерняя Москва"
Ремесленник, ограниченный в средствах, будет стремиться экономить на всем, в том числе и на качестве

— Что нужно сделать, чтобы уровень продукции ремесленников рос год от года?

— Сейчас много говорят о необходимости и способности к обучению на протяжении всей жизни. Это касается и ремесленников. Очень многие приходят в ремесленничество без художественного или дизайнерского образования.

Было бы неплохо, если бы государство выделяло субсидии общественным организациям для реализации курсов повышения квалификации ремесленников — в том числе по дизайну, маркетингу, продвижению в сети интернет и прочим важным областям знаний, которые необходимы для успеха. Качество готового изделия — это еще и качество оборудования и материалов, которые используются при изготовлении.

Ремесленники были бы рады государственной поддержке в виде субсидии на создание рабочей мастерской. Это важно и с точки зрения повышения качества, и для защиты прав потребителя. Потребитель, покупая что-то у ремесленника, должен быть уверен, что он приобретает изделие безопасное и что прослужит оно ему долго.

Сейчас этот момент вообще выпадает из поля внимания. А значит, ремесленник, ограниченный в средствах, будет стремиться экономить на всем, в том числе и на качестве. Сделать работу ремесленника комфортной и цивилизованной, чтобы всем сторонам было выгодно, — это и есть задача государства. Сам ремесленник в одиночку с этим не справится.

— Разве ремесленник не может взять стартовый кредит в банке?

— Ремесленники — люди по-хорошему одержимые свои делом, у них есть драйв, но вряд ли вы найдете хоть одни банк, который с распростертыми объятиями встретит их и с радостью даст стартовый кредит. Поэтому государственную поддержку, если она состоится, будет трудно переоценить. Признание ремесленников в обществе должно быть не просто в виде акций, грамот, показательных выступлений чиновников высокого ранга, гораздо большую пользу принесет появление плакатов на фасадах зданий, остановках транспорта и в других общественных местах, которые будут формировать позитивное отношение к изделиям ручной работы и к позиционированию этого вида творчества как традиционного и в то же время современного. Это же касается и рекламы на телевидении. Думаю, все хорошо представляют расценки на рекламу? Ну не под силу мелкому ремесленнику хоть как-нибудь пробраться в СМИ.

— А ярмарки выходного дня продуктивны?

— Ограничиться лишь созданием временных ярмарок — тоже не совсем правильно. Заходя в модный бутик, вы зачастую найдете в продаже украшения и аксессуары ручной работы. Рынок ремесленной продукции гораздо шире, чем ярмарки выходного дня и лотки на туристических маршрутах. Изделия ручной работы должны проникать в разные бизнесы. Например, хозяева кафе могут заказывать посуду у гончаров и керамистов, а владельцы ресторанов — у «фарфоровых» фабрик. А где-то могла бы быть уместна гжельская посуда или дятьковский хрусталь.

И вот эти связки надо искать, продвигать, с ними можно и нужно работать. Кстати, в этом могут помочь общественные организации, которые уже работают над развитием ремесленничества. Их тоже надо стимулировать, так как именно они способны свести к минимуму расходы ремесленников на рекламу, продвижение, на участие в мероприятиях и т. д.

На меня произвел впечатление опыт одной американской ассоциации, которая раз в месяц собирает всех блогеров, демонстрирует им новинки от ремесленников, а блогеры затем рассказывают о продукции на своих страницах.

У нас пока такой работы не ведется.

Было бы своевременным провести исследование по спросу на изделия ручной работы как внутри страны, так и на экспорт. Индия в свое время проанализировала ассортимент и определила, что текстиль, изделия из металла и керамики обладают большим потенциалом для развития. Сегодня индийские ремесленники формируют 2 процента в экспорте. В Китае на долю ремесленников приходится 17 процентов экспорта, и государство оказывает им беспрецедентную помощь, финансируя оснащение и механизацию процессов ремесленников, где это возможно, чтобы снизить стоимость изделий и повысить производительность труда. Китай нацелен на то, чтобы ремесленники активно продавали свои изделия за рубеж. Государство помогает им с логистикой, чтобы быстро, недорого и эффективно доставлять товары в любую точку мира.

— Что вы ждете от «Ассамблеи народных ремесел» в контексте нашего разговора?

— Во-первых, она могла бы собрать все предложения о возможной государственной поддержке ремесел в Москве, оформить в единый документ и инициировать создание межведомственной рабочей группы, например при Департаменте науки, промышленности и предпринимательства, по разработке «дорожной карты» развития ремесленничества в Москве.

Хотелось бы, чтобы в «дорожной карте» отдельным пунктом было создание территории для ремесленников, где будут размещаться мастерские, магазины изделий hand-made, выставочные залы и площадки для ярмарок, куда будут приезжать туристы и москвичи круглый год.

Во-вторых, необходимо составить реестры магазинов, которые продают изделия ручной работы, и все-таки найти решение, чтобы освободить их от торгового сбора и, возможно, частично субсидировать расходы на аренду.

В-третьих, нужна грантовая поддержка ремесленникам для развития их деятельности. Ну и, наконец, социальная реклама — хорошо бы сделать месяц рекламы изделий ручной работы на улицах Москвы и в столичных СМИ. Учредить ежегодную премию «Московский ремесленник». Нам очень важно начать делать шаги, которые помогут московскому ремесленничеству стать успешным и эффективным, а также создать опыт, который можно было бы транслировать во все регионы страны!

СПРАВКА

Ирина Егорова родилась 29 сентября 1970 года в Ульяновске. Президент Ассоциации участников рынка арт-индустрии; эксперт по проекту «Комфортная правовая среда» партии «Единая Россия»; заместитель руководителя рабочей группы по подготовке законопроекта Государственной думы о ремесленной деятельности; член экспертного совета при Минпромторге по развитию индустрии детских товаров.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Подписывайтесь на канал «Вечерней Москвы» в Telegram!

Президент Ассоциации участников рынка арт-индустрии Ирина Егорова на заседании круглого стола «Ассамблеи народных ремесел» в Доме национальностей
Фото: Александр Кожохин, "Вечерняя Москва"
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Новости СМИ2

Новости партнеров